1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Охота с луком и арбалетом: невеселые мысли

arbalet-airgun

Охота

Смотрите также:

Ищите и обрящете!

Этот текст предназначен исключительно для стрелков, у которых отсутствует охотничий билет. Оставим коммерческую вольерную охоту как тему другой статьи (пока у меня нет внятных достоверных сведений), постараемся найти более бюджетные варианты для случая, когда есть желание, но нет возможности.

Казалось бы, не так давно в «Правилах охоты» красовалась статья «Регулирование численности животных, наносящих ущерб охотничьему хозяйству». В ней, в частности говорилось: «На территории Российской Федерации подлежит регулированию в течение круглого года численность волка, шакала, серой вороны, а также бродячих беспородных собак и кошек. Добыча этих животных без применения огнестрельного оружия, специальных препаратов, а также петель и капканов разрешается всем гражданам в течение круглого года. При этом разрешается разрушать жилища данных видов.»

О, я уже слышу, как бешено забилось сердце лучников, арбалетчиков и эйрганнеров! Но надеждам не суждено сбыться, статья это была срочно похоронена в нулевые годы именно из-за безбашенности дорвавшейся до стрелометов и пневматики публики, а вовсе не благодаря проискам «зеленых».

И все же заметьте, статья ушла, а наносящие ущерб животные остались. Причем и охота, и охотники за это время здорово изменились. К тому же исчезли многие стимулы. Когда-то за сданные вороньи лапки расплачивались боеприпасами. Еще лет двадцать назад лисья шапка и волчья шуба были весьма желанны. Кто сейчас их носит? Ну а если нет спроса, то не будет и предложения.

Сейчас в провинции мало кто хочет тратить патроны на расплодившихся ворон и даже на лисиц. Волчья охота настолько же трудозатратна и сложна, насколько малодобычлива и убыточна финансово. Охотобщества пытаются вовлечь в нее стрелков где уговорами, а где и нажимом. Но даже при редком желании сутки убиваться по лесам и буеракам одно умение пулять и попадать в мишень — это полпроцента от всего комплекса охоты на волка. Ее энтузиасты-спецы потихоньку уходят, а работники охотхозяйств в одиночку не способны справиться с напастью.

И вот тут, как черт из табакерки, в их распростертые объятия может выпрыгнуть готовый прийти на помощь лучник или эйрганнер. Шансы на успех у него будут значительные, к счастью, далеко не все являются поклонниками людоедского девиза «Пусть рушится мир, но торжествует закон!»

Несколько лет назад мы с коллективом были в самом дальнем поселении самого отдаленного района области. На бывшей центральной усадьбе колхоза народ еще брыкается, занимаясь в основном лесом и толкая готовые срубы на рынках Подмосковья, до которого по прямой ненамного дальше, чем до областного центра. Прихватив егеря, мы на трех тяжелых внедорожниках за полтора часа добрались-таки до нужного места.

Вечером немногочисленное и очень пожилое население делилось с нами своими историями, от которых волосы дыбом вставали. Как водится при переходе к рынку и демократии, сначала исчезли несущие в деревню свет провода, а следом и деньги на расчистку единственной дороги. Местные, проявив здоровую крестьянскую сметку, складывали умерших зимой земляков в отдельную избу до того срока, когда дорога станет проезжей хотя бы для трактора с тележкой и на помощь придут более молодые руки.

Но это ладно, дело житейское. Через пару годков народ на зиму стал сбиваться в два стоящих по соседству больших дома, стянув на подворье остатки скота и птицы. И не только для экономии дров. Пока в окрестностях ревели моторы, пахло соляркой и ружейной смазкой («мужиком», как выразилась одна старушка), никто и не думал, что беда бродит так близко. Теперь же с наступлением холодов в деревню победным маршем вошли волки.

Первым делом на улицах закончились уже немногочисленные собаки. Ну а потом пришлось самим занимать оборону.

— Как же так? — спросили мы егеря.

— А кто возьмется? Вот вы зимой приедете?

Несмотря на несколько взвинченное состояние, мы не решились его обнадежить.

Так вот, если бы хоть кто-то пообещал вернуться зимой с крупнокалиберным пулеметом, думаю, егерь, плюнув на все бумажки, только приветствовал бы подмогу. Почему бы лучнику или арбалетчику не посидеть часть ночи или даже дня у чердачного окошка, поджидая обнаглевших «оккупантов»? Уверен, что такая деревня, да не одна, есть в любом регионе, хоть теперь туда наверняка и провода с интернетом протянули, и дорогу изредка чистят. Все-таки взбесившиеся было «рынок и демократию» удалось загнать в более-менее человеческие рамки. Правда, «мужиков» и ревущие моторы это уже не вернуло.

Проявите немного настойчивости и доброжелательности (во всех, так сказать, смыслах). Пообщайтесь с реальными работниками дальних охотхозяйств, постепенно убедите их в отсутствии «черных» коммерческих мыслей и способности поражать мишени с первого выстрела, то есть без подранков. Вряд ли они они откажутся от помощи в приструнении киднепперов-ворон из «воздушки», био-террористов лисиц или диверсантов-бобров из лука-арбалета или мощной пневматики. А там, глядишь, понемногу и до селекционного отстрела кабанчика дойдет.

Хотя насчет ворон у меня нет окончательного мнения. В лесах да, шкодят, и здорово, у мирных селян вроде бы таскают цыплят-крольчат, а вот во всех остальных случаях коммунальщики, дорожники, да и мы с вами должны часть зарплаты отдавать в какой-нибудь вороний фонд. Ведь это именно они оперативно утилизируют разбросанный нами мусор и убирают трупы сбитых нами зверушек с магистралей. Поэтому к озабоченным городским «кроухантерам», бьющим «серых» с балконов, одновременно писаясь от страха перед участковым, отношение не очень.

Читать еще:  Ким Чен Ын и «кукурузники». В Северной Корее прошли соревнования среди подразделений спецназа.

Вот еще актуальная точка приложения сил. Знакомый егерь как-то пожаловался на беспредел, чинимый в его угодьях стаей одичавших собак. Что ж, поехали.

«Организованная преступная группировка» в десяток не шибко крупных особей обнаружилась почти на окраине села. Один забавный «полукавказец» с какой-то бараньей шерстью, пара явных гончаков-полукровок, но большинство — характерного волчьего типа. Никакие, конечно, не волки и не легендарные волкособы.

По повадкам отличаются от волков, как компания гопников от профессионального преступника, делающего дело «без шума и пыли». Я сразу обратил внимание, что егерь как-то не очень спешит покидать кабину вездехода, предпочитая вести огонь из открытой двери. Дистанция до первых выстрелов была вполне себе арбалетная (это тонкий намек такой).

И не стоит меня осуждать, я сам малость повернутый на собаках. Но у ЭТИХ полностью отсутствовал главный признак, отличающий любого пса (пусть даже питбуля) от дикого зверя. По научному он называется «комплиментарность». В нашем примере — к человеку. Плюс полное отсутствие пусть не страха, но опаски перед людьми. В принципе, такое поведение свойственно только бешеным собакам.

Не путайте их с бродячими животными наших городов и поселков, которые вполне адаптированы к человеческому общежитию. Лучше вспомните практически не приручаемых динго, один в один наш случай. Даже по экстерьеру это заметно. Естественный отбор оставил в стае только одноформатных, заточенных на агрессию животных, напрочь исключив симпатичных песиков, так умиляющих прохожих. Все-таки городские бродяжки, да и вообще собаки, по сути своей попрошайки, живущие «под человеком». А эти — не собаки.

И даже не волки, которых как раз зимой легко увидеть неподалеку от населенных пунктов. Умнейшие зверюги, они с удовольствием пользуются нашей дорожно-тропиночной инфраструктурой, вместо ползанья по глубокому снегу. Но обязательно захватите бинокль — никто не собирается на вас нападать, более того, все стараются держаться на значительном расстоянии. Хлопцы они вполне адекватные, борзеть, как и люди, начинают, только когда чувствуют, что не получат вооруженного отпора.

Вот как-то так. Буду рад, если мне удалось добавить вам оптимизма. Как видите, безвыходных ситуаций не бывает. Так что, терпение, настойчивость, тренировки и — кто хочет, тот добьется. Причем без катастрофических затрат создаст себе базу на многие годы, если не десятилетия.

arbalet-airgun

Охота с луком и арбалетом: невеселые мысли

В этом благом начинании все будет зависеть от исходных данных.

Первый вариант: вы охотник. В таком случае я считаю себя не вправе давать какие-либо советы, вы и сами прекрасно знаете ситуацию в своей области, знаете людей и зверей. Может, стоит почитать в соответствующей рубрике статьи по чисто техническим вопросам. А в остальном: ни пуха, ни пера!

Второй вариант (вы не охотник) не столь оптимистичен. Благо, если вы житель села или небольшого поселка и до собственно угодий от вашего дома рукой подать. Думаю, вы уж точно не хуже заезжих стрелков ориентируетесь в местных реалиях, опять же знаете работников ближайшего охотхозяйства, а может, и его владельца. Почти уверен, что, даже не имея соответствующих документов, «охотились» вы уже не раз и не два.

А вот если речь идет о горожанине в энном поколении и при этом не записном туристе, не ветеране локальных конфликтов и не экстремале-выживальщике, то дело швах. Девяносто пять процентов (пять — на удачу), что появление в охотугодьях крадущегося якобы хищным спецназовским шагом самодеятельного лучника-арбалетчика закончится составлением протокола и прочими сопутствующими развлечениями.

Что же делать? Полагаю, следует сразу отсечь от поиска ответа, что называется, людей состоятельных. Подбор и приобретение высококлассного оружия, выход на нужных людей, лучше — сразу на владельца хозяйства, особой проблемы для них не составят. В идеальном случае это можно поручить заму по безопасности, и все будет организовано в лучшем виде, даже «к нам приехал, к нам приехал…» споют. Остальным придется попотеть. Может, лучше, потратив пару недель или месяцев, получить вожделенный охотбилет, разрешение на нормальное оружие и начать вливаться в охотничье сообщество? А уж там тихой сапой вести пропаганду своего увлечения, заводить друзей и знакомых, в том числе среди работников охотхозяйств.

В любом случае хотелось бы сразу предостеречь от свойственной начинающим эйфории. На самом деле в угодьях общего пользования вас никто не ждет с распростертыми объятиями. Даже если будет разрешена арбалетно-лучная охота, все равно вы не станете желанным гостем. Во многом, конечно, виновата агрессивная реклама стрелометов, начитавшись которой, традиционные охотники уверены, что со своим супероружием вы втихаря перебьете всю ИХ дичь. А пряников, как всегда, не хватает на всех.

Знаете, сколько одних только оленей по переписи 2002 года было в Калифорнии (сейчас их поголовье еще выросло)? Пятьсот Сорок Четыре Тысячи! Цитата из отчета по нашей области: «Численность основных охотничьих животных по результатам зимнего маршрутного учета и специальных учетов в 2013 году составила: лося — 2188 особей, кабана – 5020, косули — 2742, пятнистого оленя – 265, зайцев более 16000, бобра – 9640, барсука – 2000, куницы – 1788, лисицы – 4614, хоря – 271, горностая – 171, белки – 4791.» И это весьма неплохие показатели.

Почувствовали разницу? Что из того, что моя область меньше Калифорнии почти в десять раз, но, если брать только оленье поголовье, — не в две же тысячи! Путем несложных арифметических вычислений получаем коэффициент неприятия охотниками нового действующего лица с непонятным оружием в 200 неких условных единиц. Это еще будет усугубляться мизерным количеством обычных 600-рублевых путевок на того же кабана, выделяемых по угодьям общего пользования. Цена же коммерческой путевки в 20 и более раз выше, в зависимости от возраста и трофейных показателей.

Читать еще:  Томагавк ракета: описание, дальность полета, скорость и ТТХ, особенности конструкции, отличие от аналогов, современное боевое применение

Словом, решив заняться арбалетно-лучной охотой, готовьтесь влиться в ряды невольных «олигархов», даже если вы менеджер, ну очень среднего звена. Деньги с вас постараются вытрясти за все, от доступа к вольерной охоте в частном хозяйстве до неблизких поездок в местности, где охотников пока мало, а зверя пока много. Или в ту же Калифорнию, к примеру. Впрочем, огнестрельщиков тоже не радует эта набирающая обороты тенденция.

Поводов для оптимизма я пока не вижу. Дичи у нас мало отнюдь не из-за дефицита правозащитников или «зеленых», а потому, что при таких морозах и такой высоте снежного покрова она и в этом-то количестве просто не сможет прокормиться. Если на помощь не придут охотники. Больше некому. Лесное хозяйство с петровских времен поддерживалось всей мощью государства и было под его полным контролем. Четверть века назад… ну, вы в курсе. Сейчас отрасль пытаются вытащить из разрухи — в основном за счет частника, а уже те часть затрат перекладывают на охотников. Ни одно из таких хозяйств не является прибыльным и держится в основном на энтузиазме владельца, как правило, фаната охоты. Так что с полным правом считайте стоимость коммерческих путевок своим вкладом в восстановление не вами разрушенного.

Более того, не очень вдохновляет даже столь ожидаемое разрешение охоты со стрелометами. От слов «ввести в правовое поле» заранее становится не по себе. Хочется помечтать, что этим займутся Барщевский с Кучереной, но опыт подсказывает: «вводить» будут птенцы совсем других гнезд — каких-нибудь «Международных Гуманитарно-Юридических Акадэмий», которыми в девяностые-нулевые кишели все подворотни столицы и через одну — больших городов. Как бы не наплакаться с ребятками, ни фига не понимающими в предмете, да в юриспруденции на уровне Википедии.

Ну как, все еще не потеряли интереса к предмету разговора? Тогда милости прошу в раздел «Охота с луком и арбалетом», где в серии статей мы поговорим об этом поподробнее. А выход… Выход есть всегда, такой, как, например, в статье «Охота с луком и арбалетом — так можно или нельзя?«.

Еще статьи на эту тему:

Почему запрещена охота с арбалетом в России?

Здравствуйте! Сегодня Вас ждёт разбор очень интересного и популярного вопроса относительно запрета охоты с арбалетом в России. Мы рассмотрим самые весомые аргументы властей относительно данного запрета.

Во многих странах охота с использованием луков и арбалетов занимает значительную часть. За добычей отправляются не только мужчины, но и женщины. Желание добыть крупного трофея с помощью старинного оружия превосходит над другими потребностями.

Люди платят сумасшедшие деньги за современные арбалеты, которые иногда стоят больше, чем огнестрельное оружие. Всё это ради новых ощущений и эмоций.

Что касается России, то здесь есть свои сторонники охоты с использованием арбалета, но закон этого не позволяет сделать. Они вынуждены ехать в другие страны охотиться, где это разрешено. Что же мешает чиновникам включить зелёный свет для охотников? Сейчас постараемся ответить на этот вопрос.

Аргументы власти на запрет арбалетов для охоты

1. Уровень браконьерства станет выше. Обнаружить браконьера с арбалетом намного сложнее, поскольку выстрел стрелой не сопровождается высоким шумом. Если быть точнее, то он практически бесшумный, поэтому огромная часть правонарушений останется скрытой от глаз егерей.

2. Высокая степень эффективности выстрела. Этот аргумент, как правило, озвучивают в тех случаях, когда стрелок умеет ловко обращаться с данным оружием. Отсюда вытекает вывод относительно существования большой угрозы для животных со стороны браконьеров.

3. Много подранков. Этот аргумент власти используют, когда говорят о случаях неумелого пользования арбалетом. Они утверждают, что стрела часто отклоняется от своей траектории полёта, если на пути встречает любое сопротивление. Это может быть ветка или куст.

Итогом такой охоты оказывается потерянное животное, которое погибает со временем. Даже собаки часто не могут помочь найти такого подранка.

4. Недостаточная численность охотничьих животных. Если в США и Канаде зверей очень много, то в России их намного меньше, поэтому с арбалетом охотиться нельзя.

5. Больше работы. Чтобы всё это дело узаконить, то потребуются дополнительные расходы на разработку законопроектов, обучение обращения с этим видом оружия, выдача новых разрешений и т.д. На данный момент и так всё нормально. Зачем создавать себе проблемы?

Практически каждый из этих аргументов можно с таким же успехом примазать к любому оружия, что используется на охоте сейчас. Некоторые из них противоречат друг другу. Власть просто не хочет ничего менять в устоявшемся порядке. Это наиболее правдоподобная причина запрета.

Возможно, что настанет тот день, когда и в России охотники пойдут на охоту с арбалетами и луками, но пока этого не видно на горизонте.

Охотимся с арбалетом на казарку

Недавно я возобновил общение со своим школьным товарищем, переехавшим когда-то на постоянное жительство в Канаду. Он сам вышел со мной на связь, и после электронной переписки и разговоров по скайпу я предложил ему поделиться впечатлениями об охоте в стране кленового листа. Петр Зверев.

ФОТО RICK CAMERON/FLICKR.COM (CC BY-NC-ND 2.0)

Канадская провинция Британская Колумбия простирается от побережья Тихого океана до Скалистых гор.

Ее территория сравнима с площадями таких государств, как Германия и Франция, вместе взятые.

Животный мир по видовому разнообразию очень богат.

Многие звери и птицы являются охотничьими видами.

В Британской Колумбии насчитывается более 50 тысяч озер. А сколько их по всей Канаде, трудно даже представить.

Во время гнездования и миграционных перелетов птиц эти озера необычайно привлекательны для всей водоплавающей дичи, в том числе и для канадской казарки — основного объекта здешних охот.

Читать еще:  Ракета скиф: комплекс донного базирования, технические характеристики (ттх), баллистическая, история создания

На казарок охотятся с подхода, с чучелами, используя в основном дробовые ружья.

Но существует особая категория охотников, которые отказались от огнестрельного оружия и предпочли ему лук и арбалет. Причина проста: изобилие дичи.

Для охотников Канады добыча животных не является подспорьем в хозяйстве. Большинство из них, исключая аборигенов, просто находят удовольствие от общения с дикой природой и от попутной добычи дичи, которой в последние десятилетия стало настолько много, что фермеры требуют от правительства провинции, да и всей страны, увеличения квот добычи и сроков охоты.

Канадская казарка весьма привлекательный охотничий объект. Из-за своей многочисленности она не столь осторожна, как другие виды гусей, и потому охота на нее очень добычлива.

Конечно, лучники и арбалетчики уступают охотникам с дробовиками, но в накладе не остаются. Каждый грамотно спланированный выезд позволяет охотнику с завидной регулярностью привозить домой по 5–10 птиц.

В Британской Колумбии благодаря обилию озер и болот существует местная популяция казарки, однако большая часть этих гусей гнездится в тундровой и лесотундровой части страны, а также на Аляске, а это уже территория США.

Во время осенней миграции многомиллионные популяции казарок летят на юг широким фронтом, надолго останавливаясь на кормежку, и потому в Канаде нет такой жесткой конкуренции между охотниками за право выбора мест охоты.

Всех канадских казарок независимо от подвида объединяет характерный окрас оперения. Их невозможно спутать с другими видами гусей.

Корпус шоколадного цвета, шея и голова — чернильно-черного, на голове, по бокам, крупные белые пятна.

Как и другие гуси, канадские казарки питаются растительной пищей — молодыми побегами водных и наземных растений. Такое пищевое предпочтение делает этих птиц нежеланными гостями фермеров.

Если в дикой природе основной их корм — это рдесты, осока, то на сельскохозяйственных полях казарки поедают семена кукурузы, ячменя и их молодые побеги. На этих птиц жалуются не только канадские, но и американские фермеры.

Дело в том, что раньше в Канаде и США зерна кукурузы использовались в качестве основной подкормки казарок только в зимнее время, а теперь птицы стали настоящим бедствием и в период созревания урожая.

В кладке канадской казарки от пяти до семи яиц. Гнезда располагаются в труднодоступных местах. О потомстве заботятся оба родителя, и выживаемость у гусят высокая.

Ни лисица, ни песец, ни норка практически не могут нанести урон гусиной семье, и осенью прибавившие в числе птицы сотенными стаями летят через всю территорию Канады. Когда на поля присаживаются тысячи птиц, определить их точное число совершенно невозможно.

В стране кленового листа условия для охоты великолепны. Сезон длится долго. Начинается он в сентябре, и тогда под выстрел попадают местные казарки, а заканчивается зимой, когда трофеем становятся уже северные птицы.

Охота в Канаде доступна для всех. Как говорится, было бы желание! А если оно есть, необходимо пройти специальные курсы и сдать экзамены на получение лицензии. На курсах будущий охотник слушает лекции об особенностях биологии и экологии птиц и зверей, изучает правила безопасности (они весьма строгие), узнает много всяких тонкостей охоты на разрешенные виды животных.

После получения лицензии появляется право на приобретение оружия. Как правило, все начинают охотиться с огнестрельным оружием, затем кто-то переходит на лук или арбалет, а кто-то сочетает оба вида охоты.

Любопытный факт: в Канаде, кроме мужчин, охотой увлекаются женщины и дети. А почему бы нет? Проблем с приобретением оружия у канадцев не возникает, оно продается как в специализированных, так и в любых спортивных магазинах.

Семейному бюджету занятия охотой не наносят никакого ущерба. Разнообразие охотничьих видов поражает. В общем, можно смело утверждать, что в Канаде охота не просто популярна — она стала образом жизни с юного возраста.

Теперь о ценах. Разумеется, охота с арбалетом дороже, чем с огнестрельным оружием. Но не по стоимости лицензии, а по покупке снаряжения.

Хороший арбалет стоит на порядок больше хорошего ружья. Арбалеты американского производства и даже азиатские в два, три раза превышают цену дробовика или обычного карабина.

Но повторюсь, охота с арбалетом и луком — это направление, по которому идет охотник; однажды выбрав его, он остается его приверженцем на всю жизнь.

Вообще же гусятники — это своеобразная каста охотников, которые никогда не экономят на экипировке и снаряжении, благодаря чему всегда могут рассчитывать на трофеи.

Для меня поводом перейти на арбалет стали ограничения, которые имеет охота на водоплавающую дичь с огнестрельным оружием.

Во-первых, у такой охоты короткий срок; во-вторых, использование ружья крупнее 10-го калибра и свинцовая дробь запрещены; в-третьих, для автоматического оружия закладывать в патронник можно не более трех патронов.

Что же касается арбалетов и луков, то для них этих ограничений нет. У охотника больше свободы, он понимает, что ему для выбранной дичи нужно иметь достаточно силы и умения.

Но вернемся к охоте с арбалетом на канадскую казарку. Это крупные, сильные птицы, поэтому для стрельбы по ним охотники используют болты с острыми наконечниками, в то время как для охоты на воротничкового рябчика или канадскую дикушу нужны болты с тупыми наконечниками.

Кинетический удар стрелы с тупым наконечником по мелкой дичи достаточен, а вот для казарки ее будет не хватать. Канадские охотники могут подолгу рассуждать о непробиваемости гусиных перьев, поэтому большинство из них имеют мощные арбалеты с набором болтов с острыми лезвиями наконечников.

Когда целишься в птицу, то стремишься попасть в корпус, но при этом неизбежно будет повреждено одно или оба крыла.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector