0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фото гранаты «Блокадницы»

Дневник другой Тани. В блокадном Ленинграде случались чудеса

На всю страну известен лишь дневник «>Тани Савичевой , который содержит девять страшных строк. Каждая посвящена смерти одного из близких. Последняя запись: «Осталась одна Таня». «АиФ» разыскал блокадный дневник другой ленинградской школьницы, Тани Вассоевич . Они обе жили на Васильевском острове. Таня Савичева сначала ослепла, потом сошла с ума от пережитого и умерла в эвакуации. Скупые строки её дневника стали обвинительным документом на Нюрнбергском процессе. Таня Вассоевич выжила и ушла из жизни два года назад — в январе 2012 г.

Дневники двух Тань — как две стороны медали. Тёмная сторона — трагическая смерть, светлая — победа выживших.

Подвиг Тани

Дневник Тани Вассоевич хранится в доме её сына, профессора Санкт-Петербургского государственного университета Андрея Вассоевича. Таня начала делать записи 22 июня 1941 г. Здесь и первые бомбардировки Ленинграда, и 18 июля 1941 г., когда кольцо вокруг города ещё не сомкнулось, но уже были введены карточки на продукты. В сентябре — первое занятие в художественной школе, которое не состоялось: «Наш преподаватель, сложив мольберт, сказал, что идёт добровольцем на фронт». Занятия в средней школе начались в ноябре: «Наш класс был почти в полном составе» (потом в классе их останется двое мальчиков и девять девочек из сорока). Таня описывает бесконечное стояние в очередях за порцией хлеба, которая для детей и неработающих за несколько месяцев ужалась с 400 г в день до 125. Они варили столярный клей и ели его.

Как великое счастье Таня описывает случай, когда они стояли в очереди за продуктами вместе с одноклассником и им досталась дуранда (спресcованная плитка из шелухи подсолнуха. — Ред.). Для покупки продуктов по карточкам были нужны деньги, а в их семье средств катастрофически не хватало. И старший брат, вместо того чтобы съесть свою порцию хлеба, продавал её на рынке, а деньги отдавал маме, чтобы она могла отоварить новые карточки. Он делал это, пока мама не догадалась и не запретила так поступать.

Старший брат девочки, 15-летний Володя, умер от голода 23 января 1942 г. в 6.28 — записано в дневнике. А Таниной мамы, Ксении Платоновны, не стало 17 февраля 1942 г. в 11.45. «Той зимой в городе умирало более 4 тысяч человек в день. Трупы собирали и хоронили в братских могилах. На Пискарёвском кладбище в братских могилах похоронено более полумиллиона человек, — говорит профессор Вассоевич. — Таня, будучи 13-летней девочкой, на оставшиеся деньги купила для брата гроб. Её мама этим заниматься уже не могла, она от слабости не вставала». Смоленское кладбище города было закрыто, там не принимали покойников, однако Таня уговорила сторожа вырыть могилы. Из дневника: «На похоронах брата была тётя Люся, я и Толя Таквелин — Вовин лучший друг и одноклассник. Толя плакал — это растрогало меня больше всего. На похоронах мамы была я и Люся. Вова и мама похоронены в настоящих гробах, которые я покупала на Среднем проспекте у второй линии. Худяков (сторож на кладбище. — Ред.) вырыл могилы за крупу и хлеб. Он хороший и был добр ко мне».

Когда умерла Танина мама, её тело лежало в квартире 9 дней, прежде чем девочка смогла организовать новые похороны. В дневнике она нарисовала план участка (см. рисунок Тани. — Ред.) и отметила места захоронения близких в надежде, что, если выживет, обязательно установит на могилах памятники. Так и произошло. На рисунке с кладбищем Таня, обозначая даты смерти брата и мамы и их похороны, использовала придуманный ею шифр: она понимала, что родственников на закрытом Смоленском кладбище похоронила полулегально. Лишь потому, что сторож Худяков был тронут её детской заботой и пошёл навстречу просьбе ребёнка. Измождённый не меньше других, он рыл могилы в почти сорокаградусный мороз, подкрепившись кусочком хлеба, который Таня получила по карточке умершего брата. Потом она рассказывала сыну, профессору Андрею Вассоевичу, что по-настоящему страшно ей стало, когда она оформляла свидетельство о смерти брата: «Регистратор в поликлинике достала карточку Вассоевича Владимира Николаевича и крупным почерком написала слово «умер».

Золотая рыбка

«Мама и её погибший старший брат были очень близки, — рассказывает Андрей Вассоевич. — Владимир увлекался биологией, вся их квартира была уставлена цветами, а для сестры он устроил аквариум с рыбками. В 1941-1942 гг. в Ленинграде была небывало холодная и снежная зима. Люди ставили в квартирах буржуйки, топили их мебелью. Мама с братом кутались в одеяло и чертили планы дворцов с бассейнами, рисовали оранжереи. Недаром мама после войны поступила в институт на архитектурный факультет. В блокадную пору в их районе на Васильевском острове продолжала работать библиотека, куда они ходили за книгами. Мама говорила, что никогда не читала столько, как во время блокады. А её мама, пока были силы, каждый день дежурила на крыше — караулила зажигательные бомбы. Артобстрелы и бомбардировки были каждодневными. Ленинград не просто был в кольце блокады, за него все эти почти 900 дней шли бои. Ленинградская битва была самой длинной за всю историю войны. В директиве Гитлера № 1601 от 22 сентября 1941 г. о Ленинграде чёрным по белому сказано: «стереть город с лица земли», а про его жителей: «мы не заинтересованы в сохранении населения».

После потери мамы и брата весной 1942 г. с Таней произошло чудо. В её опустевшей квартире стояла глыба льда — подарок брата, замёрзший аквариум с застывшими во льду рыбками. Когда лёд растаял, с ним оттаяла и одна золотая рыбка и вновь начала плавать. Эта история — метафора всей блокады: врагу казалось, что город должен быть мёртв, выжить в нём невозможно. Но он выжил.

Память сердца

«В 90-х годах стало модным говорить о том, что в Ленинграде процветал каннибализм, а люди потеряли человеческий облик, — маму это страшно возмущало. Вопиющие единичные случаи пытались представить массовым явлением. Мама вспоминала, как к ним пришла учительница музыки и сказала, что её муж умер от голода, а Володя воскликнул, что если бы он знал, то отдал бы ему свой хлеб. А через несколько дней не стало его самого. Мама часто вспоминала благородные поступки блокадников. Её дневник перекликается с тем, что писала пережившая блокаду поэт Ольга Берггольц: «. мы счастье страшное открыли — /Достойно не воспетое пока,- /Когда последней коркою делились, /Последнею щепоткой табака». «Город выжил, потому что люди думали не о себе, а о других», — говорит профессор Вассоевич.

«Чувство долга», «дружба» — это слова из Таниного дневника. Когда она узнала, что умер папа её лучшей подруги, которая была в эвакуации, она похоронила его рядом со своим братом: «Я не могла, чтобы он остался на улице». На похороны голодная девочка потратила последние крохи продуктов.

Весной 1942 г. Таню эвакуировали из Ленинграда. Несколько недель на разных эшелонах она добиралась до Алма-Аты, храня как зеницу ока дневник и фотографии близких. В эвакуации Таня наконец встретилась с отцом — известным геологом-нефтяником. Когда сомкнулось блокадное кольцо, он был в командировке и оказался оторванным от семьи. Оба после войны вернулись в Ленинград. В родном городе Таня сразу же пошла к лучшему другу своего покойного брата, Толе, тому самому, что плакал на похоронах. От его мамы она узнала, что юноша умер вскоре после её брата. Таня пыталась найти ещё четырёх друзей Володи — все они умерли в блокаду. Татьяна Николаевна много лет своей жизни посвятила преподаванию детям живописи. И всегда говорила им: «Ведите дневник, потому что дневник — это история!

Читать еще:  Патрон .44 Magnum / 11.18x33 R

Ленинград не был стёрт с лица земли. Можем ли мы сегодня сказать то же самое о нашей памяти о войне? Не стирается ли она в нашем сердце? Горько, что 95 страниц дневника 13-летней школьницы-блокадницы не изданы. Из него современные подростки могли бы узнать о войне больше, чем из некоторых учебников и современных фильмов.

achernega

Прогулки по Петербургу

заметки краеведа

Изучая историю города, всегда интересно общаться со старожилами, которые помнят нашу Родину такой, какой уже давно нет. Так дело обстоит со многими спальными районами Ленинграда-Петербурга, выросшими на месте деревень и совхозных полей. Не исключение и Ржевка-Пороховые. С малых лет здесь живёт Валентина Андреевна Ефимова. Она рассказала о старых Пороховых. О том, как здесь жили, где учились, работали, как отдыхали.


Кинотеатр «Звёздочка». За ним в перспективе — «дежурка».

Центральной улицей Пороховых считалась улица Коммуны. Здесь, на углу с 4-й Жерновской линией работал кинотеатр «Звёздочка». У нашего кинотеатра мы встречались, назначали свидания. Смотрели все новые фильмы. Всего там было 300 мест. В Большой Охте на берегу реки был кинотеатр «Огонёк». Иногда и туда ездили на хорошее кино.
При заводе «Пятилетка» (сейчас «Химволокно») был клуб. Мы туда ходили на танцы, смотрели фильмы. При Химкомбинате (сейчас «Пластполимер») тоже был клуб, где собиралась молодёжь. Там устраивались концерты, выступали артисты эстрады.

Ещё одним местом массового отдыха жителей Пороховых был Лесопарк у начала Пундоловской дороги. Это место называли Пундоловкой. Здесь отмечали первое мая. Для отдыхающих открывались буфеты. Играла музыка. В речке Пундоловке (сейчас на картах показана как река Лапка) летом купались, здесь же загорали. Вода в реке была чистой, в ней даже водились щуки. Сейчас в Пундоловке остался только лишь один стол для игры в домино.

На Пороховых было три продуктовых магазина. Рядом со «Звёздочкой» в деревянном двухэтажном доме работала «дежурка». Она работала до 10 часов вечера. Рабочие шли с заводов и отоваривались. Мы бегали туда за хлебом в 6 утра.


Дом со сберкассой

На углу улицы Коммуны и 4-й Жерновской работала сберкасса. Там, где сейчас стоит кирпичное здание с медицинским центром, находилась школа №20. За мостом через Луппу был дровяной склад, где мы покупали дрова. У всех ведь было печное отопление.

Среди жителей Пороховых всегда было много цыган. Жили они везде, в том числе на Водопроводной улице. На своих дворах держали лошадей, коров. Помнится, что некоторые из них приезжали на лошадях к кинотеатру «Звёздочка» и танцевали.

Все улицы оставались мощены булыжником. На велосипеде если упадёшь – раздерёшь все ноги. Была ещё Белая дорога – это шоссе Революции, потому что вела к церкви. Изредка на велосипедах по мощёному булыжником шоссе мы гоняли в Колтуши. Отец оставил харьковский велосипед. Высокий, тяжёлый. А мы то маленькие ещё были. Откручивали седло, к раме привязывали подушку, садились и ехали.

Пороховые были рабочей окраиной Ленинграда. Все работали на заводах, которые находились у плотины: «Пятилетка» (№516), Химкомбинат, «Электропульт» (№4). Ближе к Ржевке работал Краснознамёнец. На Ржевке был хлебозавод, где и сейчас хлеб продают.

На Рябовском шоссе за улицей Коммуны было кольцо автобусов, которые ходили за город.

Трамвай до Ржевки поначалу не доходил. Линия заканчивалась кольцом, существующим и сейчас. Сюда ходили трамваи №10, 30. После войны пустили 12-й трамвай, на котором я ездила на Невский проспект в институт. До Ржевки ходили пешком. До Ржевки трамвай пустили, так как там работали завод «Краснознамёнец», военный полигон. Это случилось перед самой войной.

Мы жили в двухэтажном деревянном доме №34 напротив 26-го отделения милиции. Он был во дворе, примерно на углу улицы Лазо и 4-й Жерновской улицы (теперь это Ириновский проспект).

Первые два класса я отучилась в Ильинской слободе, в длинном-предлинном здании при церкви, которую закрыли ещё в 1939 году. В третий класс я ходила в 133-ю школу, где сейчас ГАИ.

В первый же день войны отца забрали в армию шофёром. Он возил хлеб по Ладоге, был обморожен, в 1942 году лежал в госпитале у Смольного. Потом опять ушёл на фронт и погиб в 44 году.

Я была старшим ребёнком в семье. Мне было 11 лет, когда началась война, одному брату 9 лет, младшему — 3 года. Ещё сестрёнка была, которая родилась 5 июня 1941 года.

Первые блокадные месяцы мы не учились, так как были закрыты школы. Вновь занятия начались 1 января 1942 года, вышел специальный указ, дабы 12-летних детей отправить в школу. До этого три месяца я работала на полях Выборгского совхоза, рядом с Пороховыми.

В блокаду наш дом, как и другие муниципальные деревянные здания, разобрали на дрова. Нам давали квартиру на Перекупном переулке, в центре. Но могли ли мы туда переехать в 1942 году? Там ведь ни воды, ни травы, ни дров – ничего! А здесь был огород.

Мы переехали в бывшую конюшню во дворе дома №20. Её разделили между семьями. Там ничего не было. Воду мы носили от колонки, которая находилась через дорогу около 26 отделения милиции. Рядом была прачечная.

Моя мама работала на заводе «Пятилетка». Она собирала снаряды. Так как имела дело с тротилом, то заболела астмой, стала инвалидом. Впоследствии, около 30 лет своей жизни мне довелось отдать маме, ухаживала за ней как за маленьким ребёнком.

В войну на заводе открылся цех для детей 12-17 лет. Мы работали в две смены, делали противотанковые мины. Я получала рабочую карточку, зарабатывала 250 грамм хлеба. Получала и деньги, но их потратить было не на что, так как магазины не работали.

Наша конюшня отапливалась буржуйкой, трубу от которой вывели в окно. Дрова для неё брали в лесу. Собирали хворост. Кроме того, через лесопарк проходила высоковольтная линия. Зимой электричества не было, деревянные столбы упали. Их мы с братом пилили и на санках везли домой. Благодаря лесопарку наша семья осталась жива. Здесь были не только дрова, но и трава, вода, которую мы брали из Пундоловки.

Когда началась война, в Пороховых начали копать окопы. Правда осенью они заполнились водой и стали бесполезны. В лесу полно было военных, здесь стояли защищавшие заводы зенитки. В окопах жили солдаты. Тут же был госпиталь. Под госпиталь была отдана и 133-я школа.

В 1946 году в Пороховых пленные немцы начали строить кирпичные жилые дома. Некоторое время нас ещё кормил собственный огород, который получился после срытия окопов. На нём мы выращивали хряпу, капусту, свёклу. турнепс. Семена маме давали на работе. А в 1953 году при начале строительства «хрущёвок» огород у нас отобрали.
В 1957 году нас переселили в только что сданный дом №58 по улице Коммуны. Там нам дали комнату на третьем этаже. 24 квадратных метра на четверых: маму и троих детей.

8, 9 и 10 классы я посещала в рабочей школе. Она находилась на углу улиц Коммуны и Красина, была деревянной. Сейчас на этом месте растут деревья.

Когда братья женились, им давали комнаты в других коммунальных квартирах. Один брат получил от Химкомбината комнату в одном из деревянных двухэтажных домов в Ковалёво. Второй брат после женитьбы получил меньшую по площади комнату в доме №51 по улице Коммуны. В 1964 году комнатами нам пришлось поменяться, так как с братом и его женой жила ещё тёща и другие родственники, а нас с мамой оставалось только двое.

Читать еще:  Патрон 4.25x10 Lilliput

Однажды, примерно в 80-м году, в «Ленинградской правде» мы прочитали, что здесь будет метро! На углу Ириновского и Коммуны! Мама говорила: «хоть бы мне дожить до этого». А в 1955 году я её возила показывать первые станции ленинградского метро. Мы туда ездили как на праздник.

В конце 1970-х годов началась застройка Ржевки-Пороховых. Совхоз перевели в Янино.


Новостройки улицы Коммуны, 1982 год

Нас с мамой поставили в очередь на получение квартиры как семью погибшего в войне. Но в 1981 году мама умерла, и меня хотели снять с очереди. После долгой и тяжёлой борьбы с чиновниками в 1993 году мне всё-таки дали однокомнатную квартиру в доме на Белорусской улице. Уже в старом фонде, где 11 лет кто-то прожил. Мне её даже не показали перед получением ордера. «Смотровую» дали, но показали другую, с такой же планировкой. В мою дверь была забита гвоздём.

Квартира была в ужасном состоянии. Кухня без мойки, одни трубы торчали. В туалете всё разбито. В ванной всё страшное, нет раковины. В комнате — свалка. Все родственники, которые в блокаду эвакуировались или позже приехали из деревни, получили хорошие новые квартиры. А я, прожившая здесь в блокаду… Хорошо, что помогли родственники, привели жилище в порядок. Теперь мы тут живём с братом.

Вот такой оказалась история Пороховых, рассказанная от первого лица. Судьба Валентины Андреевны Ефимовой оказалась не легкой. Впрочем, и в свои годы выглядит она весьма бодро, занимается общественной деятельностью – работает в совете ветеранов. Здоровья Вам, Валентина Андреевна!

ММГ советской ручной гранаты «Блокадница» (73226)

Оригинальная граната в очень хорошем коллекционном состоянии. Чугун, краска. Граната деактивирована в соответствии с ФЗ РФ « Об оружии» ( корпус просверлен, удалены запал и взрывчатые вещества). Как правило, под « Блокадницей» подразумевается граната из минометной мины, хотя и встречались кустарные « блокадницы» из 30-мм гранат для винтовок и гильз для 30 и 45-мм пушек. Граната осколочного поражения, оборонительного назначения, что подразумевает радиус поражения осколками больше, чем дальность броска. Гарантия подлинности.

Историческая справка:

В 1941 году военные инженеры из АНИОПа стали проводить исследования по использованию бракованных корпусов от 50-мм миномётных мин 53-О-822 в качестве ручных осколочных гранат. Корпуса этих мин изготовлялись из стали и чугуна. Так стальные 50-мм мины, как правило, переделывались посредством отрезание воздушного стабилизатора и вворачиванием в эбонитовую заглушку головной части запал Ковешникова или запал УЗРГ. Мины из чугуна имели стабилизатор с откручивающей резьбой, через который могли вкручивать запал, а также в головной части в эбонитовую крышку. Граната не была принята на вооружение РККА, но поступала в войска от различных кустарных мастерских в первые дни ВОВ для РККА, которые остро нуждались в боеприпасах. Хоть граната и не была принята на вооружения, но для данных образцов были присвоены индексы ГРАУ. Так граната из стальной мины получила индекс 57-Г-721МС, а чугунная 57-Г-721МЧ. Так как граната массово производилась в блокадном Ленинграде, из-за чего получила название «блокадница». По эффективности гранату из 50-мм минометной мины можно сравнить с гранатой Ф-1. Иногда для гранаты в качестве взрывчатых веществ использовали другие взрывчатые вещества помимо тротила.

Интернет-магазин военного антиквариата и антикварного оружия «Землянка»® (zemlyanka) выставляет свои и комиссионные лоты на различных торговых интернет-площадках, магазинах в г. Воронеже, а также собственном интернет-магазине.

Убедительно просим перед покупкой интересоваться наличием лотов. Т.к. возможно их нет в наличии по нескольким причинам:

— их заказали на другой интернет-площадке, нашем сайте или купили в магазине!
— большинство наших лотов — это предметы выставленные на комиссию и комитент может не успеть нам сообщить об отсутствии лота.

Обращаем Ваше внимание, что сотрудники магазина выходят на связь в будние дни с 10.00 до 17.00, в остальное время оперативная связь возможна.

ВАЖНО. Уважаемые покупатели, все наши предметы, выставленные на продажу не предназначены для пропаганды идей нацизма и может использоваться только в научно-исторических и художественных целях.

— НАЛОЖЕННЫЙ ПЛАТЁЖ НЕ ПРИМЕНИМ!

— по безналичному расчету по счету юридического лица.

— по квитанции формы ПД-4 (как за квартиру) в любом банке.

— по системе «CONTACT» на имя физ. лица, информацию о комиссии, местах, как и где, отправить перевод можно узнать здесь: www.contact-sys.com

— по системе «Золотая корона» на имя физ. лица, информацию о комиссии, местах, как и где, отправить перевод можно узнать здесь: www.perevod-korona.com. Сделать перевод можно на сайте http://www.perevod-korona.com/Pages/online-perevod.aspx с помощью карты Visa или Mastercard любого банка.

— денежный перевод на карту Сбербанка.

— денежный перевод на карту Альфа-банка.

— для иностранных покупателей возможна (!) оплата по системе «Western Union», «Pay-Pal».

Комиссионные расходы за перевод денежных средств, при оплате заказа, ложатся на заказчика.

1. Доставка почтой России. Стоимость закладывается автоматически (по умолчанию) – 300 рублей; в эту стоимость входит тариф ФГУП Почты России + стоимость упаковочного материала (пузырчатая плёнка, пластиковый конверт или картонная коробка) + расходы по доставке посылки на Главпочтамт. К примеру в почтовом отделении стоимость пластикового пакета доходит до 100 рублей или картонной коробки до 150 рублей. У нас с почтой заключён договор, и поэтому все платежи производятся по безналичному расчёту. Все отправлению по умолчанию тарифицируются как ценная посылка с оценкой в 100 рублей. Тарифы Почты России с определённой периодичностью повышаются. К примеру стоимость посылки до 1 кг в Ростов-на-Дону обойдётся в 210-230 рублей (расчёт произведён на официальном сайте ФГУП Почта России https://www.pochta.ru/parcels). Стоимость доставки может быть пересчитана, если вес или размер посылки превышает допустимый. Срок доставки: от 4 до 20 дней, в зависимости от удалённости региона. Наши сотрудники отвозят посылки на Главпочтамт (индекс 394009) и через некоторое время (1-5 дней) забирают почтовые квитанции (чеки). Заказчику высылается идентификационный номер отправления – 14 цифр, по которому можно отслеживать свой заказ на сайте почты России https://www.pochta.ru/tracking.

Всевозможные дисконты или скидки, в том числе по оплате доставки лучше обсуждать до момента покупки, чтобы потом не было недоразумений!

2. Доставка грузовой компанией (Деловые линии). Стоимость доставки оплачивается при получении. Срок доставки: от 4 до 20 дней, в зависимости от удалённости региона. Заказчику высылается номер накладной, по которому можно отслеживать свой заказ на сайте грузовой компании.

3. Доставка курьерской компанией. Стоимость рассчитывается отдельно, в зависимости от региона, веса и габаритов предметов заказа. Срок доставки: от 1 до 7 дней. Заказчику высылается номер накладной, по которому можно отслеживать свой заказ на сайте курьерской компании.

Если Вы оплачиваете по безналичному расчёту, то в поле назначение платежа нужно писать: «Оплата лота №___ на сайте на http://. .ru» (нужно вписать номер лота, купленного на сайте на www. ru). Если Вы оплачиваете другими способами, то назначение платежа: «частный перевод». В случае невыполнения данного условия, платёж не будет засчитан!

Оплату рекомендуем произвести в течение трёх рабочих дней с момента получения письма, подтверждающего наличие лота, в противном случае оставляем за собой право отправить запрос на возврат платы за сделку и в дальнейшем поставить отрицательный отзыв.

После получения оплаты отправка заказа производится в течение 1-7 дней. Это обусловлено временными затратами на укомплектование заказа и большого объёма почтовых отправлений. Почтовый идентификатор обязательно будет Вам выслан на эл. почту. После оплаты не забудьте написать способ оплаты (по возможности прислать скан квитанции) и уточните адрес доставки и ФИО получателя. Также, если не затруднит, после получения предмета оставьте отзыв. Благодарим Вас за интерес к нашим лотам.

Читать еще:  Фото: Попадание "Коктейля Молотова". Подборка-3

Возврат заказа и денежных средств

Если Вам не понравилось качество товара, т.е. оказались некие дефекты, которые не были указаны в описании или не были видны на фото, то Вам необходимо написать об этом и изложить суть претензии. Мы незамедлительно отреагируем на Ваше письмо, где предложим несколько вариантов выхода из сложившейся ситуации:

— Предметы остаются у Вас в коллекции, но на следующий заказ Вы получаете максимально возможную скидку.

— Предмет может быть заменён на аналогичный с доплатой или без. В таком случае необходимо выслать предмет на почтовый адрес магазина. После получения его нами вам будет выслан выбранный заново предмет.

— Предмет высылается магазину, после получения заказчику возвращаются деньги.

— почтовые расходы заказчика на возврат предметов возмещает магазин.

— возврат денежных средств производится на банковский счёт заказчика при предоставлении полных реквизитов банка.

— срок представления претензий 14 календарных дней.

— срок возврата денежных средств 10 рабочих дней после возврата посылки отправителю.

С уважением, Магазин военного антиквариата «Землянка».

Страшные воспоминания девочки, выжившей в блокаду в Ленинграде

«Ленинград, Ленинград я еще не хочу умирать…»

Шестилетняя девочка чудом пережила страшную блокаду

«Приходилось есть даже землю»

Маршруты ее жизни удивительны: по линии матери прослеживаются немецкие корни, в шесть лет выжила в блокадном Ленинграде, работала в Карелии и Казахстане, а ее мужем стал бывший узник концлагеря в Озаричах…

— Когда я родилась, акушерка сказала, как в воду глядела: непростая судьба уготована девочке. Так и вышло, — начинает рассказ Элеонора Хаткевич. Живет моя собеседница одна, дочь с зятем — в Вилейке, помогает ей соцработник. Из дома практически не выходит — сказывается возраст, проблемы с ногами. О происходившем более 70 лет тому назад помнит в деталях.

Ее дед по материнской линии, Филипп, был родом из поволжских немцев. Когда в 1930-е там начался голод, он эмигрировал в Германию, а бабушка Наталья Петровна с сыновьями и дочерью Генриеттой, матерью Элеоноры, перебралась в Ленинград. Прожила недолго — попала под трамвай.

Отец Элеоноры, Василий Казанский, был главным инженером завода. Мать работала в отделе кадров института. В канун войны ее 11-летнего брата Рудольфа отправили в пионерский лагерь в Великих Луках, однако тот вернулся до начала блокады. В воскресенье, 22 июня, семья собиралась ехать за город. Со страшным известием пришел отец (он спускался в магазин купить батон : «Жинка, никуда не едем, война началась». И хотя у Василия Васильевича была бронь, сразу направился в военкомат.

— Мне запомнилось: перед тем как уйти в ополчение, отец принес нам мешочек чечевицы килограмма на два, — рассказывает Элеонора Васильевна. — Так и стоит в глазах эта чечевица, похожая на таблетки валерьянки… Тогда мы жили скромно, никакого изобилия продуктов, как в наши дни.

У блокадницы привычка: мука, крупа, растительное масло — всего должно быть дома с запасом. Когда был жив муж, подвалы всегда были заставлены и вареньями, и соленьями. А когда умер, раздала все это бездомным. Сегодня, если не съедает хлеб, подкармливает соседских собак. Вспоминает:

— В голодные блокадные дни приходилось есть даже землю — ее приносил брат со сгоревших Бадаевских складов.

Она бережно хранит похоронку на отца — его убили в 1942 году…

«Крошки — только Элечке»

Когда их собственный дом полностью разбомбили, семья Элеоноры оказалась в бывшем студенческом общежитии. Генриетта Филипповна, которую в семье называли Александрой, сумела найти после бомбежки на месте своей квартиры только несколько старых фотографий. В первое время после начала блокады она ходила убирать трупы с улиц — их складывали в штабеля. Большую часть своего скудного пайка мать отдавала детям, поэтому слегла первой. Выходил за водой и хлебом только ее сын. Элеоноре Васильевне запомнилось, что в те дни он был особенно ласковым:

— Мамуленька, я только понюхал кусочки два раза, а крошки все собрал и вам принес…

Элеонора Васильевна собрала много блокадных книг, в одной из них она наткнулась на фотографию брата, набирающего воду в полузамерзшем ручье.

По Дороге жизни

В апреле 1942 года Казанских закутали в чужие тряпки и вывезли по Дороге жизни. На льду была вода, ехавший за ними грузовик провалился, а детям взрослые прикрыли глаза, чтобы не увидели этого ужаса. На берегу их уже ждали в больших палатках, дали пшенной каши, вспоминает блокадница. На вокзале выдали по две буханки хлеба.

— Детям сделали рентген, и врач сказала маме: «Наверное, ваша девочка много чаю пила, желудочек большой, — плачет собеседница. — Мать ответила: «Невской воды, только ею спасались, когда хотелось есть».

Многие прибывшие вместе с ними ленинградцы умирали с куском хлеба во рту: после голода нельзя было есть много. А брат, никогда не просивший поесть в Ленинграде, в тот день умолял: «Мамочка, хлебца!» Она отламывала по маленькому кусочку, чтобы ему не стало плохо. Позже в мирное время Александра Филипповна говорила дочери: «В жизни нет ничего страшнее, чем когда твой ребенок просит есть, и не лакомства, а хлеба, но его нет…»

Выбравшись из блокадного города, семья попала в госпиталь, заново учились ходить «по стеночкам». Позже эвакуированные попали в Кировскую область. У Акулины Ивановны, хозяйки дома, где они жили, муж и дочка были на фронте:

— Бывало, испечет круглый хлеб, режет его ножом-полусерпом, наливает козье молоко, а сама на нас смотрит и плачет, такие мы худые.

Был случай, когда только чудом Рудольф не погиб — его затянуло в механизм сельхозмашины. За давностью лет ее точное название Элеонора Васильевна не помнит. Зато в памяти осталась кличка коня, за которым она помогала ухаживать, когда семья перебралась в Карелию на лесозаготовки, — Трактор. В 12—13 лет она уже помогала матери, трудившейся в колхозе. А в 17 лет вышла замуж и родила дочку. Но замужество оказалось большой бедой, что заранее чувствовала и ее мать. Помучавшись несколько лет, Элеонора развелась. В Молодечно ее позвала подруга, уехали вместе с маленькой дочкой Светой. Ее будущий муж, Анатолий Петрович Хаткевич, работал тогда начальником гаража, познакомились на работе.

— В одиннадцать лет с матерью и сестрой он оказался в концлагере под Озаричами, — продолжает Элеонора Васильевна. — Лагерь представлял собой огороженное проволокой голое пространство. Муж рассказывал: «Лежит дохлый конь, рядом вода в луже, и из нее пьют…» В день освобождения с одной стороны отходили немцы, с другой — шли наши. Одна мать узнала сына среди подходивших советских солдат, крикнула: «Сынок. » И на его глазах ее подкосила пуля.

Сошлись Анатолий и Элеонора не сразу — на некоторое время бывшая ленинградка уехала к брату на целину. Но вернулась, и на Новый год пара расписалась. Впереди ждало непростое испытание — любимая дочка Леночка в 16 лет умерла от рака мозга.

Прощаясь, Элеонора Васильевна обняла меня как родную — мы ровесницы с ее внучкой:

— На второй день после похорон мужа к нам на балкон прилетели два голубя. Соседка говорит: «Толя и Леночка». Я покрошила им хлеба. С тех пор каждый день прилетают по 40 штук. И я кормлю. Перловку, овсянку покупаю. Приходится каждый день балкон мыть. Однажды попробовала прекратить, пью чай, они в окно стучат. Не выдержала. Я голод испытала — как я могу их оставить.

Фото автора и из семейного архива Элеоноры ХАТКЕВИЧ

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector