0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шлем Шварца, М-30. Обзор фото, характеристики.

Каска СШ-36

Стальной шлем, или в просторечии каска, стал обязательным элементом экипировки бойца XX века. Окопный период Первой мировой войны показал необходимость защиты головы солдата от шрапнели и осколков. Все воющие страны приняли на вооружение стальные головные уборы.

ОТ КАСКИ АДРИАНА ДО «КОЛОКОЛЬЧИКА»

Первые каски, принятые на вооружение РККА, были изготовлены во время Первой мировой войны. В 1916 году для Русской армии во Франции было заказано 2 млн касок, разработанных генералом армии Огюстом Луи Адрианом. Однако успели поставить только 340 тыс. Каски получили обозначение М1916. Они были окрашены в светлую охру и имели фронтальную эмблему с двуглавым орлом.

Каска Адриана изготавливалась из стали толщиной 0,7 мм и весила, в зависимости от размера, 700-800 г. Корпус каски состоял из четырех деталей: полусферического свода, переднего и заднего козырька, и гребня жесткости с вентиляционной полостью. Подшлемник каски собирался из шести-семи клапанов кожи. Каска имела подбородочный ремень из лошадиной кожи шириной 0,5 см.

Каска неплохо защищала от осколков и шрапнели, но была бессильна против винтовочных и пулеметных пуль. Кроме того, она была низкотехнологична — для сборки одной каски требовалось 50 операций. По этой причине, когда встал вопрос о производстве русских касок, была произведена дополнительная разработка. В результате появился шлем М1917 («Солберг»). Гребень на каске заменили круглой накладкой. Шлем изготавливался штамповкой из 1,2-мм листа вязкого никелевого сплава, такого же, из которого делали корабельную броню. Заказ на производство шлемов был размещен в Финляндии, входящей тогда в состав Российской Империи, на заводах Солберга и Хольмберга. До конца 1917 года было выпущено 600 тыс. шлемов. Часть из них успели отправить в Россию.

В 1924 году запасы касок Адриана М1916 и шлемов М1917 «Солберг» поступили на вооружение Красной армии. Шлемы были перекрашены в хаки, старые эмблемы сменили на красные жестяные звезды. М1916 и М1917 находились на вооружении РККА до 1939 года. В 1929 году появился экспериментальный шлем М1929 (М29). Он имел оригинальную форму, за которую получил меткое прозвище «колокольчик», однако в нем явно просматривалось влияние М1917 «Солберг». Шлем был испытан в сентябре 1929-го на учениях под Бобруйском, но в производство не поступил в связи с высокой трудоемкостью изготовления.

Каска Адриана, Ml 7 и М29 не удовлетворяли новым требованиями к средствам защиты личного состава и были нетехнологичны в производстве. Разработка новых шлемов продолжилась, и в 1930 году лейтенант А. А. Шварц представил свой проект стального шлема М30. Внешне он напоминал немецкий шлем времен Первой мировой войны, но имел более длинный козырек и короткие поля. Вентиляционные отверстия отсутствовали. Толщина стенок была 1,1 мм, вес — 1,3 кг. В производство шлем принят не был, но наработки использовали при создании «стального шлема, обр. 1936» — СШ-36. Так новый шлем получил от МЗО подтулейное устройство и гофрированные алюминиевые полосы, установленные между шлемом и подшлемником для обеспечения вентиляции и дополнительной амортизации. Шлем имел оригинальную полусферическую форму, с выдающимся вперед козырьком и боковыми широкими полями-скатами.

На макушке размещался небольшой гребень, прикрывающий вентиляционное отверстие. Толщина стенок составляла 1,1 мм, вес шлема составлял 1,2-1,3 кг (в зависимости от размера). Шлем выпускался в трех типоразмерах. Подтулейное устройство имело купольную форму и изготавливалось из ткани. В верхней части купола имелся шнур, позволяющий подгонять подшлемник под размер головы. В нижней части он обрамлялся полоской из кожи или кожзаменителя. Крепление подтулейного устройства производилось с помощью трех заклепок, расположенных на поверхности шлема. Подбородочный ремень был брезентовый или кожаный. Его длина регулировалась с помощью стальной пряжки. СШ-36 окрашивался в темно-зеленый цвет или в хаки. На фронтальную часть шлема наносился контур пятиконечной звезды.

СШ-36 БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Свое боевое крещение СШ 36 получил в Испании во время гражданской войны 1936-1939 годов. В небольших количествах шлемы этой модели поставлялись в качестве военной помощи республиканцам. Затем в 1938 году были боевые испытания на озере Хасан, в 1939-м в боях у реки Халхин-Гол и во время Зимней войны с Финляндией в 1939-1940 годах. При анализе боевого применении был выявлен ряд недостатков. В частности широкие поля-скаты, которые СШ-36 получил для защиты от ударов шашкой по инициативе С. М. Буденного, парусили и затрудняли передвижение солдата бегом, а большой козырек уменьшал обзор. Сталь, из которой изготавливался шлем, имела не лучшие характеристики, и защитные свойства шлема были посредственными.

Артиллерия. Крупный калибр. 122-мм гаубица М-30 образца 1938 года

Гаубица М-30, известна, наверное, всем. Знаменитое и легендарное орудие рабоче-крестьянской, советской, российской и множества других армий. Любой документальный фильм о Великой Отечественной почти обязательно включает в себя кадры ведения огня батареей М-30. Да и сегодня, несмотря на возраст, это орудие в строю во многих армиях мира.

А кстати, 80 лет как бы…

Итак, речь сегодня пойдет о 122-мм гаубице образца 1938 года М-30. О гаубице, которую многие специалисты артиллерии называют эпохой. А зарубежные эксперты — самым распространенным орудием в истории артиллерии (около 20 тысяч единиц). Системе, где самым органическим образом соединились старые, испытанные многолетней эксплуатацией других орудий, решения, и новые, ранее неизвестные.

В предшествующей этой публикации статье мы рассказывали о самой многочисленной гаубице РККА предвоенного периода — 122-мм гаубице образца 1910/30 годов. Именно эту гаубицу уже на второй год войны заменила по численности М-30. По данным из различных источников, в 1942 году численность М-30 была уже больше предшественницы.

Материалов о создании системы много. Разбираются буквально все нюансы конкурентной борьбы разных КБ, тактико-технические характеристики орудий, конструктивные особенности и прочее. Точки зрения авторов таких статей иногда диаметрально противоположны.

Разбирать все детали таких споров не хотелось бы. Поэтому историческую часть повествования «обозначим пунктиром», оставив читателям право на собственное мнение по этому вопросу. Мнение авторов всего лишь одно из многих и не может служить единственно верным и окончательным.

Итак, 122-мм гаубица образца 1910/30 годов устарела уже к середине 30-х годов. Та «малая модернизация», которую провели в 1930 году, всего лишь продлила жизнь этой системы, но не вернула ей молодость и функциональность. То есть служить орудие еще могло, весь вопрос — как. Ниша дивизионных гаубиц довольно скоро оказалась бы пуста. И это понимали все. Командование РККА, руководители государства и сами конструкторы артиллерийских систем.

В 1928 году даже развернулась достаточно бурная дискуссия по этому вопросу после публикации статьи в «Журнале артиллерийского комитета». Споры велись по всем направлениям. От боевого применения и конструкции орудий, до необходимого и достаточного калибра гаубиц. На основании опыта Первой мировой войны вполне обоснованно рассматривались сразу несколько калибров, от 107 до 122 мм.

Задание на разработку артиллерийской системы на замену устаревшей дивизионной гаубицы конструкторы получили 11 августа 1929 года. В исследованиях по вопросу калибра гаубицы однозначного ответа о выборе 122 мм нет. Авторы склоняются к самому простому и логичному объяснению.

Боеприпасов именно этого калибра у РККА было достаточно. Более того, у страны была возможность производить эти боеприпасы в необходимом количестве на уже имеющихся заводах. И третье, логистика доставки боеприпасов была максимально упрощена. Самая многочисленная гаубица (обр. 1910/30г.) и новая гаубица могли бы снабжаться «из одного ящика».

Описывать проблемы при «рождении» и подготовке к серийному производству гаубицы М-30 смысла нет. Об этом прекрасно рассказано в «Энциклопедии отечественной артиллерии», наверное, самого авторитетного историка артиллерии А. Б. Широкорада.

Тактико-технические требования к новой дивизионной гаубице Артиллерийское Управление РККА озвучило в сентябре 1937 года. Требования достаточно жесткие. Особенно в части затвора. АУ требовало клинового затвора (перспективного и имеющего большой потенциал для модернизации). Инженеры и конструкторы же понимали, что эта система недостаточно надежна.

Читать еще:  Шлем ЗШ-1. Обзор, фото, характеристики.

Разработкой гаубицы занимались сразу три ОКБ: Уральского машиностроительного завода («Уралмаш»), завода № 172 имени Молотова («Мотовилиха», Пермь) и Горьковского завода №92 («Нижегородский машиностроительный завод»).

Представленные этими заводами образцы гаубиц были достаточно интересны. Но уральская разработка (У-2) существенно уступала горьковской (Ф-25) и пермской (М-30) по баллистике. Поэтому не рассматривалась как перспективная.

Мы же рассмотрим некоторые ТТХ Ф-25/М-30.

Длина ствола, мм: 2800 / 2800
Скорострельность, в/мин: 5-6 / 5-6
Начальная скорость снаряда, м/сек: 510 / 515
Угол ВН, град: -5. +65 / -3. +63
Дальность стрельбы, м: 11780 / 11800
Боеприпас, индекс, вес: ОФ-461, 21, 76
Вес в боевом положении, кг: 1830 / 2450
Расчет, чел: 8 / 8
Выпущено, шт: 17 / 19 266

Мы не случайно привели часть ТТХ в одной таблице. Именно в таком варианте прекрасно видно вроде бы главное преимущество Ф-25 — вес орудия. Согласитесь, разница более чем в полтонны впечатляет. И, наверное, именно этот факт стал основным в определении Широкорадом этого конструкции, как лучшей. Мобильность такой системы неоспоримо выше. Это факт.

Правда, и тут есть «зарытая собака», на наш взгляд. Предоставленные на испытания М-30 были несколько легче серийных. Потому и разрыв в массе был не так заметен.

Возникает вопрос о принятом решении. Почему М-30? Почему не более легкая Ф-25.

Первая и основная версия озвучена ещё 23 марта 1939 года в том же «Журнале артиллерийского комитета» №086: «122-мм гаубица Ф-25, разработанная заводом №92 в инициативном порядке, для АУ в настоящее время интереса не представляет, так как уже закончены полигонные и войсковые испытания гаубицы М-30, более мощной, чем Ф-25».

Согласитесь, такое заявление в то время многое ставит на свои места. Гаубица есть. Гаубица прошла испытания и нечего больше тратить народные деньги на разработку никому не нужного орудия. Продолжение дальнейших работ в этом направлении было чревато для конструкторов «переездом в какую-либо шарашку» с помощью НКВД.

Кстати, авторы в этом плане согласны с некоторыми исследователями по вопросу установки на М-30 не клинового, а старого доброго поршневого затвора. Скорее всего, конструкторы пошли на прямое нарушение требований АУ именно по причине надежности поршневого затвора.

Проблемы с полуавтоматикой клинового затвора на тот момент наблюдались и у орудий меньшего калибра. Например, Ф-22, универсальной дивизионной 76-мм пушки.

Победителей не судят. Хотя, это с какой стороны посмотреть. Рисковали конечно. В ноябре 1936 г. был арестован и осужден на 5 лет лишения свободы начальник ОКБ Мотовилихинского завода Б. А. Бергер, аналогичная участь постигла в январе следующего года ведущего конструктора 152-мм гаубицы-пушки МЛ-15 А. А. Плоскирева.

После такого понятно стремление разработчиков использовать уже проверенный и отлаженный в производстве поршневой затвор, чтобы избежать возможных обвинений во вредительстве в случае возникновения проблем с его конструкцией клинового типа.

И есть еще один нюанс. Меньший в сравнении с конкурентами вес гаубицы Ф-25 обеспечивали станок и лафет от 76-мм пушки. Орудие было более мобильное, но имело меньший ресурс из-за более «хлипкого» лафета. Вполне естественно, что 122-мм снаряд давал совершенно другой импульс отдачи, чем 76-мм. Дульный тормоз, видимо, на тот момент не обеспечивал должного снижения импульса.

Очевидно, что более легкой и мобильной Ф-25 предпочли более прочную и обладающую большим ресурсом М-30.

Кстати, лишнее подтверждение этой гипотезе мы нашли в судьбе М-30. Мы часто пишем о том, что конструктивно удачные полевые орудия вскоре «пересаживались» на уже используемые или трофейные шасси и продолжали воевать уже как САУ. Такая же судьба ожидала и М-30.

Части М-30 использовались при создании СУ-122 (на трофейных шасси StuG III и на шасси Т-34). Однако машины получились неудачные. М-30, при всей своей мощи, оказалась достаточно тяжелой. Тумбовая установка вооружения на СУ-122 занимала много места в боевом отделении САУ, создавая значительные неудобства экипажу. Большой вылет вперёд противооткатных устройств с их бронировкой затруднял обзор с места механика-водителя и не позволил разместить на лобовой плите полноценный люк-лаз для него.

Но главное – база среднего танка была слишком непрочной для столь мощного орудия.

От использования этой системы отказались. Но попытки на этом не закончились. В частности, в одном из вариантов теперь уже знаменитой авиадесантируемой САУ «Фиалка» была использована именно М-30. Но предпочли универсальное 120-мм орудие.

Вторым минусом для Ф-25 как раз могла стать ее меньшая масса в комбинации с уже упомянутым дульным тормозом.

Чем легче орудие, тем больше его шансы на использование для непосредственной поддержки своих сил огнем.

Кстати, именно в такой роли в начале Великой Отечественной не раз и не два выступала слабо подходящая для таких целей М-30. Не от хорошей жизни, понятно.

Естественно, что отклоненные дульным тормозом пороховые газы, поднимающие пыль, песок, частички грунта или снег, легче выдадут позицию Ф-25 по сравнению с М-30. Да и при стрельбе с закрытых позиций на небольшом удалении от линии фронта при малом угле возвышения с возможностью такой демаскировки следовало считаться. Кто-то в АУ вполне мог принять все это во внимание.

Теперь непосредственно о конструкции гаубицы. Конструктивно она состоит из следующих элементов:

— ствола со свободной трубой, кожухом, накрывающим трубу примерно до середины, и навинтным казенником;

— поршневого затвора, открывавшегося вправо. Закрывание и открывание затвора производилось поворотом рукоятки. В затворе монтировались ударный механизм с линейно движущимся ударником, винтовой боевой пружиной и поворотным курком, для взведения и спуска ударника курок оттягивался спусковым шнуром. Выбрасывание стреляной гильзы из каморы производилось при открывании затвора выбрасывателем в виде коленчатого рычага. Имелся предохранительный механизм, предотвращавший преждевременное отпирание затвора при затяжных выстрелах;

— лафета, включавшего люльку, противооткатные устройства, верхний станок, механизмы наводки, уравновешивающий механизм, нижний станок с раздвижными коробчатыми станинами, боевым ходом и подрессориванием, прицельные приспособления и щитовое прикрытие.

Люлька обойменного типа укладывалась цапфами в гнездах верхнего станка.

Противооткатные устройства включали гидравлический тормоз отката (под стволом) и гидропневматический накатник (над стволом).

Верхний станок штырём вставлялся в гнездо нижнего станка. Амортизатор штыря с пружинами обеспечивал вывешенное положение верхнего станка относительно нижнего и облегчал его вращение. С левой стороны верхнего станка монтировался винтовой поворотный механизм, с правой — секторный подъемный механизм.

Боевой ход — с двумя колёсами, колодочными тормозами, отключаемой поперечной пластинчатой рессорой. Выключение и включение подрессоривания производилось автоматически при раздвигании и сдвигании станин.

Прицельные приспособления включали прицел, независимый от орудия (с двумя стрелками) и панораму Герца.

В истории этой легендарной гаубицы до сих пор множество белых пятен. История продолжается. Противоречивая, во многом непонятная, но история. Детище конструкторского коллектива под руководством Ф. Ф. Петрова настолько гармонично, что служит до сих пор. Причем она прекрасно вписалась не только в стрелковые соединения, но и в танковые, механизированные и моторизованные части.

И не только нашей армии в прошлом, но и в настоящее время. Более двух десятков стран продолжают иметь на вооружении М-30. Что свидетельствует о том, что орудие удалось более чем.

Приняв участие практически во всех войнах, начиная со Второй мировой, М-30 доказала свою надежность и неприхотливость, удостоившись высочайшей оценки маршала артиллерии Г. Ф. Одинцова: «Лучше ее уже ничего не может быть».

Конечно же, может.

Ведь все лучшее, что было в гаубице М-30, воплотилось в 122-мм гаубице Д-30 (2А18), которая стала достойной наследницей М-30. Но о ней, естественно, будет отдельный разговор.

Благодарим администрацию Музея отечественной военной истории в Падиково за предоставленный экземпляр гаубицы.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Каска СШ-36

Стальной шлем, или в просторечии каска, стал обязательным элементом экипировки бойца XX века. Окопный период Первой мировой войны показал необходимость защиты головы солдата от шрапнели и осколков. Все воющие страны приняли на вооружение стальные головные уборы.

Читать еще:  Шлем Витязь-С. Обзор, фото, характеристики.

ОТ КАСКИ АДРИАНА ДО «КОЛОКОЛЬЧИКА»

Первые каски, принятые на вооружение РККА, были изготовлены во время Первой мировой войны. В 1916 году для Русской армии во Франции было заказано 2 млн касок, разработанных генералом армии Огюстом Луи Адрианом. Однако успели поставить только 340 тыс. Каски получили обозначение М1916. Они были окрашены в светлую охру и имели фронтальную эмблему с двуглавым орлом.

Каска Адриана изготавливалась из стали толщиной 0,7 мм и весила, в зависимости от размера, 700-800 г. Корпус каски состоял из четырех деталей: полусферического свода, переднего и заднего козырька, и гребня жесткости с вентиляционной полостью. Подшлемник каски собирался из шести-семи клапанов кожи. Каска имела подбородочный ремень из лошадиной кожи шириной 0,5 см.

Каска неплохо защищала от осколков и шрапнели, но была бессильна против винтовочных и пулеметных пуль. Кроме того, она была низкотехнологична — для сборки одной каски требовалось 50 операций. По этой причине, когда встал вопрос о производстве русских касок, была произведена дополнительная разработка. В результате появился шлем М1917 («Солберг»). Гребень на каске заменили круглой накладкой. Шлем изготавливался штамповкой из 1,2-мм листа вязкого никелевого сплава, такого же, из которого делали корабельную броню. Заказ на производство шлемов был размещен в Финляндии, входящей тогда в состав Российской Империи, на заводах Солберга и Хольмберга. До конца 1917 года было выпущено 600 тыс. шлемов. Часть из них успели отправить в Россию.

В 1924 году запасы касок Адриана М1916 и шлемов М1917 «Солберг» поступили на вооружение Красной армии. Шлемы были перекрашены в хаки, старые эмблемы сменили на красные жестяные звезды. М1916 и М1917 находились на вооружении РККА до 1939 года. В 1929 году появился экспериментальный шлем М1929 (М29). Он имел оригинальную форму, за которую получил меткое прозвище «колокольчик», однако в нем явно просматривалось влияние М1917 «Солберг». Шлем был испытан в сентябре 1929-го на учениях под Бобруйском, но в производство не поступил в связи с высокой трудоемкостью изготовления.

Каска Адриана, Ml 7 и М29 не удовлетворяли новым требованиями к средствам защиты личного состава и были нетехнологичны в производстве. Разработка новых шлемов продолжилась, и в 1930 году лейтенант А. А. Шварц представил свой проект стального шлема М30. Внешне он напоминал немецкий шлем времен Первой мировой войны, но имел более длинный козырек и короткие поля. Вентиляционные отверстия отсутствовали. Толщина стенок была 1,1 мм, вес — 1,3 кг. В производство шлем принят не был, но наработки использовали при создании «стального шлема, обр. 1936» — СШ-36. Так новый шлем получил от МЗО подтулейное устройство и гофрированные алюминиевые полосы, установленные между шлемом и подшлемником для обеспечения вентиляции и дополнительной амортизации. Шлем имел оригинальную полусферическую форму, с выдающимся вперед козырьком и боковыми широкими полями-скатами.

На макушке размещался небольшой гребень, прикрывающий вентиляционное отверстие. Толщина стенок составляла 1,1 мм, вес шлема составлял 1,2-1,3 кг (в зависимости от размера). Шлем выпускался в трех типоразмерах. Подтулейное устройство имело купольную форму и изготавливалось из ткани. В верхней части купола имелся шнур, позволяющий подгонять подшлемник под размер головы. В нижней части он обрамлялся полоской из кожи или кожзаменителя. Крепление подтулейного устройства производилось с помощью трех заклепок, расположенных на поверхности шлема. Подбородочный ремень был брезентовый или кожаный. Его длина регулировалась с помощью стальной пряжки. СШ-36 окрашивался в темно-зеленый цвет или в хаки. На фронтальную часть шлема наносился контур пятиконечной звезды.

СШ-36 БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Свое боевое крещение СШ 36 получил в Испании во время гражданской войны 1936-1939 годов. В небольших количествах шлемы этой модели поставлялись в качестве военной помощи республиканцам. Затем в 1938 году были боевые испытания на озере Хасан, в 1939-м в боях у реки Халхин-Гол и во время Зимней войны с Финляндией в 1939-1940 годах. При анализе боевого применении был выявлен ряд недостатков. В частности широкие поля-скаты, которые СШ-36 получил для защиты от ударов шашкой по инициативе С. М. Буденного, парусили и затрудняли передвижение солдата бегом, а большой козырек уменьшал обзор. Сталь, из которой изготавливался шлем, имела не лучшие характеристики, и защитные свойства шлема были посредственными.

Каски РККА

Доброго всем времени суток, хочу поднять тему касок в РККА. Кому есть чем дополнить, буду рад.

Крайне интересный вариант стального шлема М-1917 «Зольберг» в РККА.
Как правило, звезды на них были либо накладными большими (из жести, на весь «лоб», грубо говоря), либо нарисованными, либо их и вовсе не было.
Здесь же мы видим звезды на головные уборы комначсостава обр.1936 года которые просто-напросто приделали на стальные шлемы, хотя звездочки изначально предназначались для тканных головных уборов. Примеры таких шлемов попадаются на фото крайне редко.

Шлем имел три размера купола, и шесть размеров подтулейного устройства (53см., 55см., 57см., 59см., 60см., 62см). Окрашивался шлем в цвет хаки. ТТХ М1917: вес — 800-850гр., толщина стали — 1,2мм., ширина около — 213 мм., длина около — 287 мм., высота около -170 мм.

Революция 1917г. помешала поставкам изготовленных в Финляндии шлемов в Россию. В русскую армию была отправлена сравнительно небольшая партия заказанных шлемов. Так, на заводе Sohlberg-Oy успели изготовить только 500тыс. шлемов, а на заводе V.M.Holmberg – 100тыс. В 1918г. Финляндия объявила независимость и выпущенные, но не отправленные в Россию шлемы остались в распоряжении финского правительства. На большей части шлемов не был установлен подшлемник, т.к. сделать это планировалось на заводах в России.

Шлем этой модели так и не был широко использован русской армией. Во время Гражданской войны небольшая часть шлемов использовалась белогвардейскими соединениями. В 20-е и 30-е гг. шлем М17 Sohlberg получил распространение в Красной Армии.

Часто на этот шлем, так же как и на «Адриан-15» прикрепляли большую жестяную звезду, или звезду меньшего размера. Иногда звезду просто рисовали.

Почти через 2 месяца после Октябрьской революции, согласно докладу по Главному Интендантскому Управлению от 14 декабря 1917 года, за №91471 «О прекращении дальнейшего изготовления касок Центральным Военно-Промышленным Комитетом», производство шлемов было прекращено. 28 декабря 1917г. это решение было одобрено на Особом Совещании по обороне государства. Однако решение о прекращении производства стального шлема не коснулось предприятий уже независимой Финляндии, которая получила эту независимость согласно декрету Совета Народных Комисаров от 18.12.1917 года. И хотя, большая часть шлемов была поставлена на фронт для русской армии, на складе завода «G.W. Sohlberg» остались 500 штук недопоставленных шлемов. Финляндия, получив независимость, была ввергнута в гражданскую войну (с 27.01 по 16.05.1918г.). Во время войны эти 500 шлемов, находящиеся на складе завода «G.W. Sohlberg», были конфискованы Финской Красной гвардией. После поражения красных, шлемы были захвачены финскими белогвардейцами и поступили в экипировку Хельсинкского пехотного полка, а также в гарнизоны городов Вааса (Vaasan) и Какисалми (Kakisalmen). В 1920 году эта самые шлемы (так называемый — «русский вариант») были изъяты из армейской экипировки и проданы в пожарные части и силы гражданской самообороны. Большинство этих шлемов бьио перекрашено в черный цвет. На некоторых образцах стальных шлемов, выпущенных для финской армии, стояла маркировка VKT, а сплошной тканевый купол в подтулейном устройстве был заменён на трехлепестковый (так называемый — «финский вариант»). Лепестки подтулейного устройства имели треугольную форму, и в своей верхней часта стягивались шнуром. Они изготовлялись из брезента или выделанной кожи северного оленя. К сожалению, о производстве стальных шлемов на финских предприятиях сохранилось очень мало сведений т.к. архив времён Первой Мировой Войны предприятия «V.W. Holmberg» -безвозвратно утерян, а в неполном архиве предприятия «G.W. Sohlberg» информация по стальным шлемам имеется в очень небольшом количестве.

Стальной шлем СШ-36(халхинголка)

Политическая ситуация в Европе в начале 30-х годов вынудила советское военное руководство ускорить процесс создания собственного стального шлема, который должен был заменить уже устаревшие модели (каски Адриана и М17). В 1935 году на Ленинградском металлургическом заводе было налажено производство стальных шлемов получивших маркировку «Стальной шлем 1936» или «СШ36» по году поставки шлемов в армию. Шлем имел оригинальную полусферическую форму, с выдающимся вперед козырьком и боковыми полями-скатами. Шлем придавал силуэту советского солдата узнаваемость. Несмотря на оригинальность, шлем, теме не менее, имел некоторые элементы, унаследованные от предыдущих моделей. Так в частности вентиляционное отверстие располагалось в верхней части купола шлема и прикрывалось накладкой напоминающей гребень, традиционный для касок Адриана, только значительного меньшего размера.


Шлем изготавливался из стали, его вес составлял 1200-1300 грамм, в зависимости от размера (всего было три размера). Толщина стали 1,1 мм. Подшлемник изготавливался из ткани, обрамленной в нижней части полоской кожи или кожзаменителя и имел купольную форму. Размер подшлемника регулировался с помощью шнура, расположенного в верхней части купола. Крепление подшлемника осуществлялось с помощью трех небольших клепок, расположенных на поверхности шлема. Еще один элемент СШ-36, связывающий его с предыдущими моделями русских шлемов — это гофрированные алюминиевые полосы, установленные между шлемом и подшлемником для обеспечения вентиляции, а так же выполняющие амортизационные функции. Подбородочный ремень изготавливался из ткани или кожи. Длинна подбородочного ремня регулировалась с помощью квадратной пряжки. Окрашивался шлем в темно-зеленый цвет или в цвет хаки. Во фронтальной части шлема наносился контур пятиконечной звезды. Первое боевое крещение СШ-36 получили во время гражданской войны в Испании, затем были испытания в боях на озере Хасан в 1938 году, во время боев у реки Халхин-Гол в 1939 году и во время Зимней войны с Финляндией в 1939-1940 году. В результате испытаний у шлема был выявлен ряд недостатков, в частности широкие поля, сделанные по инициативе С.М. Буденного для большей защиты солдат от ударов шашки, создавали эффект паруса и затрудняли передвижение солдата, а большой козырек уменьшал обзор, кроме того защитные характеристики шлема оставляли желать лучшего. В небольших количествах шлемы этой модели поставлялись в Испанию во время гражданской войны 1936-1939 года в качестве военной помощи республиканцам.
К началу войны СШ-36 постепенно заменялся шлемом новой модели — СШ-40. В начале войны в связи с нехваткой экипировки солдатам выдавались шлемы СШ-36, в том числе собранные с полей сражений при этом шлемы реставрировались, в частности мог быть установлен подшлемник более позднего образца.

Стальной шлем СШ-39(трехклепка)

Недостатки СШ-36 были слишком очевидны и необходимо было произвести дополнительные исследования для создания лучшего шлема. Снова было протестировано множество шлемов созданных в западных странах.

В 1937-38 несколько экспериментальных моделей было создано и протестировано на Ржевском полигоне. В 1938 году был сделан окончательный выбор. Характерный гребешок был снят со шлема и контур шлема приобрел новые очертания. Этот шлем известен как СШ-39. Силуэт русского солдата в нем стал образом воина-победителя на многие годы. Форма нового советского шлема напоминала стальной итальянский шлем М 33. Вероятнее всего именно эта модель была взята за основу при создании шлема. Шлем изготавливался из стали намного лучшего качества, чем та, из которой изготавливался СШ-36, его вес составлял 1250 грамм, толщина стенок 1,9 мм.

Технологию штамповки стального шлема разработал лысьвенский специалист Евгений Ширинкин.
За 5 с половиной лет коллективом ИТР завода совместно с НИИ-13 и военными специалистами НКО было опробовано более 8 различных марок стали, относящихся к бронестойким. Все они были получены с различных заводов Советского Союза. В 1939 году ученые-металлурги, сотрудники НИИ-13 и Наркомата черной металлургии предложили для опробования в производстве холоднокатаную легированной броневую стали марки 36СГН, которая была создана в НИИ-13 под руководством М.И.Корюкова. Новая сталь (условное заводское обозначение И-1) была выплавлена в г. Перми в Мотовилихе и окончательно прокатана на толщину 1-1,2 мм на Нытвенском металлургическом заводе. Процесс выплавки 36СГН был сложнее чем у других сталей. В расплав вводили специальные добавки: никель, кремний, которые делали сталь прочнее. Температура плавки броневой стали была 1600-1700 град. Из мартена сталь выходила в слитках по 3-3,5 т. Для дальнейшей работы их необходимо было несколько раз прокатать, чтобы получить плоскую токую заготовку. Лысьвенским металлургическим заводом из стали И-1 (36СГН) была изготовлена партия шлемов, которая, наконец, дала удовлетворительные результаты по отстрелу. Прада, штамповка производилась ещё на не совсем освоенном инструменте – калибровочных – отбортовочных штампах. Требовалась доводка всего штампующего инструмента, усовершенствование подтулейного устройства, отработка технологии производства: термического режима (отжига), закалки, отпуска, обезжиривания, пескоструйки, окраски, сушки, изготовление штампующего калибровочного, отбортовочного инструмента для всех ростов стального шлема, а для этого требовалась большая конструкторская работа, создание технологических карт на весь цикл производства. Главная, особо сложная работа, заключалась в изготовлении калибровочных, отборочных и обрезных штампов. Все эти штампы изготавливались вручную и требовались особо квалифицированные слесари-универсалы (ввиду отсутствия на ЛМЗ Кельеровских станков). А на заводе слесарей такой квалификации было всего два человека: Лошов и Зорин, работающих в инструментальном цехе. Требовалось немедленно обучить новому делу рабочих. К обучению привлекли лучших мастеров инструментального цеха – П.Г.Лямина, П.Я.Безматерных, П.Я.Черемных, которые сами встали за верстаки работать и обучать молодежь – подростков 16-17–ти лет.
После проведения испытаний, приёмки и освоения прозводства новый шлем, получивший наименование «Стальной шлем образца 1939 года (СШ-39) выпускался в цехе № 8 Лысьвенского металлургического завода с 1939 г. по 1941 г. (ориентировочно). В те же годы его производство было освоено и в г. Сталинграде на Металлургическом заводе «Красный Октябрь». Ввиду отсутствия производства броневой стали на ЛМЗ прокат для изготовления СШ-39 поступал в г. Лысьву с Металлургического заводе «Красный Октябрь».
Совершенствование шлема на ЛМЗ было продолжено и в 1939 г. проявились новые образцы стального шлема, которые получили обозначение «Стальной шлем образца 1940 г.» (СШ-40). Именно в таких шлемах Красная Армия прошла с боями от Москвы до Берлина и одержала победу над Японией. Шлем СШ-40 стал дальнейшим развитием конструкции СШ-39 и внеше почти от него не отличался. В 1942 г. из-за начала наступления немцев на Волге поставки проката из Сталинграда прекратились. Какое-то время броневой прокат для изготовления стальных шлемов поступал из г. Перми с завода № 172 в Мотовилихе. Но вскоре было принято решение об организации её выплавки и прокае на заводе № 700 (ЛМЗ) в г. Лысьве. Источник: Краткая история создания стального шлема образца 1940 г. (СШ-40) для Красной Армии. В.А.Онянов, начальник цеха № 8 (в войну — цеха «С-8», шифр 41) Лысьвенского металлургического завода (в войну — завода № 700), массово изготовлявшего стальные шлемы в 1941-1945 гг. Лысьвенский музей.

В центре так называемый зенитный шлем РККА


Военинтендант I ранга А. А. Шварц в своей каске 2-го опытного образца. 1936 год


В 1930 году лейтенант Красной Армии Александр Абрамович Шварц представил проект стального шлема. Внешне шлем напоминал немецкий и австрийские шлемы периода Первой Мировой войны, но имел и существенные различия: удлиненный козырек и небольшие поля, отсутствовали воздушные отверстия.


Шлем изготавливался из стали, его вес составлял 1300 грамм, в зависимости от размера (всего было три размера). Толщина стали 1,1 мм. Окрашивался шлем в темно-зеленый цвет. Подшлемник экспериментального шлема М30 стал в дальнейшем использоваться на СШ-36. Данный стальной шлем разрабатывался в период, когда СССР тесно сотрудничал с Германией. Возможно, данные стальные шлемы не были утверждены, в связи с тем, что на поле боя трудно было бы различить от немецкого шлема, т.е. возникли бы трудности определения «свой – чужой». Впоследствии наработки по данному шлему послужили для разработки СШ-36.
Примерная партия выпущенных стальных шлемов составила 70 штук. Португальский коллекционер Томас Салазар на одном из складов в гор. Санкт- Петербурге нашел 15 таких шлемов, по внешнему виду они не использовались по назначению.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector