0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Любимцы и пасынки Страны Ямато

arbalet-airgun

Любимцы и пасынки Страны Ямато

Япония в наших статьях появляется крайне редко — и пневматика-то там не приветствуется (кроме эйрсофта), и луки с арбалетами исторически были не самым распространенным оружием, в основном из-за природно-климатических особенностей, хотя, похоже, имел место и субъективный фактор.

Кюдо — стрельба из традиционного японского лука

Любой японец знает, что почтенные господа на снимке собрались отнюдь не на рыбалку или, скажем, дачу для установки каркаса парничка. Их путь лежит в особый зал (кюдодзё) или на площадку для занятий боевым искусством Кюдо («Путь лука»). Как само оно, так и используемое оружие, резко выбиваются из привычных для большинства стран канонов.

Мы неоднократно обращались к теме так называемых «азиатских» луков, максимально приспособленных для стрельбы с коня — мощных, коротких рекурсивов, способных чуть ли не завязываться узлом без разрушения. В их основе лежали дерево, рог и жилы. Японцы же, то ли в силу неких исторических условий, то ли, что более реально, из-за природных особенностей, изготавливали свои луки в основном из бамбука.

Характерно, что лук (как и арбалет) из-за своеобразного климата не получил на островах особого распространения, хотя каждый самурай был обязан владеть искусством стрельбы из него. В том числе и с лошади. Изобретательные японцы создали свой уникальный вариант длинного метательного оружия, именуемый вакю (яп. 和弓, «японский лук»), дайкю (яп. 大弓, «большой лук»), а то и просто юми (яп. 弓, «лук»). Его конструкция асимметрична, рукоять расположена не по центру, а смещена примерно на две трети вниз. Именно это и позволяло при стрельбе не цеплять законцовкой нижнего плеча за седло, колени или собственно лошадку. Естественно, вакю применялись и в пешем строю.

Поныне это удивительное оружие, как и занятия Кюдо, весьма популярно в Японии. И не только там, о чем свидетельствует приведенный ниже видеоролик. Единственно, трудно сказать, способны ли европейцы в полной мере проникнуться философией «Пути лука», ведь это не просто упражнения в стрельбе, не столько спортивная дисциплина, сколько некий ритуал, причем чрезвычайно формализованный. Это как сравнивать японскую «чайную церемонию» с нашим традиционным перекусом на бегу и выпитой залпом чашкой кофе.

Самураи как они есть, точнее — были

Эти снимки сделаны в период с 1860 по 1890 годы. Дело в том, что как раз за несколько лет до этого в Японии завершилась добровольная самоизоляция, известная как Сакоку (яп. 鎖国, буквально «страна на цепи»). И туда начали поступать новинки научно-технического прогресса.

Вот и самураи — вроде такие серьезные дядьки — не остались в стороне и с детским восторгом приняли искусство фотографии. А кто бы отказался — вон и сейчас Инстаграм живет и процветает, а порой совершенно дурацкие селфи заполонили Сеть.

Кстати, снимки любовно раскрашены вручную (ага, прообраз аниме). Естественно, большинство из них постановочные, ну, где герои в фамильных доспехах, так и вовсе на 100 процентов.

А теперь главное. На всех фото присутствуют мечи, кое-где тамошние алебарды (нагината, нет?), частенько — юми. А вот арбалетов на десятках изображение нет, от слова совсем.

Почему так? Об этом читайте ниже.

Японские арбалеты: пасынки Страны восходящего солнца

Итак, луком так или иначе был обязан владеть любой профессиональный воин, вспомните «Самурай без юми подобен самураю с юми, но только без юми…». Арбалет же оказался в своеобразном загоне, о чем свидетельствуют очевидные и не очень факты.

Во-первых, количество модификаций крайне мало. За исключением крепостных баллист о-юми (т.е. «большой лук») это фактически лишь одна модель — теппо-юми. И вот в отношении ее заметны некие странности. Смотрите, «теппо» по-японски означает «ружье» (именно так назывались первые полученные от европейцев аркебузы). То есть выходит, что само название возникло после этих не столь уж давних событий, не раньше середины XVI века. В это время Европа, не говоря уже о географически близком Китае, пользовали самострелы сотни и тысячи лет.

Хотя имеются сведения, что арбалеты попали на острова в виде китайский даров еще в 618 году н.э. т довольно активно применялись несколько столетий. Однако постепенная стабилизация государства привела к почти полному их забвению. На произведениях японских живописи мне не удалось найти ни одного образца, луков — сколько угодно! Поэтому, исходя из исторических реалий, представлю изображение китайского крепостного станкового арбалета (баллисты), причем весьма небанальной трухлучной конструкции. Не думаю, что японские варианты чем-то особым отличались от заморских прототипов.

Во-вторых, теппо-юми представляют собой довольно примитивную, особенно для данного исторического периода, конструкцию:

Сравните его с подлинными «машинами смерти» последних легионеров Средневековья — генуэзских наемников:

Похоже, теппо-юми с ложей и размахом плеч примерно по 60 сантиметров не отличались выдающимися стрелковыми характеристиками и не так уж часто применялись на полях сражений. Может, ниндзя какие работали из них по коллегам из враждебных кланов или зазевавшимся самураям. Да и то на коротких дистанциях из засады.

А может, имел место субъективный фактор. Если в Европе арбалеты не раз пытались запретить как «оружие дьявола», то почему бы самураю не считать их несовместимыми с уложениями бусидо? Именно поэтому островитяне, столь многое перенявшие у китайцев, отнеслись к заморским самострелам без энтузиазма.

Кстати, о заимствованиях. Интересно, что, пусть и в мизерных количествах, в Японии существовали практически полные копии древнекитайских многозарядных «автоматических арбалетов» Чо-ко-ну:

Эти магазинные девайсы именовались «докю». По-русски это своеобразный палиндром (слово наоборот, вроде ГРОМ — МОРГ) от «кюдо» (Путь лука). К сожалению, мы не знаем, как название арбалетов записывались иероглифами, а то можно было бы порассуждать и на эту тему.

Страна Ямато вступает в игру

8 декабря 1941 года США и Великобритания объявили Японии войну. Для мирового сообщества это означало вступление Страны восходящего солнца во Вторую мировую, однако для самой Японии ситуация выглядела по-другому.

С конца XIX века Япония стремилась расширить свои территории за счет материка и прилегающих островов. В 1910 году под ее властью оказалась Корея. В 1931 году японские войска вторглись в Маньчжурию. Участились столкновения с Китаем на приграничных территориях. Шесть лет спустя, в результате «инцидента на Лугоуцяо», развязалась полномасштабная японо-китайская война. Причиной послужил обстрел японцами моста Марко Поло на юго-западной окраине Пекина. В 1940 году Япония вступила в трехсторонний договор с Германией и Италией. Таким образом, страна открыла себе дорогу к дальнейшим завоеваниям в азиатско-тихоокеанском регионе.

С 1941 года политикой Японии фактически управлял генерал Хидэки Тодзио. Будучи руководителем военной полиции в Маньчжурии с 1933 года, он трижды назначался военным министром. В октябре 1941 года Тодзио получил должность премьер-министра страны, со скандалом сменив на этом посту принца Коноэ, не столь склонного к милитаризму. Тодзио удалось занять желанный пост во многом благодаря поддержке ультранационалистических кругов, задававших тон в Японии тех лет.

Читать еще:  Климатическое оружие США, про применение против России, проекты Сура и Хаарп, испытания на Аляске, ураган Харви и штормы

Император Хирохито утвердил планы военных операций 5 ноября, после того как на особом совещании было принято решение начать операцию в декабре 1941 года. Активные боевые действия в Китае Япония отложила.

Согласно плану командующего Объединенным флотом Японии адмирала Исороку Ямамото, на начальном этапе новой войны предусматривалось одновременное нанесение сокрушительного удара по главной тихоокеанской военно-морской базе США Перл-Харбор, стремительное продвижение на Филиппины и Малайю, дальнейший захват Таиланда, Гонконга и ряда других территорий.

Ямамото был талантливым стратегом. Еще в 1930-е годы он по достоинству оценил огромные перспективы использования авиации в войне на море и приложил немало усилий для того, чтобы Япония располагала первоклассным авианосным флотом. Это в значительной степени способствовало завоеванию господства на море на начальном этапе войны. Ямамото был не просто талантливым флотоводцем, он также понимал роль экономики в современной войне. Во время служебных командировок в США Ямамото поразился индустриальной мощи этой страны и выступал против войны с ней. Но решения принимал не он, поэтому, когда война стала неизбежной, адмирал, верный присяге, сделал всё, чтобы его страна добилась успеха.

Япония готовилась к большой войне на протяжении нескольких лет. К декабрю 1941 года страна располагала мощными, хорошо подготовленными вооруженными силами. Общая численность личного состава армии и флота превышала 2,4 миллиона человек. Сухопутные войска состояли из 51 пехотной дивизии и 58 бригад. Несмотря на то, что главные силы страны были сосредоточены на войне с Китаем, для удара в южном направлении Япония выделила 11 дивизий (220 тысяч солдат и офицеров). Военно-морской флот занимал по численности кораблей третье место в мире, уступая только Англии и США. Он включал в себя 10 авианосцев, 10 линейных кораблей, 38 крейсеров, 112 эскадренных миноносцев и 65 подлодок. Японская армия имела более 1700 самолетов, не включая сосредоточенной на авианосцах палубной авиации. На Тихом океане была подготовлена сеть аэродромов и военно-морских баз, для перевозок грузов военного назначения мобилизовали более 500 торговых судов.

Японские войска отличал наступательный боевой дух, стойкость, неприхотливость, способность вести боевые действия в самых сложных условиях, высокий уровень подготовки личного состава. К слабым сторонам можно отнести чрезмерно жесткую субординацию, мешавшую проявлять тактическую гибкость по личной инициативе. Армия была недостаточно оснащена современным стрелковым вооружением и средствами связи, имела слабые бронетанковые войска. Мало внимания уделялось защите морских коммуникаций, что с учетом зависимости страны от привозного сырья было одним из главных просчетов.

Экономика Японии была мобилизована, но даже при этом не дотягивала до уровня США и Англии. Промышленные центры располагались скученно и были уязвимы для ударов с воздуха. Стратегически слабым местом Японии было и то, что она могла атаковать только колонии или отдаленные базы своих врагов, не будучи в состоянии нейтрализовать их главные экономические и политические центры.

К противостоянию на новом фронте готовились и новые противники Страны восходящего солнца. Америка, в связи с напряженными отношениями с Японией и гитлеровской Германией, увеличила ассигнования на оборонные цели. Был введен контроль за расходованием стратегических материалов, начали строиться новые военные заводы, значительно выросло производство боевой техники. В сентябре 1941 года началось усиление группировки войск на Филиппинах. К началу войны общая численность вооруженных сил США превышала 1,6 миллиона солдат и офицеров. Армия насчитывала 37 дивизий, но большинство из них находилось на стадии формирования и имело слабо подготовленный личный состав. Военно-морские силы отличались большей боеспособностью, однако основная их часть находилась в Атлантике. Базировавшийся на Перл-Харбор Тихоокеанский флот насчитывал 3 авианосца, 9 линейных кораблей, 21 крейсер, 67 эсминцев и 27 подлодок. Экономика США еще не была переведена на военные рельсы, общество не хотело ввязываться в войну. Американское руководство намеревалось выиграть время для наращивания сил, избегая прямого столкновения с Японией.

Англия также стремилась усилить свою группировку в тихоокеанском регионе, но тяжелая ситуация в Атлантике, в бассейне Средиземного моря и в Северной Африке не позволяла сделать что-либо существенное. Не желая получить еще один фронт, англичане ставили перед группировкой в Азии оборонительные задачи и добивались объединения усилий с американцами, чтобы избежать столкновения с Японией один на один. В октябре 1941 года были усилены войска в Малайе и Гонконге, но в остальном приходилось рассчитывать на уже имевшиеся силы. Британское командование считало маловероятной серьезную угрозу от японцев, поэтому в регионе находилась наименее современная техника, а уровень подготовки личного состава был невысоким.

8 декабря Япония совершила атаку на Перл-Харбор. Главной задачей удара японских ВВС был подрыв мощи Тихоокеанского флота США. В результате были уничтожены линкоры «Аризона» и «Оклахома», погибло порядка 150 самолетов, многие корабли получили серьезные повреждения и были отремонтированы лишь к заключительному этапу войны. Потери среди личного состава достигали 2400 убитых и более 1000 раненых. Одновременно с этим Япония вторглась в Таиланд и Гонконг, начала военные операции по захвату Малайи и Филиппин.

Командующий 14-й армией генерал Масахару Хомма был назначен ответственным за проведение Филиппинской операции. На Филиппинах ВВС Японии нанесли неожиданные авиаудары по аэродромам США и военно-морской базе на острове Лусон. В результате были уничтожены половина тяжелых бомбардировщиков и более трети истребителей США, не успевших подняться в воздух. Таким образом, японские войска получили важное стратегическое преимущество.

Далее на Лусон десантировались передовые части японской армии. Американо-филиппинские войска превосходили противника по численности, однако солдаты с Филиппин не были достаточно хорошо обучены и вооружены. В результате оборонявшаяся сторона, и без того ослабленная внезапной атакой с воздуха, была вынуждена отступать. 2 января 1942 года японцы вступили в столицу Филиппин Манилу.

Успех японской армии был обеспечен быстрым захватом и твердым удержанием господства в воздухе и на море, а также грамотной тактикой десантных операций: сперва малочисленные отряды захватывали наиболее важные пункты, затем высаживались основные силы под прикрытием переброшенной на захваченные аэродромы авиации. Высадка одновременно нескольких десантов распыляла силы и внимание обороняющихся, не позволяя им своевременно среагировать на главный удар.

В Гонконге основным противником Японии выступила Англия. Британские войска продержались в боях против японцев 18 дней. Наступавшая группировка насчитывала 12 батальонов и имела мощную поддержку с воздуха. Англичане несколько раз отступали за укрепленные рубежи, но в итоге сдались и были взяты в плен. Потери японских войск составили 3000 человек.

Не менее тяжелым было поражение Британии в Малайе. Япония придавала Малайской операции особое значение, поскольку ее захват должен был обеспечить империю стратегическим сырьем. Задачу поручили генералу Томоюки Ямасита, командовавшему 25-й армией. Обороняющаяся сторона под командованием генерала Артура Персиваля и здесь имела численное преимущество: в войска входило около ста тысяч человек личного состава, плюс поддержка британского Восточного флота.

В ночь на 8 декабря первый японский десант высадился в районе Кота-Бару. Ранним утром авиация нанесла удар во английским аэродромам, еще одна группа войск десантировалась в южном Таиланде. Сопротивление Таиланда продолжалось лишь несколько часов, после чего оборонявшиеся войска капитулировали.

Читать еще:  Гранатомет Бур, ТТХ нового оружия, описание МГК, самый маленький и легкий в мире, преимущества и недостатки конструкции

За три дня боев японцы уничтожили треть авиации противника, находившейся в Малайе. Для борьбы с десантом были направлены линейный корабль «Принц Уэльский» и линейный крейсер «Рипалс». Они шли к месту назначения без прикрытия истребителей, и 10 декабря были потоплены японской авиацией. Британия отступала в Сингапур, однако это было стратегическим просчетом: остров строился как морская крепость и не был подготовлен к удару со стороны материка, последовавшему в начале 1942 года. Англичане потеряли почти всю группировку сухопутных войск в Малайе – 138 тысяч человек. Потери личного состава японской армии составили 10 тысяч.

Первый этап японских завоеваний развертывался успешно. Милитаристы Страны восходящего солнца поспешили объявить о создании «великой Восточноазиатской сферы совместного процветания». Однако они не рассчитали силы: для содержания обширной колониальной империи требовалась более мощная экономика. Время работало против Японии, в то время как промышленность ее основного противника, – США, – переориентировалась на военные нужды. Нанеся сокрушительный первый удар, Страна восходящего солнца не смогла закрепить свои военные успехи.

Ямато Такэру. Между добром и злом

Откуда известно о Ямато Такэру

В самых древних сводах японской мифической истории есть рассказ о герое Ямато Такэру. Это был человек необыкновенной силы, решимости, хитрости, ловкости и да, коварства тоже. Он помогал своему отцу-императору покорять земли на западе и востоке и присоединять их к землям своего родного клана Ямато. Происходили эти события примерно в 3 — 4 веках нашей эры.

В 714 и 720 годах в Японии появились самые первые хроники — «Кодзики» и «Нихонги». Что происходило в Японии до 8 века можно узнать именно из этих ценных летописных сводов.

В них была изложена божественная и земная история Японии. Сперва в этих хрониках описывается «Эра богов» — время творения, когда деревья и травы умели разговаривать, причем они утеряли эту способность, когда началось правление японских императоров. «Эру богов» украшает рассказ о создателях японских островов — божествах Идзанаги и Идзанами.

Их дочь богиня Солнца Аматэрасу вместе с другими божествами правила небом и землей, впоследствии отправив на землю своего внука Ниниги – владеть и управлять страной Ямато. В 660 году до н.э. начинается «Эра императоров» — это уже было время людей, но людей необыкновенных, превосходящих реальных людей и силами, и свершениями. Правнук Ниниги стал первым японским императором – Дзимму, а двенадцатый по счету император Кейко стал отцом великого героя древней Японии — Ямато Такэру.

Что значит имя Ямато Такэру

Ямато – имя его рода. Слово Такэру значит – герой, силач. Мужественный человек, богатырь. Ямато Такэру значит «Силач из народности ямато».

Ямато – древнее самоназвание японского государства. Древнеяпонское государство Ямато возникло в районе Ямато (современная префектура Нара) региона Кинки в 3 – 4 веках.

Древние японцы не имели письменности до принятия китайской иероглифики, поэтому не смогли оставить потомкам объяснения названия их страны. С принятием иероглифов, «Ямато» записывали знаком 倭 («карлик»), которым китайцы пренебрежительно обозначали жителей Японского архипелага, но с V—VI веков такое написание было заменено на более изысканное 大和 («великая гармония»). Наконец в 670 году официальное название государства и династии Ямато было изменено на «Нихон» (яп. 日本 Нихон, «источник солнца»).

Вероятно, слово «Ямато» означает «Путь гор».

О возникновении Ямато рассказывается в японских источниках начала VIII века – из известных нам с вами хроник «Кодзики» («Записи о деяниях древности») и «Нихонги» (Анналы Японии»). Их написание было инициировано императорской властью. Эти хроники пронизаны идеей непрерывности и божественного происхождения императорского рода – во-первых. А во-вторых, главной богиней Японии, согласно этим трудам, стала богиня Аматэрасу – верховное божество племени Ямато. Могущественное племя Ямато боролось за верховную власть над японскими островами, и Ямато Такэру принял в этой борьбе и в «собирании земель» вокруг родной земли самое непосредственное участие.

Не рассчитал свои силы

У императора Кэйко было два сына. Однажды император услышал, что в краю Мино живут сёстры-красавицы Эхимэ и Отохимэ, и приказал своему старшему сыну доставить их во дворец. А тот, увидев красавиц, взял их себе в жены, а отцу привез двух других. Император Кэйко заподозрил обман, а старший сын перестал появляться у отца.

Император велел своему младшему сыну напомнить старшему о сыновней почтительности: пусть немедленно явится!

Жестокость

Но прошло еще несколько дней, а старший сын так и не появился.

— Ты забыл выполнить мое приказание? – спросил отец у младшего сына.

— Нет, я выполнил ваше приказание. Я подстерег брата, вырвал у него руки и ноги, завернул их в рогожу и бросил во дворе.

Подивившись буйному характеру своего младшенького, император решил использовать его качества в других целях, а именно – в покорении тех народов, кто отказывался признавать главенство племени Ямато и его державной власти.

С эпизода убийства старшего брата и начинаются героические деяния Ямато Такэру.

Между прочим, в это время Ямато Такэру было всего 15 лет.

Жестокость + хитрость

Император Кэйко решил найти лучшее применение силе и решимости сына и отправил его усмирять двух непокорных братьев-богатырей из племени кумасо, которые отказались приносить дань. В земле братьев Кумасо Ямато Такэру решил действовать хитростью: он переоделся в платье, предусмотрительно приготовленное его теткой Ямато-химэ, и вместе с женщинами вошел в помещение для пира. Братья Кумасо посадили красивую девушку между собой. В самый разгар пиршества Ямато Такэру выхватил короткий меч и, держа старшего брата Кумасо за шиворот, пронзил его грудь. Младший брат пытался убежать, но Ямато Такэру догнал и поразил его. Кстати, этот самый младший Кумасо и дал имя герою нашей невеселой повести.

Имя — Ямато Такэру — вначале ему не принадлежало. Звали его Во-Усу-но-микото, или Оусу. И вот как он получил свое новое, героическое имя: младший Кумасо, признав себя побежденным, в знак уважения перед сильным и хитрым соперником, сам нарек его новым именем. Сперва он обратился к своему врагу так:

— Прежде, чем убить меня, открой мне свое имя! – попросил младший Кумасо.

— Я – сын государя страны Ямато. Дошло до него, что ты и твой брат стоите во главе враждебного, непокорного племени и повелел он мне расправиться с вами.

— До сих пор не было никого, кто осмелился бы пойти против нас. Я не знал, что в стране Ямато есть такой храбрец, как ты. Зовись отныне «Ямато Такэру-но мико»

Новое имя означало «мужественный царевич из земли Ямато».

Услышав столь лестный отзыв о себе, Ямато Такэру немедленно подтверждает его справедливость, изрубив младшего Кумасо на куски, «словно спелую дыню».

Жестокость + хитрость + вероломство

Не дожидаясь дальнейших повелений своего отца, императора Кэйко, Ямато Такэру берет инициативу в свои руки и отправляется в землю Идзумо (современная префекрура Симанэ, в древности – одна из сильнейших земель, соперница племени Ямато в претензии на верховную власть), намереваясь убить тамошнего богатыря Идзумо Такэру.

Сейчас мы увидим, как от одного эпизода к другому благодаря новому опыту и безнаказанности Ямато Такэру становился все более ловким усмирителем непокорных.

Читать еще:  Топор туристический, малый и большой, отличие походного от охотничьего, как выбрать рукоять и наточить острие, зарубежные и отечественные модели

Что он придумал на этот раз?

Сперва поклялся Идзумо Такэру в дружественности своих намерений. Параллельно сделал деревянный меч и, выдавая его за настоящий, подвесил подделку у пояса. Потом оба героя вместе купались в реке Хи. Выйдя из воды, Ямато Такэру взял оставленный Идзумо Такэру на берегу меч, а взамен предложил свой – по правилам побратимства. Мол, будем братьями. И тут же вызвал Идзумо Такэру на поединок. Вы догадываетесь, чем закончился этот бой. Радости победителя не было конца, он даже сложил песню – в соответствии с древней японской традицией: плохо тебе – пиши стихи, хорошо тебе – пиши стихи, а еще лучше пой.

Любимцы и пасынки Страны Ямато

Наследники страны Ямато

Моей дочери Елене за то, что пробудила во мне интерес к японской истории и культуре, – посвящаю

Главные герои романа:

Тоётоми Хидэёси – регент, Верховный сёгун.

Катахито Гендзи (Гоёдзей) – юный император, тенно (небесный государь), потомок богини солнца Аматэрасу, сын императора Огимати Митихито.

Госпожа Аояги – вдовствующая императрица.

Фусю – императорский советник.

Ода Нобунага – князь (даймё), владелец замка Адзути, противник сёгуната.

Хитоми – дочь князя Оды Нобунаги от первой жены Но-Химэ.

Юрико – дочь Нобунаги и наложницы Икомы Кицунэ.

Хисикава Моронобу – самурай, вассал Оды Нобунаги.

Токугава Иэясу – начальник Левой императорской гвардии, впоследствии – Верховный сёгун.

Ихара – дочь Юрико от Верховного сёгуна Тоётоми Хидэёси.

Годайго – сын Моронобу и Хитоми.

Тория – старший сын сёгуна Тоётоми.

Мико – наложница сёгуна.

Манами – жена сёгуна.

Акэти Мицухидэ – военачальник сёгуна.

Уми-Мару – самурай, фаворит Акэти Мицухидэ, затем – Уми-Сайто и канцлер сёгуна.

Ива, Югей – наложницы господина Уми-Мару (Уми-Сайто).

Миёси Канаиэ – брат госпожи Югей.

Тайто Хиросэ – начальник Левой дворцовой стражи.

Такико – жена Тайто Хиросэ.

Госпожа Хикари – жена молодого императора.

Тюсингура Корэмицу – даймё, противник сёгуна Тоётоми.

Вновь встают с земли

Юный император Гензи, двенадцати вёсен от роду, облаченный в шелковые просторные одежды, поджав под себя колени, расположился на татами и со всем тщанием каллиграфически[2] выводил кисточкой иероглиф, означавший «Пожелание богатства». Он нанес последний мазок, аккуратно вернул кисточку в небольшую глиняную тушечницу[3], подождал, пока тушь высохнет, после чего, взяв лист рисовой бумаги в руки, внимательно, если не сказать придирчиво, вгляделся в получившийся иероглиф.

Гендзи вздохнул: увы, он не добился желаемого результата и расстроился. В такие минуты он вспоминал отца, который часто говаривал: «Сын мой, тебе предстоит продолжить династию Огимати, поэтому умей добиваться поставленной цели…»

Император положил руки на колени и глубоко вдохнул, чтобы обрести душевное равновесие, ибо он не мог выказывать слабости даже в те минуты, когда находится один. Ему это удалось, он взял новый лист бумаги, обмакнул кисточку в тушечницу и начал наносить изображение иероглифа «Достижение цели».

Гендзи обладал острым слухом, отчётливо уловив, что по коридору кто-то идёт и, скорее всего, в направлении его покоев. Самураи из личной охраны императора приняли боевую готовность, привычным движением обхватив рукоять вакидзаси[4].

Но предосторожность телохранителей была напрасной: к покоям императора приближался Фусю, его доверенный советник – старый и хитрый лис, служивший ещё покойному императору Огимати Митихито и прекрасно знавший, кто и чем дышит во дворце.

Фусю осторожно приблизился к фусуме[5], искусно расписанной цветами сакуры, отделявшей покои Гендзи от бесконечного дворцового коридора. Охрана без излишних вопросов распахнула перегородку, вельможа опустился на колени прямо в коридоре, выказывая тем самым покорность и терпение, так как прекрасно знал, что император после часа Дракона[6] предпочитает совершенствоваться в каллиграфическом письме.

Гендзи не хотелось выслушивать наставления Фусю, но, увы, это приходилось принимать, как неизбежность, ибо отец перед смертью завещал внимать советам вельможи. Император закончил своё занятие, окинул взором последний иероглиф «Искренности» и посмотрел на смиренно ожидавшего Фусю.

– Гендзи-тенно, даймё Ода Нобунага нижайше просит вашей аудиенции.

Император хоть и не достиг того момента, когда мальчик официально становится мужчиной, и пребывал ещё в нежном возрасте, но вот наивным его назвать было никак нельзя. Юный Гендзи унаследовал от своего отца незаурядный ум, а от матери – терпение. Император не понаслышке прекрасно знал, что такое – Киотский двор, и если аудиенцию просит даймё, то ему явно что-то нужно… Вопрос: что именно?

– Ода Нобунага… У него – обширные владения вокруг озера Бива. Не так ли?

Фусю закивал в ответ.

– Что прикажите передать, Гендзи-тенно?

– Прежде, чем я соглашусь принять этого даймё, я хотел бы знать суть его просьбы.

– О, да! Конечно! – Фусю подобострастно улыбнулся.

Гендзи передёрнуло от этой неестественной улыбки, он поймал себя на мысли, что Главный советник похож на старую обезьяну. Это сравнение невольно привело императора в прекрасное расположение духа: он открыл для себя новое занятие, причём о котором никто никогда не узнает – мысленно насмехаться над своими придворными…

– Говорите, советник, я вас слушаю, – сказал император и жестом пригласил Фусю войти в комнату. Тот поднялся с колен и, семеня маленькими шашками, подошёл ближе к Солнцеподобной особе, расположившись напротив.

– Дело в том, что земли Нобунаги представляют собой слишком уж лакомый кусок для соседей-даймё. Через владения проходят многие торговые пути, которые в свою очередь позволяют Нобунаге устанавливать слишком высокую пошлину. Многие даймё и богатые торговцы выказывают недовольство по этому поводу. Нобунага же считает, что имеет право устанавливать на своих землях любой размер дорожной пошлины…

– А разве нет? – удивился император.

– Так и есть, Гендзи-тенно. Но Нобунага установил пять рё[7] с торгового каравана, четверть рё с проезжающих горожан и…

– Я достаточно услышал, чтобы понять: даймё желает слишком много.

– Да, Гендзи-тенно, вы совершенно правы. Это и приводит к недовольству соседей-даймё. Нобунага богатеет с каждым днём, его замок Адзути на озере Бива считается одним из самых богатых и самых красивых.

– Удивительно! – воскликнул юный тенно. – Оказывается, рядом с Киото находится прекрасный замок. Странно… Кажется, в годы правления моего отца, о замке Нобунаги и слышно не было?

– Да, Гендзи-тенно, даймё долго строил своё новое родовое гнездо. И лишь три года назад по завершении строительных работ, с высокого дозволения покойного императора Огимати Митихито, украсил его новым гербом – Парящим драконом.

– Три года… Ровно столько же я нахожусь на троне Аматэрасу… Так что же желает этот даймё?

И вот Фусю подошёл к самому главному, кульминационному моменту, когда следовало приложить всё своё убеждение, лесть, хитрость…

– Ода Нобунага – храбрый воин, верно служивший вашему отцу, незабвенному Огимати Митихито. Он осмелился просить вашей милости лишь потому, что желает скрепить свои законные права императорской печатью.

Гендзи задумался: поставить печать на свиток бумаги не сложно. Но каковы могут быть последствия? Как отнесётся к этому сёгун Тоётоми Хидэёси[8]? – ведь он – регент, и Гендзи обязан согласовывать с ним все важные вопросы ещё в течение года, пока не достигнет совершеннолетия[9].

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector