22 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Описание противотанковых гранат РПГ-6 и РПГ-43

Описание противотанковых гранат РПГ-6 и РПГ-43

Обновления

Навигация

Ручные противотанковые гранаты РПГ-40, РПГ-41, РПГ-43, РПГ-6

В самом начале Второй мировой войны выявились не только возможности танков как главной ударной силы маневренной войны, но и недостатки противотанковой обороны пехотных частей, формировавшейся на основе довоенных концепций ведения боя. Потребовалось усиление противотанкового вооружения пехоты — в том числе и индивидуального, рассчитанного на применение рядовым бойцом при отражении танковых атак на позиции отделения или взвода. Таким оружием должны были стать ручные противотанковые гранаты.

Опыт применения ручных гранат против танков приобретался еще в годы Первой мировой войны. В довоенных уставах и наставлениях предписывалось применение против бронетехники связок из ручных осколочных гранат РГД-33, и в качестве крайней меры в первый год войны такие связки себя отчасти оправдали. Однако еще до начала их массового применения стало ясно, что добиться своевременного и точного разрыва на цели гранаты с дистанционным взрывателем при броске на малые расстояния практически невозможно.

В 1940 году была разработана конструктором М. И. Пузыревым и принята на вооружение первая в СССР ручная граната, предназначенная для борьбы с бронированными целями — РПГ-40 (ручная противотанковая граната образца 1940 года). Она была создана на основе гранаты РГД-33 и унаследовала ее основную компоновку (механизм в рукоятке, заряд ВВ в цилиндрическом жестяном корпусе и вставление детонатора в осевой канал заряда через отверстие в крышке), однако дистанционный механизм был заменен на инерционный, срабатывавший в момент удара гранаты о цель. Общая масса гранаты составила 1200 г, из них 760 г приходилось на заряд ВВ. Фугасного действия гранаты было достаточно для разрушения брони толщиной до 20 мм или повреждения ходовой части (гусениц, подвески катков или колес) танков и бронетранспортеров. Дальность броска, равная 20—25 м была недостаточной для того, чтобы обеспечить полную безопасность метнувшего гранату бойца, поэтому применение РПГ-40 предполагалось прежде всего из укрытий — окопов, домов и т. п. по подъехавшей на расстояние 15—20 м бронетехнике.

Однако уже первые бои Великой Отечественной войны показали, что РПГ-40 способна эффективно бороться только с легкой бронетехникой противника, т. к. бронирование средних и тяжелых немецких танков оказалось выше предполагавшихся 15—20 мм, а забросить гранату на жалюзи моторного отделения в большинстве случаев не представлялось возможным. Поэтому уже в 1941 году граната была модернизирована увеличением заряда ВВ до 1400 г, что повысило бронепробиваемость до 25 мм. Но и этого оказалось недостаточно, т. к. в 1942 году бронирование немецких танков было дополнительно усилено до 40—60 мм — для противостояния снарядам наиболее распространенных советских противотанковых орудий калибра 45 мм. Кроме того, повышение массы гранаты привело к тому, что дальность прицельного броска РПГ-41 не превышала 15 м, при этом из-за малого времени полета до цели боец зачастую не успевал укрыться и поражался взрывной волной. Дальнейшее усиление фугасного действия за счет увеличения массы ВВ сделало бы метание гранат невозможным.

В середине 1943 года на вооружение Красной Армии была принята принципиально новая противотанковая граната РПГ-43, разработанная Н. П. Беляковым. Бронебойное действие гранаты было основано не на фугасном, а на кумулятивном эффекте — пробивании (прожигании) препятствия струей раскаленных газов, образующихся при направленном взрыве. За счет применения кумулятивного заряда массой 650 г с полусферической выемкой, направленной к дну корпуса гранаты, удалось при общей массе гранаты не более 1100 г добиться бронепробиваемости до 75 мм с поражением заброневого пространства (отсеков танка с экипажем, боекомплекта и механизмов) кумулятивной струей и осколками (брызгами) брони. Для оптимального использования энергии направленного взрыва необходимо было добиться полета и попадания гранаты в цель только головной частью (дном корпуса). Эта задача была решена размещением в рукоятке гранаты двухленточного матерчатого стабилизатора, после броска вытягивавшегося из рукоятки и одновременно ставившего инерционный (ударный) запал на боевой взвод.

Дальнейшей модернизацией РПГ-43 стала граната РПГ-6, в которой за счет более рационального расположения кумулятивного заряда (в частности, за счет применения полусферического дна корпуса, рассчитан-ного на попадание пробиваемого препятствия точно в фокус формируемой кумулятивной струи) удалось добиться бронепробиваемости 100 мм, что было достаточно для поражения большинства танков и САУ противника, включая тяжелые.

Гранаты РПГ-43 состояли на вооружении Советской Армии до конца войны, после чего поставлялись в дружественные СССР страны. Граната РПГ-6 в 40-х годах была модернизирована, а в 50-х годах заменена гранатой РКГ-3.

Ручная противотанковая граната РПГ-43

К 1942 году советские штатные противотанковые гранаты РПГ-40 и РПГ-41 фугасного не направленного действия уже не могли пробивать броню новых немецких танков. В связи с этим в 1942 году конструктором КБ-30 — Н.П. Беляковым была начата разработка противотанковой кумулятивной гранаты направленного действия.

Из-за острой потребности в войсках в ручных средствах борьбы с танками противника испытания гранаты проходили в сжатые сроки. Полигонные испытания новая граната прошла 16 апреля 1943 года, а войсковые с 22 по 28 апреля того же года. По их завершении граната была принята на вооружение Красной армии под наименованием «ручная противотанковая граната образца 1943 года» — РПГ-43.

Серийное производство гранаты было быстро развернуто на отечественных оборонных предприятиях, и РПГ-43 уже к лету 1943 года стала поступать в войска в больших количествах и с тех пор широко использовалась в боях Великой Отечественной воины.

Ручная противотанковая граната обр. 1943 года РПГ-43 принадлежала к типу фугасных гранат направленного ударного действия и предназначалась для борьбы с бронированными целями противника, включая танки, с толщиной броневой защиты до 70 мм.

Граната состояла из корпуса, разрывного заряда, рукоятки с предохранительным механизмом, стабилизатора и ударно-воспламеняющего механизма с запалом.

Корпус гранаты служил для помещения разрывного заряда и стаканчика с жалом и предохранительной пружиной. С одного конца корпус был закрыт плоским дном, а с другого выпуклой крышкой; к крышке была прикреплена трубка с резьбой для соединения корпуса с рукояткой.

Внутри корпуса размещался разрывной заряд и стаканчик, укрепленный в трубке крышки.

Предохранительная пружина и жало помещались внутри стаканчика и закреплены в его дне.

Разрывной заряд служил для разрушения брони или других преград. Разрывной заряд гранаты был безопасен при хранении и обращении с гранатой, он взрывался от взрыва запала.

Рукоятка служила для удобства действия гранатой и для помещения запала, предохранительного механизма и стабилизатора. Она состояла из деревянной ручки, тарелки, металлической втулки, штифта, крышки стабилизатора, держателя запала, пластинки, откидной планки, шпильки и предохранительной чеки с кольцом.

В продольную прорезь переднего обреза деревянной ручки была вставлена пластинка с вырезом для прохода шпильки, служащая для удержания держателя запала от поворота при навинчивании на него запала.

На переднем конце деревянной ручки была укреплена штифтом металлическая втулка с нарезкой, служащая для соединения рукоятки с корпусом гранаты, и тарелка, являющаяся упором для пружины колпака стабилизатора.

На передней части металлической втулки была закреплена крышка стабилизатора, предохраняющая укладку лент стабилизатора при навинчивании рукоятки на корпус гранаты. В средней части металлической втулки имеется сквозное отверстие для прохода шпильки, удерживающей в боевом положении держатель запала. На боковой поверхности деревянной ручки имелся продольный паз для помещения выступа откидной планки.

В передней части деревянной ручки имелось отверстие для предохранительной чеки, а в задней части — отверстие для веревки, служащей для переноски гранаты на ремне.

Предохранительный механизм гранаты состоял из откидной планки и предохранительной чеки с кольцом.

Откидная планка служила для удержания колпака стабилизатора на ручке гранаты до ее броска. Впереди откидная планка имела зуб, который, входя в прорезь чашки колпака стабилизатора, удерживал его от проворачивания на рукоятке, и две проушины с отверстиями для прохода предохранительной чеки. Сзади откидная планка имела продольный выступ, который, входя в продольный паз деревянной ручки гранаты, обеспечивал удержание колпака стабилизатора от сползания с рукоятки, когда вынута предохранительная чека.

Читать еще:  Инструкции к ручным гранатам

Предохранительная чека служила для крепления откидной планки на ручке гранаты.

Стабилизатор был необходим для придания гранате направленного полета с целью обеспечения удара о броню в строго ориентированном положении головной частью вперед — дном корпуса гранаты, откуда выходит кумулятивная струя при взрыве. Стабилизатор состоял из двух матерчатых лент, колпака и пружины.

Матерчатые ленты одними концами были прикреплены шнурком к металлической втулке ручки, а другими — к колпаку стабилизатора шайбой или заклепками.

Колпак обеспечивал помещения лент стабилизатора и улучшал стабилизацию при полете гранаты. Он состоял из сварного конуса, чашки и шайбы. В РПГ-43 последних серий выпуска матерчатые ленты крепились к колпаку вместо шайбы заклепками.

Чашка колпака была приварена к конусу и служила для упора пружины. На чашке имеется прорезь для прохода зуба откидной планки. Шайба (заклепки) служила для крепления лент стабилизатора к колпаку. Пружина колпака стабилизатора служила для сбрасывания колпака с лентами вдоль деревянной ручки в момент броска гранаты.

Взрывательное устройство гранаты РПГ-43 было ударного действия с двумя ступенями предохранения. Ударно-воспламеняющий механизм был расположен частью в стаканчике корпуса гранаты, а частью в рукоятке. Он состоял из жала, предохранительной пружины, держателя запала, шпильки и запала.

Жало обеспечивало воспламенение капсюля-детонатора. Жало было ввинчено в дно стаканчика и своим острием направлено в сторону рукоятки.

Предохранительная пружина предохраняла гранату от преждевременного разрыва в полете.

Держатель запала удерживал его в боевом положении при метании гранаты, а при ударе гранаты о преграду являлся дополнительным грузом запала, преодолевающим сопротивление предохранительной пружины.

В передней части держатель запала имел нарезку для навинчивания запала при заряжании гранаты; в задней части — продольную прорезь для соединения с пластинкой рукоятки; в средней части — отверстие для прохода шпильки.

Шпилька удерживала держатель запала вместе с запалом в крайнем заднем положении.

На гранате был установлен ударный запал мгновенного действия. Он обеспечивал взрыв разрывного заряда гранаты.

Запал состоял из гильзы, в которой помещался капсюль-детонатор, дополнительный детонатор, прокладки и гайки. Сборка всех элементов запала выполнена в гильзе запала. Капсюль-детонатор производил взрыв дополнительного детонатора, который в свою очередь взрывал разрывной заряд гранаты. Прокладка служила для крепления капсюля-детонатора в гильзе запала. Гайка обеспечивала навинчивание запала на держатель запала при заряжании гранаты. Гайка была закреплена в гильзе путем кернения и закатки. В конструкции гранаты были использованы сталь и железо.

Граната РПГ-43 взрывалась мгновенно в момент удара ее о жесткую преграду. При попадании в соответствующие части бронированной цели граната, разрушая броню, поражала экипаж, вооружение и оборудование, воспламеняла горючее и взрывала боеприпасы.

Эволюция ручных противотанковых гранат РПГ

Появление на полях сражений танков в годы Первой мировой войны запустило процесс создания различных противотанковых вооружений. В том числе тех, которыми можно было оснастить обычного пехотинца. Так достаточно скоро появились противотанковые ружья и противотанковые гранаты. Уже в годы Второй мировой войны армии воюющих стран начали использовать ручные противотанковые гранатометы, всем известны немецкие одноразовые гранатометы Фаустпатрон или американские ручные противотанковые гранатометы M1 «Базука».

В СССР в годы Второй мировой войны основным противотанковым оружием солдата-пехотинца были противотанковые ружья и ручные противотанковые гранаты. На протяжении войны также достаточно широко использовались импровизированные средства борьбы с бронетехникой противника, к которым можно было отнести знаменитые бутылки с зажигательной смесью. Первые образцы ручных противотанковых гранат, которые были созданы на основе опыта Первой мировой войны, при удачном броске за счет фугасного действия могли обеспечить пробитие брони толщиной до 15 мм.

Уже после начала Второй мировой войны стало понятно, что пехотинцу необходима граната, обладающая более мощным пробивным действием. В 1940 году на вооружение РККА начинает поступать ручная противотанковая граната ударного действия РПГ-40. РПГ-40 (ручная противотанковая граната образца 1940 года) – фугасная противотанковая граната созданная специалистами ГСКБ-30 при заводе №58 имени Ворошилова, конструктор – М. И. Пузырев. Граната, созданная Пузыревым, использовалась советскими солдатами на протяжении всей войны, она предназначалась для борьбы с бронетехникой противника: бронемашинами, бронетранспортерами, легкими танками с броней до 20 мм.

Граната РПГ-40 была оснащена ударным взрывателем мгновенного действий, который отвечал за подрыв гранаты при ее встрече с твердой поверхностью и поражение цели за счет фугасного эффекта. Броня толщиной до 15-20 мм пробивалась данной гранатой сквозным пробитием. В зависимости от положения противотанковой гранты в момент соприкосновения с целью ее бронепробиваемость могла уменьшаться. При разрывах на броне толщиной более 20-мм, на ней оставались лишь вмятины небольшой формы. При этом в некоторых случаях ограниченно поражались цели и с более толстым бронированием, это происходило за счет откола внутреннего слоя брони и образования вторичных поражающих элементов.

РПГ-40 весила 1200 грамм, масса разрывного заряда составляла 760 грамм. Ручная граната состояла из жестяного корпуса, в котором располагался разрывной заряд – прессованный или литой тротил. Корпус при заряжании гранаты навинчивался на рукоятку, в которой находились предохранительный и ударный механизмы. В рукоятке РПГ-40 был помещен инерционный запал мгновенного действия с ударным механизмом и предохранительной чекой. Перед броском гранаты через отверстие в крышке в осевой канал корпуса вставлялся детонатор. Максимальная дальность броска такой гранаты составляла 20-25 метров. Метать гранату необходимо было из укрытия. Пехотинец должен был постараться попасть по наиболее уязвимым местам бронемашины или танка (ведущим колесам, гусеницам, крыше башни, крыше моторного отсека). Помимо этого на протяжении всей войны граната использовалась советскими пехотинцами и для разрушения различных укрытий и огневых точек противника полевого типа.

Ручные противотанковые гранаты РПГ-40 оставались на вооружении вплоть до конца Великой Отечественной войны и даже некоторое время после ее окончания. При этом еще перед самой войной была разработана более мощная граната РПГ-41, создателем которой также был М. И. Пузырев. Она представляла собой вариант РПГ-40 с увеличенным весом разрывного заряда. Данная граната успешно прошла испытания в апреле 1941 года и была принята на вооружение.

Масса взрывчатого вещества в гранате была доведена до 1400-1500 грамм, а вес самой гранаты составлял 2000 грамм. Как и предшественница РПГ-41 обладала ненаправленным фугасным действием на цель и могла пробивать броню толщиной до 25 мм. Таким образом, ее бронепробитие подросло всего на 5 мм. Но существенно возросшая масса изделия уменьшила дальность броска всего до 10-15 метров, что тем более предполагало ее использование исключительно из укрытия.

Обычно при подрыве на поверхности брони толщиной 20-25 мм граната обеспечивала сквозное пробитие. РПГ-41 могла ограничено использоваться и для борьбы со средними, тяжелыми танками, но лишь при удачном попадании в наиболее уязвимые места. Несмотря на принятие на вооружение, данная граната по своей бронепробиваемости лишь немного превосходила предшественницу, при этом дальность броска из-за увеличившейся массы сократилась существенно. Широкого распространения данная граната не получила, она выпускалась лишь короткий промежуток времени с 1941 по 1942 год, при этом в войсках уже в 1942 году снова вернулись к использованию гранаты РПГ-40, обладавшей меньшим весом.

Гранату РПГ-41 Пузырева не стоит путать с гранатой конструкторов Дьяконова и Селянкина, которая была разработана в июле 1941 года для производства на предприятиях Ленинграда. Граната также получила обозначение «ручная противотанковая граната образца 1941 года» — РПГ-41, но также ее называли и РГД-41. Для создания противотанковой гранаты конструкторы использовали ручку от осколочной гранаты Дьяконова РГД-33. При этом удлинили запал и увеличили массу взрывчатого вещества до 1000 грамм (по этой причине данная граната получила неофициальное прозвище «Ворошиловский килограмм»), взрывчатое вещество было расположено в корпусе цилиндрической формы. При общей массе 1300 грамм граната обеспечивала бронепробиваемость на уровне 20-25 мм, дальность броска гранаты не превышала 15 метров. Данный боеприпас использовался в основном во время боев по обороне Ленинграда, всего в 1941 году предприятия города выпустили почти 800 тысяч подобных гранат.

Читать еще:  Каталог инструкций и документаций к ПТРК и ПЗРК

При этом конструкторы немецкой бронетехники последовательно шли по пути усиления бронирования танков. Гранаты РПГ-40 и РПГ-41 достаточно быстро перестали удовлетворять требованиям пехоты, против появления большого количества танков, в конструкции которых использовались бронелисты от 30 мм и выше, данные гранаты были откровенно слабыми. А с массовым появлением на полях сражений средних танков «Пантера» и тяжелых танков «Тигр» потребность в новом противотанковом вооружения пехотинца стала еще более очевидной.

Реагируя на ситуации на фронте, уже в 1942 году конструктором Н. П. Беляковым, работающим в КБ-30, были начаты работы по созданию ручной противотанковой кумулятивной гранаты направленного действия. Из-за острой потребности действующей армии в ручных средствах борьбы с немецкими танками испытания новой гранаты провели в сжатые сроки. Полигонные испытания были завершены 16 апреля 1943 года, а войсковые – с 22 по 28 апреля того же года. После их завершения новая граната под обозначением «ручная противотанковая граната образца 1943 года» – РПГ-43 была принята на вооружение. Уже к лету 1943 года она начала поступать в войска и использовалась советскими пехотинцами вплоть до завершения войны. Граната весила около 1200 грамм, что обеспечивало дальность броска до 20 метров. В качестве взрывчатого вещества использовался тротил, вес боевого заряда составлял примерно 650 грамм.

Граната РПГ-43 состояла из корпуса, разрывного заряда, рукоятки с предохранительным механизмом, ленточного стабилизатора (две стропы из брезентовой ткани), а также ударно-воспламеняющего механизма с запалом. Корпус гранаты был выполнен из металла, взрывчатое вещество внутри корпуса размещено таким образом, что образовывало конус кумулятивной воронки, направленной вниз. На деревянной рукоятке гранаты находится чека, жестяная воронка (под которой находился стабилизатор), пружина и две брезентовых ленты. После того, как пехотинец выдергивает чеку гранаты и бросает ее в цель, происходит следующее: пружина выстреливает назад жестяную воронку, которая вытягивает за собой две тканевые ленты, образующие подобие парашюта, такой стабилизатор разворачивает гранату кумулятивной воронкой вперед к броне цели. При соприкосновении с преградой инерционный ударник разбивает капсюль, после чего следует мгновенный взрыв гранаты. В момент взрыва образуется кумулятивная струя, скорость которой достигает 12000-15000 м/с, а давление внутри струи – 100 000 кгс/см², при диаметре корпуса гранаты в 95 мм это обеспечивает бронепробитие на уровне 75 мм.

Появление в войсках гранаты РПГ-43 существенным образом расширило возможности пехотинцев по борьбе с бронетехникой противника. Однако вскоре было установлено, что детонацию лучше производить не на самой броне, а на расстоянии от цели, равном приблизительно диаметру корпуса. После этого работы по разработке новых ручных противотанковых гранат были продолжены. В результате этих работ была создана наиболее совершенная советская ручная противотанковая граната РПГ-6.

Данная граната предназначалась для поражения различной бронетехники, ее экипажа, оборудования, вооружений, воспламенения боеприпасов и горючего. Разработке гранаты способствовало появление немецких танков «Тигр» и «Пантера», а также знакомство с штурмовым орудием «Фердинанд». В 1943 году в московском филиале НИИ-6 начались работы по созданию нового боеприпаса. Над гранатой работали конструкторы М. З. Полевиков, Л. Б. Иоффе и Н. С. Житких при участии Г. В. Хрусталева, А. Н. Осина и Е. И. Пыховой. Ими была создана ручная противотанковая кумулятивная граната РПГ-6, оснащенная ударным детонатором. Войсковые испытания новинки прошли в сентябре 1943 года. В качестве мишени было использовано трофейное штурмовое орудие «Фердинанд» (лобовая броня до 200 мм, бортовая – порядка 85 мм). Проведенные испытания показали, что при ударе головной частью граната пробивает броню толщиной до 120 мм, в то время как РПГ-43 не пробивала броню толще 75 мм. По завершению испытаний граната была рекомендована к принятию на вооружение Красной Армией и использовалась до конца войны. Производство гранаты РПГ-6 продолжалось в СССР с 1943 по 1950 год.

Масса гранаты составляла около 1100-1130 грамм, масса взрывчатого вещества – 580 грамм. Стрелок мог метать такую гранату на дальность до 20-25 метров. Как и граната РПГ-43, новинка имела стабилизатор, который предназначен для придания боеприпасу направления полета с целью обеспечения удара о броню выпуклым дном корпуса. Стабилизатор гранаты РПГ-6 состоял из двух малых и двух больших матерчатых лент. Одной из особенностей гранаты РПГ-6 была простота ее изготовления – все детали гранаты производились методом штамповки из листовой стали, а резьбовые соединения получали путем накатки. В ее конструкции отсутствовали резьбовые и точеные детали. Рукоятка гранаты производилась из листовой стали толщиной полмиллиметра. В качестве взрывчатого вещества использовался тротил, граната снаряжалась методом заливки. Простота конструкции позволила наладить массовый выпуск гранаты РПГ-6 в короткие сроки, обеспечив советских пехотинцев достаточно мощным противотанковым средством ближнего боя.

Гранаты против танков

Задача не для слабых

Д альнейший опыт «малых» и гражданских войн (в том числе в России и Испании) подтвердил, что в противотанковой обороне ручные гранаты играют не последнюю роль. В советском «Наставлении по стрелковому делу» 1935 года, например, давалось описание изготовления связок ручных гранат обр. 1914/30 г. и обр. 1933 г.: гранаты связывались бечевкой или проволокой по три или по пять штук так, чтобы рукоятка центральной смотрела в одну сторону, а других – в противоположную. Оборонительные гранаты типа Ф-1 или Мильса связывались плотно в мешке. Есть примеры использования советскими бойцами связок ручных гранат против японских танков на Халхин-Голе в 1939 году.

Связки гранат казались удобным решением, тем более что могли применяться и для уничтожения укрепленных огневых точек, и для подрыва заграждений – предусматривалось, например, привязывать к ним веревки с грузиками для «зависания» на проволочном заграждении.

Связка из пяти ручных осколочных РГД-33 весила около 2,5 кг, забросить такой груз на 15 м да еще из положения лежа или с колена мог не каждый. Реальное поражение танку фугасные гранаты или связки могли принести только при попадании на корму (на крышу моторного отделения) или под гусеницы и по ходовой части танка, когда они играли роль своего рода «быстро устанавливаемой мины». Поэтому и метать их нужно было, оказавшись сзади или сбоку танка, так что действия истребителей танков с гранатами на открытой местности часто оказывались самоубийственными. Связка гранат позволяла остановить машину, но далеко не всегда уничтожала ее – застопорившийся танк нужно было брать под огонь других, более действенных средств.

Старший политрук Железовский описывал эпизод действий 12-го стрелкового полка 53-й стрелковой дивизии под Малоярославцем в октябре 1941 года: «Утром этого же дня (17 октября. – С. Ф.) появились два танка противника, а вечером появились еще 17 танков, которые прошли через Черкасово на Малоярославец. Вести борьбу с танками нам нечем было… Пехоту мы задержали и оттеснили в Черкасово. Танки прошли на Малоярославец и через некоторое время стали проходить обратно. К этому времени я в лесу разыскал бутылки с КС – 40 штук. Организовал группу подрывников. Под первый танк бросил связку снарядов. Повредил танк. В последующем в танки были брошены бутылки, но неудачно. Танки ушли и на буксире утащили подбитый танк».

Осколочные ручные гранаты имели дистанционный взрыватель, и их применение требовало не только меткого броска, но и хорошего расчета – иначе гранаты взорвались бы раньше, чем танк наехал на них, или после того, как проехал над ними. При попадании на крышу гранаты могли просто отскочить от брони, прежде чем взорвались бы.

Однако связки ручных гранат – средство, легко и быстро «готовящееся» в самих войсках из имеющихся осколочных гранат, – продолжали применяться на протяжении всей Великой Отечественной войны. Справедливости ради отметим, что и противник широко использовал такие связки в своей системе противотанковой обороны.

Читать еще:  НСД-38. Винтовка образца 1891/30. 1941 год

Тяжелые фугасные

Специальные противотанковые гранаты с ударными запалами мгновенного действия появились уже в 1941 году – их разработке и введению способствовал опыт Советско-финляндской войны. Когда в системе Наркомата боеприпасов было создано специализированное конструкторское бюро ГСКБ-30 под руководством Н. П. Белякова при заводе № 58 им. К. Е. Ворошилова, оно начало работы по новой осколочной гранате, противотанковой и противотанковой зажигательной гранатам. Противотанковые ручные гранаты этого периода представляли собой тяжелые снаряды фугасного действия. Поначалу отрабатывалась сравнительно легкая граната массой 850 г, но ее пробивное (точнее – проламывающее) действие было явно недостаточным – поражалась броня толщиной не более 10 мм. И в 1940 году на вооружение РККА поступила РПГ-40 ударного действия, созданная М. И. Пузыревым в ГСКБ-30. Противотанковые фугасные ручные гранаты отличались от противопехотных осколочных не только большим весом, но и большим коэффициентом наполнения: они имели тонкостенный корпус, а масса заряда взрывчатого вещества составляла 50–60% от общей массы гранаты.

РПГ-40 могла пробивать броню толщиной до 20 мм. В рукоятке помещался инерционный запал мгновенного действия с ударниковым механизмом и предохранительной чекой. Перед броском в осевой канал корпуса – по образцу ручной осколочной гранаты РГД-33 – через отверстие в крышке вставлялся детонатор.

Но по «бронебойному» действию граната уже вскоре перестала удовлетворять изменившимся требованиям противотанковой обороны – при взрыве на поверхности брони толщиной свыше 20 мм она образовывала лишь вмятину, не вызывая опасных отколов с внутренней стороны. Однако в начальный период войны РПГ-40 оставалась важным средством ПТО в пехоте, тем более что в боевых танковых подразделениях вермахта еще использовались легкие танки Рz.II, Pz.38(t), Pz.35(t).

Заказы на производство гранат распределялись среди многих заводов, срочно переводившихся на производство военной продукции. Это, естественно, рождало проблемы. В докладе первого секретаря МК и МГК ВКП(б) А. С. Щербакова от 6 декабря 1941 года о производстве гранат московскими заводами говорилось следующее: «Неудовлетворительное выполнение плана по РПГ-40 объясняется, с одной стороны, эвакуацией ряда предприятий, изготовляющих детали к этой гранате (заводы КИМ и № 191), и, с другой стороны, тем, что бюро комплектации НКБ не занималось работой предприятий… Без гранат, и в первую очередь противотанковых гранат, сейчас воевать нельзя. Мы обязаны дать фронту, всем нашим бойцам столько гранат, сколько нужно. А в ноябре по корпусам гранат план не выполнен, а по снаряжению гранат дело обстоит архиплохо. С большими трудностями развертывается снаряжение гранат РПГ-40 и РГД-33. Лишь со второй половины ноября выпуск гранат начал возрастать изо дня в день».

В 1941 году М. И. Пузырев на основе РПГ-40 создал РПГ-41 с увеличенным до 1400 г зарядом ВВ и повышенной до 25 мм бронепробиваемостью. Граната прошла полигонные испытания в апреле 1941-го. Хотя РПГ-41 приняли на вооружение, уменьшившаяся дальность броска (до 10–15 м у РПГ-41 и до 20 м у РПГ-40) не способствовала широкому ее применению (масса гранаты увеличилась до 1800 г против 1200 г у РПГ-40).

В июле 1941 года военный совет Северного фронта дал задание на разработку ручной противотанковой гранаты для постановки на производство на предприятиях Ленинграда. 10 июля бюро Ленинградского ГК ВКП(б) приняло постановление об изготовлении в течение месяца 100 тысяч ручных противотанковых гранат. Изобретатель А. Н. Селянкин на основе осколочной РГД-33 при участии ее конструктора М. Г. Дьяконова создал фугасную противотанковую гранату с увеличенным до 1 кг зарядом взрывчатого вещества, также получившую обозначение РПГ-41, но известную и под обозначением РГД. Гранаты снаряжали чешуированным тротилом, набивая его в корпус деревянными колотушками. Уже в 1941 году было выпущено около 798 тысяч таких гранат (всего ленинградские предприятия отправили на фронт 3 млн 150 тыс. ручных гранат). В сентябре 1941-го в мастерских Артиллерийского научно-исследовательского морского института в Ленинграде по предложению военинженера 2-го ранга Денисова изготовили партию фугасных противотанковых гранат… со стеклянным корпусом.

С ростом поставок тяжелых фугасных гранат в 1942 году увеличивались и масштабы их применения. Гранаты предназначались также для «разрушения прочных закрытий», их использовали против укрепленных точек противника, при бое в траншеях и в городских боях. Не случайно знаменитая статуя Е. В. Вучетича «Стояли насмерть» изображает воина с ППШ и тяжелой фугасной гранатой в руках. У бойцов противотанковые гранаты получили прозвище Танюша. Вследствие массивности они порой применялись и в рукопашных схватках – в отчаянной ситуации бойцы просто «глушили» ими противника.

Противотанковые гранаты широко использовались партизанами и в диверсионных группах для подрыва техники, организации диверсий и нападений на автоколонны. Вот строки из рапорта командования партизанского отряда Осташевского района в Управление НКВД по г. Москве и Московской области, декабрь 1941 года: «На вооружении отряда имелось: винтовок – 35… револьверов – 9… пистолетов – 4, мин ПТ – 50, пулеметов – 2, гранат ПТ – 40, гранат РГД – 200, смесь № 1 – 100… Всего отрядом уничтожено: танков – 2, бронемашин – 9, грузовых машин – 14, легковых машин – 2, мотоциклов – 4, подорван мост – 1, сожжена база с горючим – 1…»

В справке о работе спецшколы Управления НКВД по г. Москве и Московской области за период с сентября 1941 по сентябрь 1942 года указывалось: «В свете изменившихся задач, выполняемых партизанскими диверсионно-истребительными отрядами в тылу врага, изменился и табель их вооружения. На вооружении отрядов увеличено число пулеметов-пистолетов ППШ, ППД (от 3 до 8 штук на отряд). Отряды снабжались гранатами РГД-33, Ф-1, противотанковыми гранатами, ружейными гранатами Сердюкова и различными минами».

О том же говорилось в отчете начальника УНКВД Москвы и Московской области о деятельности истребительных батальонов и партизанских отрядов с 25 июня 1941 по 25 января 1942 года: «В соответствии с требованиями боевых операций в тылу противника все слушатели… изучали все виды мин и различное вооружение (гранаты Сердюкова, немецкие автоматы и пулеметы, пистолеты-пулеметы ППД и ППШ, противотанковые гранаты и т. д.)».

Фугасные противотанковые гранаты с увеличенным зарядом заводского и полукустарного производства применялись также при обороне Одессы и Севастополя, различные варианты гранат создавались в партизанских мастерских.

Коренной перелом

При большой массе действенность фугасных противотанковых гранат скоро перестала соответствовать их основному назначению. Но взамен пехота получила кумулятивные гранаты.

Исследования кумулятивного (от позднелатинского cumulatio – накопление, концентрация) эффекта «полых зарядов» велись еще во второй половине XIX века. В России направленное действие взрыва при наличии выемки в заряде взрывчатого вещества в 1865 году открыл военный инженер М. М. Боресков, в Германии – М. Фестер в 1883-м. Однако в последней этот эффект больше известен как эффект Неймана (Е. Нейман опубликовал свои работы в 1914-м, а в англоязычном мире – как эффект Мунро, по имени американца Ч. Мунро (или Монро), обнародовавшего свои исследования в 1888 году.

Долгое время данному эффекту не уделяли внимания как способу получения нового типа бронебойного снаряда. Он больше интересовал инженеров-строителей. Так, в СССР исследование практического применения кумулятивных зарядов в строительном деле провел в 20-е годы М. Я. Сухаревский. К началу Второй мировой войны были разработаны образцы инженерных кумулятивных зарядов для поражения бетонных и броневых колпаков. Кумулятивными зарядами активно занимались и в других странах – уже имелись, например, сведения о германских кумулятивных снарядах, получивших тогда у нас не совсем правильное название бронепрожигающих. В сентябре 1941-го по инициативе Научно-технического совета по координации и усилению научных исследований в области химии при Государственном Комитете Обороны (ГКО) начались систематические работы по использованию эффекта кумуляции энергии взрыва для создания противотанковых боеприпасов. Уже в октябре 1941 года в НИИ-6 Наркомата боеприпасов прошли испытания кумулятивных зарядов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector