1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Английский спецназ. Во имя королевы!

Погоня за бежевым беретом

Самый знаменитый британский киношпион, представляясь незнакомцам, обычно скромно говорил: «Бонд. Джеймс Бонд». Британским военнослужащим из Специальной воздушной службы (Special Air Service) на вопрос о месте их службы отвечать ещё проще — в британской армии много полков, но 22-й полк SAS один, и попасть в него очень непросто.

История этого легендарного формирования начинается в 1941 году, когда лейтенант Дэвид Стирлинг (Archibald David Stirling) убедил командование британских сил в Каире, что в условиях пустыни небольшой подвижный отряд может эффективно атаковать цели в тылу противника. Новое подразделение получило название «Отряд L бригады специальной воздушной службы», хотя ни о какой бригаде в тот момент речь не шла. Первоначальная численность отряда Стирлинга составляла менее 100 человек, а палатки и другое снаряжение (включая даже пианино) было добыто в ходе «рейда» в находящийся по соседству лагерь полка из Новой Зеландии. Впоследствии подобные «визиты к соседям» стали одной из традиций SAS.

Тем не менее название оказалось пророческим — ближе к концу войны SAS действительно разрослась до бригады. После завершения Второй мировой специальных десантников поначалу расформировали, но уже в 1947 году в составе британской армии вновь появился 22-й полк SAS. Позднее к нему добавились 21-й и 23-й полки, которые в настоящее время считаются резервными.

Как не уехать с платформы №4

Перефразируя старую поговорку, можно сказать: «Плох тот солдат армии Её Величества, который не мечтает попасть в SAS». Для большинства британских солдат попасть в 22-й полк — это высшее из возможных достижений, но пройти через сито не менее знаменитого отбора удаётся далеко не каждому сотому претенденту! В каждом из четырёх «сабельных» эскадронов 22-го полка числится всего 65 человек, но в их подготовку и снаряжение вкладывается очень много.

Учитывая широкий спектр задач SAS как в военное, так и в мирное время — от охоты за мобильными пусковыми комплексами и диверсий на аэродромах до штурма захваченных террористами объектов и охраны королевской семьи, — солдаты 22-го полка действительно должны иметь высочайший уровень подготовки. Задачи SAS и формируют основные требования к рекрутам: способность к обучению, психологическая устойчивость, инициативность и, наконец, мотивированность. Именно эти качества и призван выявить знаменитый отбор. Если рекрут сумеет пройти все жестокие испытания ради права носить бежевый берет — значит, он того очень хотел. Может быть, не с первой попытки — дадут ещё одну, но важнее всего именно желание стать одним из людей 22-го полка, потому что именно на желании придётся карабкаться дальше: запасы сил растают задолго до финиша.

В настоящее время местом дислокации 22-го полка считается городок Херефорд. Те, кто смотрел фильм «Ронин», могут вспомнить, что именно на вопросе о Херефорде «прокололся» герой Шона Бина, пытавшийся выдать себя за бывшего бойца SAS. Первый тест отбора заключается в самом приглашении в учебную группу: адреса или инструкций, как добраться до казарм полка, в тексте нет. Если кандидат не сумел явиться на первое построение вовремя — значит, для 22-го полка он уже не годен.

Те, кто сумел найти дорогу, получают армейские ботинки, рюкзак «Берген» и набор снаряжения. Если какая-то группа прибыла из одного подразделения, её тут же разделят по разным комнатам: на первом этапе отбора каждый сам за себя и против всех. Впрочем, и вне комнат при встрече тем для разговоров немного: как избежать мозолей на ногах и плечах, что пить, как ориентироваться на местности, где лучше держать карту — в нагрудном кармане куртки, боковом кармане брюк или на шее при помощи стропы. Разумеется, упомянут и о тех, кто прошёл и не прошёл — потерялся, замёрз, утонул или умер от обезвоживания.

Хотя большая часть рекрутов приходит из десантных войск или коммандос, стать кандидатом вполне может любой — сапёр, связист, артиллерист. Рост больше двух метров и бицепсы как у Арнольда Шварценеггера для потенциального бойца 22-го полка скорее помеха — инструкторы ищут людей среднего роста, среднего размера, средней европейской внешности. Любые попытки выделиться — прямой путь к платформе №4, откуда отправляется поезд из Херефорда в Лондон, и именно так на сленге 22-го полка именуют провал в отборе.

Нелёгкая разминка

Для начала рекруты проходят общеармейский тест по физподготовке и курсы по ориентированию. Уже на этом этапе отсеивается достаточное количество людей — в основном тех, кто поверхностно относился к предварительной подготовке и был очарован флёром бондианы. По окончании двух недель остаются те, кто имеет проходную физподготовку для службы в армии и обучен использовать компас, читать карту и ориентироваться на местности. Это залог того, что при выполнении дальнейших упражнений отбора рекрут не доставит всем проблем типа спасательной операции, потеряв способность идти или ориентироваться в горах.

Следующий этап куда серьёзнее: марш-броски по нагорьям Блэк-Хиллз и Брекон-Биконс. Рекруты получают индивидуальное задание — как правило, это координаты следующей контрольной точки, где их будет ждать следующий сержант. Разговор короткий: «Покажи, где ты сейчас? Следующая точка 553323, покажи, где она? В каком направлении надо идти? Ты бы поспешил, время идёт…»

В некоторых точках могут заставить решать задачи на сообразительность — разобрать и собрать незнакомую модель оружия, ответить на тесты. Таким образом проверяется реакция рекрута на возрастающий стресс — увеличивается протяжённость маршрутов, ужесточается временной график, прибавляется вес за плечами. В рюкзаке лежит 25 кг и более, при этом вес может быть внезапно проверен, и при его недостаче рекрут получит в рюкзак пару огромных булыжников.

Читать еще:  3 Replies to “55 лет исполняется Карибскому кризису”

С хронометражем отдельная история — рекрут не знает нормативов времени. Как правило, лидером идёт кто-то из инструкторов или действующих бойцов SAS, по нему и строится временной график. Сержанты говорят: «Время прежде всего. Что толку от группы огневой поддержки, если она дошла до позиции на полминуты позже начала атаки?» Пришедшие первыми едут на базу в первой группе грузовиков — им беспокоиться не о чем; попавшим во вторую группу стоит хорошенько подумать, людей из третьей группы ждёт выговор, именуемый на сленге «предостережением цыганки», — инструктор объявляет их имена, подзывает к себе и коротко предлагает привести себя в порядок. Все знают, что второго предупреждения не будет — последующий вызов к начальнику курса означает отправку домой.

Конечно, причину отчисления в пришедших в часть документах всегда закамуфлируют под вывих ноги или что-то подобное, чтобы не ранить самолюбие военнослужащих и избежать проблем с возвращением к обычной службе. Кое-кто заявляет о своём отказе от дальнейшего участия в отборе добровольно: к этому моменту все советы по уходу за мозолями и о том, как правильно пить воду идут к чёрту — почти все вынуждены изыскивать внутренние резервы и предпринимать сверхусилия для того, чтобы оставаться в игре.

Наступает очередь марша на выносливость (Endurance March) — за плечами «Берген» такой тяжести, что руки немеют от недостачи кровотока в пережатых плечах, в руках учебная винтовка без ремня, засовывать которую за клапан или лямки рюкзака категорически запрещается. Впереди 60 километров по самым высоким точкам Южного Уэльса. Тех, кто пришёл к финишу с соблюдением графика, ждут небольшое угощение — ром и пудинг — и первое одобрение от начальника курса: «Неплохо».

Этот этап обычно проходят 20 человек из 100–150 кандидатов. «Выживших» зачисляют в учебный эскадрон. Курсы проводятся по всему — от оружия стран НАТО и вероятного противника до занятий по тактике, радиоделу и экстремальному выживанию. Кто попытается «сачкануть» — поедет с платформы №4.

Контроль усвоенного материала — подготовка к действиям в джунглях (Jungle training). Шесть недель рекруты, разбитые на патрули-четвёрки, проводят в девственном лесу. Бесчисленные тактические упражнения с использованием реальных боеприпасов — контакт прямо, контакт справа, контакт слева, контакт сзади… Инструктор выставляет мишени, подвижные и неподвижные, и патруль должен на них реагировать. На данном этапе сержанты начинают подбирать людей себе в эскадрон — смотрят за социальными взаимосвязями и лёгкостью их образования.

Рекрутам запрещено входить в зону проживания инструкторов. На положении реального автономного патруля рекруты живут в джунглях, раз в неделю получая свежие продукты, всё остальное время питаясь сухпайком и рисом. Их учат иметь два набора одежды — сухой и мокрый. Мокрый представляет собой форму, в которой рекрут проводит целый день — если нет ливней, то она всё равно вымокнет от пота, испарений и влажного воздуха. На ночь для комфорта следует переодеться в сухое — майку, шорты, кроссовки. За час до рассвета, сняв и убрав сухое, необходимо надеть мокрое — холодное и липкое — и, собрав все вещи в рюкзак, занять у него позицию «к бою». Патруль пакуется и занимает боевые позиции ежедневно за час до рассвета и за час до заката, сохраняя это положение в течение полутора часов.

Один из тестов на выживание в джунглях — «ночь на голой земле». Рекрутов, пришедших для получения свежих продуктов либо на занятия, внезапно поднимают по тревоге: «Нападение, нападение! Рассыпаться!» Они вынуждены уйти в джунгли в том и с тем, что на них. На следующий день искусанные, в пиявках и шипах, кандидаты выходят к точке экстренного сбора. После этого этапа обычно остаётся человек восемь. Критерии отсева не раскрываются — всё зависит от личной оценки инструктора.

Когда своих не отличить от чужих

Но и это ещё не финал, остаётся пройти последний этап — тест на выживание на вражеской территории и противостояние допросу. Учебный курс, который проводится для рекрутов 22-го полка и одновременно для инструкторов по выживанию из других подразделений, состоит из занятий по теории и практике азов выживания и встреч с ветеранами, пережившими плен. По окончании всех делят на патрули, переодевают в ветхую военную форму и формулируют задание: «Вы убежали из плена и находитесь в тылу противника. Вас преследуют. Завтра в 06:30 в точке 123456 вас ожидает связной. У него будут еда и инструкции. Если он не придёт, или вы опоздаете, следующий связной будет послезавтра в 07:00 в точке 654321. Местные жители предупреждены о вашем возможном появлении и доложат о вас немедленно. Время пошло».

На одной из точек рандеву кандидатов хватают преследователи, вяжут, одевают мешок на голову и бросают в фургон — наступает кульминация совместной тренировки с отделом допросов и расследований. За каждого расколотого рекрута SAS его сотрудникам обещано поощрение. Они воздействуют в основном психологически — холод, темнота, повязка на глазах, связанные руки, неудобные положения — на цыпочках, опершись о стену под неудобным углом, сидя на корточках с прямой спиной и так далее.

Начинаются допросы. Следователь задаёт вопросы: «Имя? Название подразделения? Сколько вас было? Какое у вас было задание? Какие позывные? Откуда и куда следовали?» Допросы сменяются карцером, меняются допрашивающие и их методы. Человек, только что кричавший в ухо: «Ты идиот? Ты понимаешь, о чем я говорю?! Откуда и куда ты шёл? Название подразделения? Ты военнослужащий? Какой твой личный номер? Значит, ты служишь в армии?» будет сменён другим, сидящим рядом на корточках с блокнотом и кипой бумаг: «Слушай, я из канцелярии, мне дали твои бумаги, я не всё могу тут разобрать — эти следователи неграмотные свиньи. Как тебя зовут? Дата рождения? Личный номер? С тобой здесь хорошо обращаются? Я могу отметить это в бланке. Ты голоден? У тебя есть врождённые заболевания? А у твоих родителей? Как их звали? Мне нужно заполнить бланки. Когда ты начал служить? Как называется твоё подразделение?»

Читать еще:  Автоматический арбалет

Иногда приходит женский персонал и проводит «медосмотр», сопровождая его унизительными замечаниями. Это может показаться странным, но, несмотря на то, что допрашиваемые осознают искусственную составляющую происходящего, многие ломаются — даёт о себе знать психологическое напряжение и переутомление, как от периода в бегах, так и от воздействия следователей. Даже те, кто говорят себе: «Ерунда какая, не будут же они меня пытать и убивать…» потом с трудом могут ответить на вопросы, сколько времени они были в плену, сколько раз их допрашивали, как выглядели следователи и место допроса, и очевидны ли были намерения допрашивающих.

Наконец наступает момент, когда вместо очередного следователя в комнате для допросов сидит инструктор, который спрашивает: «Ты в порядке?» Многие отвечают: «Я не могу ответить на этот вопрос». Тогда инструктор говорит: «Ты узнаёшь меня? Это конец упражнения». Затем следует чашка чая или супа, скупые слова поощрения и приказ явиться в назначенное время для прохождения дальнейшего обучения.

Дальше следует курс CQB (Close Quarters Battle — бой в ограниченном пространстве) и курс базовой парашютной подготовки, по окончании которых прибывших в казармы рекрутов ожидает приятное потепление отношений с сержантами и начальником курса. Они знают, что прошли и ждут лишь последней формальности. Рекрутов приглашают в кабинет к командиру, у которого на столе лежит стопка бежевых беретов. Без помпезных слов и рукопожатий он передаёт каждому по берету со словами: «Вы приняты. Запомните, сохранить это труднее, чем получить. Свободны».

После все напиваются, меняют выданные береты на неуставные, меньшие по размеру, придают им нужную форму, нашивают на рукав голубые «сабельные» крылышки и получают распределение в один из эскадронов 22-го полка.

За рассказ об отборе в 22-й полк SAS автор выражает глубокую благодарность Сергею Мышелову.

Спецподразделения Великобритании

Резервные части САС – 21-й и 23-й полки – после реформы «Армия-2020» с осени 2014 года перестали быть частью спецназа и входят в состав 1-й бригады военной разведки.

Не менее славная история и флотского спецназа СБС (Спешал боат сервис – Особая лодочная служба).

Базируется СБС на военно-морской базе в Пуле на юго-западном побережье Англии. Носят СБСовцы зелёные береты Королевских морпехов, только с эмблемой службы.

Исторически САС комплектовался армейскими кадрами, преимущественно из состава Парашютного полка, а СБС – морпехами. Но сейчас такое разделение в прошлом, более того обе службы имеют единую программу отбора кандидатов.
Для допуска к отборочному курсу необходимо прослужить два года в вооружённых силах. Отбор проходит дважды в год, обычно из 200 кандидатов его успешно проходит около 30-ти.

Третьей частью британского спецназа является Специальный разведывательный полк (СРР), созданный в апреле 2005 года на базе 14-й отдельной разведроты, действовавшей против боевиков ИРА в ходе Проблем в Северной Ирландии.
Полк специализируется на широком спектре секретных операций, связанных со сбором разведывательной информации. Численностью 200-250 человек, базируется на базе САС в Херефорде. Это единственная часть британского спецназа, в которой могут служить и женщины.

Под командованием директората специальных операций также находится группа поддержки, в состав которой входит 1-й батальон Парашютного полка и рота Фокстрот Королевских морпехов.

За связь и радиоэлектронную разведку спецназа отвечает 18-й сигнальный полк, по одному эскадрону которого придано САС, СБС, СРР и группе поддержки.

Как английская королева ради советского офицера нарушила правила этикета

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Судьба этого человека была более чем неординарной. После окончания Высшего военно-морского училища он служил на Северном флоте. Когда Олимпий Рудаков был курсантом, известный скульптор Матвей Манизер предложил ему позировать для своей новой работы – скульптуры матроса, украсившей московскую станцию метро «Площадь революции». Тогда никто не мог предположить, что в будущем никому не известный курсант войдет в историю не только благодаря этому факту своей биографии.

Войну Рудаков встретил помощником командира эсминца «Сокрушительный». Осенью 1942 г. судно попало в сильный шторм, во время которого кормовую часть корпуса оторвало ударами волн, 30 членов экипажа погибли. Несмотря на то, что причиной крушения стали изъяны в конструкции эсминца, всю вину за случившееся возложили на экипаж корабля. К тому же капитан и его помощник нарушили устав, оказавшись в спасательных шлюпках раньше матросов. Сын Олимпия, Юрий Рудаков, позже рассказывал: «Мне довелось тоже служить на Северном флоте. Там я встречал очевидцев и участников этой катастрофы. В катастрофе вины отца нет. Адмирал Михайлин, он на эсминце «Куйбышев» тогда спасал экипаж «Сокрушительного», сказал, что Рудакова сняли с терпящего бедствие судна раненым и 138-м по списку. А потом флотское начальство выставило отца крайним. ». В результате командир эсминца и его помощник были приговорены трибуналом Северного флота к высшей мере наказания – расстрелу. В последний момент этот приговор Рудакову заменили на 10 лет лагерей – скорее всего, благодаря вмешательству вице-адмирала Головко, лично знавшего Рудакова.

Весной 1943 г. Олимпия Рудакова перевели из исправительно-трудового лагеря в штрафбат. Уже через несколько месяцев с него сняли судимость как с «искупившего свою вину кровью», а позже он был восстановлен в своем офицерском звании. Зимой 1944 г. Рудаков смог вернуться на Северный флот – сначала в качестве помощника командира эсминца «Громкий», а затем – командира крейсера «Мурманск».

Однако во всем мире Рудакова узнали благодаря… вальсу! В 1953 г. состоялась коронация королевы Великобритании Елизаветы II. В честь этого события устроили большой морской парад. Советский Союз на это торжественное мероприятие делегировал крейсер «Свердлов» под командованием капитана первого ранга Олимпия Рудакова. Однако советская делегация чуть было не пропустила церемонию – в пути корабль застал сильный шторм, из-за чего «Свердов» не успевал на начало торжества, в то время как в порту на военно-морском параде советский крейсер уже ожидало 250 британских и 22 иностранных судна. В последний момент корабль показался на горизонте.

Читать еще:  Бессмертный Полк - акция в честь ветеранов ВОВ, история шествий и движений, участие в проекте, штендеры, транспаранты и фоторамки

Очевидец событий, адмирал Хатчинсон, так описывал этот момент: «Что он позволяет себе, этот русский капитан, он сумасшедший! Порт тесен и труден для маневрирования, у причалов пришвартованы более 300 кораблей, сильное течение, перепады глубин, а он отказался от лоцмана». На швартовку отводилось больше часа, но советский корабль встал на якорь всего за 12 минут! При этом буй, обозначавший место швартовки судна, сильным течением затянуло под воду, но Рудаков сумел пришвартоваться в отведенном для крейсера месте. Виртуозное управление огромным кораблем вызвало восторг у собравшихся на набережной англичан, которые начали бросать в воду букеты цветов. Позже королева на собственной яхте обошла все суда, прибывшие на коронацию. Крейсер «Свердлов» приветствовал ее тремя залпами своих орудий вместо положенного одного.

Во время церемонии коронации советская делегация снова оказалась в центре внимания. Награждая памятными медалями иностранных гостей, Елизавета прошла мимо американского и французского адмиралов, первым удостоив этой чести советского капитана. Она нарушила все правила этикета на этом торжестве не раз, уделив слишком много времени и внимания Олимпию Рудакову. Устроители церемонии пришли в смятение от того, что королева задерживала свой взгляд на капитане непозволительно долго. В подарок от руководства СССР офицер преподнес королеве горностаевую мантию, а она в ответ подарила ему свой первый после коронации танец, во время которого пара оживленно беседовала. Об этом вальсе позже писали во всех газетах.

Однако во время торжеств королева Елизавета была не единственной высокопоставленной особой, которую покорил советский офицер. Остаток вечера он провел в компании ее сестры, принцессы Маргарет. В нарушение всех правил этикета, после танцев она пригласила Рудакова в свой кабинет для личной аудиенции. О чем они тогда беседовали – история умалчивает, капитан никогда не рассказывал о деталях своего визита в Великобританию.

По возвращении в СССР Олимпий Рудаков получил звание контр-адмирала и памятный знак «За поход в Англию». Позже ему предложили пост военно-морского атташе при советском посольстве в Великобритании, но назначение на должность так и не состоялось. Сын Рудакова объяснял это так: «На самом деле, отец сам отказался от этого назначения, по просьбе мамы. В тот момент мой старший брат заканчивал школу. И если меня родители могли забрать с собой за границу, то увезти туда Юру было гораздо сложнее. Он собирался поступать в военное училище, и родители остались, чтобы устраивать его дальнейшую судьбу».

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Общество

Речь королевы о коронавирусе: мы добьемся успеха, и настанут лучшие дни (The Telegraph, Великобритания)

Королева выступает перед нацией с посланием надежды, вспоминая военное время.

Я выступают перед вами в сложное, как нам всем известно, время. Это время потрясений в жизни нашей страны, которое некоторым людям принесло горе, многим — финансовые трудности, и всем нам — огромные перемены в повседневной жизни.

Я хочу поблагодарить всех работников системы здравоохранения, находящихся на переднем крае борьбы, а также социальных работников и всех тех, кто сегодня играет жизненно важную роль, кто бескорыстно исполняет свои повседневные обязанности, находясь вне дома и поддерживая всех нас. Я уверена: нация присоединится ко мне и заверит вас, что ценит вашу работу, и что каждый час вашего тяжелого труда приближает нас к нормальной жизни.

Я также хочу поблагодарить тех, кто сидит дома, помогая тем самым защищать уязвимых, и не давая семьям испытать боль от потери родных. Вместе мы боремся с этой болезнью, и я хочу заверить вас, что если мы сохраним единство и решимость, мы ее преодолеем.

Я надеюсь, что в предстоящие годы все мы сможем гордиться тем, как ответили на этот вызов. А те, кто придут после нас, скажут, что британцы из этого поколения были такими же сильными, как и из любого другого. Что самодисциплина, спокойная и добродушная решимость и чувство локтя по-прежнему являются характерной чертой нашей страны. Гордость за то, кто мы есть — это не удел прошлого, это определяющая характеристика нашего настоящего и будущего.

Тот момент, когда Соединенного Королевство сплотилось, чтобы отдать должное медработникам и сотрудникам важнейших служб, запомнится как выражение нашего национального духа; это будет символ мечты, который станут рисовать дети.

Мы видим, как во всем Содружестве и во всем мире люди объединяют усилия, чтобы помочь другим, будь это доставка еды и лекарств, проверка состояния здоровья соседей и перепрофилирование компаний с целью оказания помощи и содействия.

И хотя самоизоляция порой трудна, многие люди всех вер и атеисты обнаруживают, что она дает возможность притормозить, сделать паузу и поразмышлять в молитве или в медитации.

Это напоминает мне мою самую первую речь в прямом эфире, которую я произнесла в 1940 году при помощи сестры. Мы с сестрой были детьми и выступали здесь, в Виндзорском замке, перед детьми, которых эвакуировали в безопасные места. Сегодня многие снова болезненно ощущают, как их разлучили с родными и близкими. Но сейчас, как и тогда, мы в глубине души понимаем, что так надо.

Мы и раньше сталкивались с вызовами, но на сей раз все иначе. На сей раз мы объединились со всеми странами мира, делая общее дело, пользуясь огромными достижениями науки и нашим инстинктивным чувством сострадания и стремлением исцелять. Мы добьемся успеха, и этот успех будет принадлежать всем нам.

Мы должны черпать утешение в том, что хотя нам еще многое предстоит испытать, лучшие дни все равно вернутся. Мы снова будем вместе со своими друзьями, снова будем со своими семьями, мы снова будем встречаться.

А пока я выражаю вам всем свою благодарность и самые теплые пожелания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector