0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Россия и Франция оказались атакованы вооруженными террористами

Россия и Франция оказались атакованы вооруженными террористами

Конец рабочей недели выдался не только суровым на испытания погодными условиями, но и оказался насыщен событиями с негативной окраской.

Париж, Франция

Вечером, 20 апреля, около 21:00 по местному времени (22:00 мск) произошло вооруженное нападение на полицейских в самом центре французской столицы, городе Париже. Один полицейский погиб, двое получили ранения в результате перестрелки на Елисейских полях. Как сообщает ТАСС, стрелявший был ликвидирован на месте, однако в полиции не исключают наличие сообщника. Французские власти открыли судебное производство по ряду статей о терроризме в связи со стрельбой.

Полицейский спецназ на месте атаки на полицейских в Париже.
© REUTERS/Christian Hartmann

По данным BFMTV, в машине стрелка нашли также адрес Главного управления внутренней безопасности Франции, а также комиссариата полиции города Ланьи, расположенного в департаменте Сена и Марна, где проживал преступник. Это может означать, что против этих объектов готовился теракт. Также обнаружены адреса трех оружейных магазинов. По его данным, есть сведения и о том, что этот человек подавал заявку на получение охотничьего билета. Телеканал уточнил, что обнаруженное в машине ружье было превращено в обрез — у него был укорочен ствол, чтобы его было удобнее скрытно носить. В машине найдены также мобильные телефоны и компьютер.

This is the scene outside the Champs-Elysées in Paris where one police officer has been killed, BFMTV reports https://t.co/NOSK7r41kL pic.twitter.com/EoJXnPgNdN

Ответственность за инцидент взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство» (запрещена в РФ).

Хабаровск, Россия

Днем, 21 апреля, стали поступать первые сообщения о вооруженной атаке на Управление ФСБ России по Хабаровскому краю. Человеком, открывшим стрельбу в приемной управления Федеральной службы безопасности по Хабаровскому краю, оказался местный житель 1999 года рождения, Конев А.В. По словам представителя Центра общественных связей ФСБ, в ходе проведения оперативно-следственных мероприятий злоумышленник до атаки на приемную УФСБ похитил в стрелковом клубе Хабаровска карабин «Сайга» и два пистолета (предположительно — Викинг, спортивный вариант пистолета Ярыгина), предварительно убив инструктора, после чего совершил нападение на приемную Управления ФСБ России по Хабаровскому краю. Сообщается также о принадлежности стрелявшего к неонацистской группе.

Сотрудники спецназа рядом со зданием УФСБ по Хабаровскому краюПо данным ведомства, злоумышленник вошел в здание краевого УФСБ вечером (разница во времени между Хабаровском и Москвой составляет +07:00) в пятницу, 21 апреля, и, не пересекая зону технического контроля, начал стрелять по людям. В результате погибли двое — сотрудник ФСБ и посетитель, гражданин одной из стран СНГ. Другой посетитель ранен. Нападавший был уничтожен.

Часть района вокруг места происшествия перекрыта силовиками, работа расположенных рядом заведений и магазинов приостановлена, передает корреспондент ТАСС.

Стоить отметить, что один из очевидцев событий сообщил, что преступник в процессе перезаряжания оружия нанес себе ранение, а после появления на месте стрельбы вооруженных сотрудников ФСБ был застрелен.

По данным «АмурПРЕСС», в центре города вооруженными людьми перекрыты улицы Волочаевская (где расположено здание краевого УФСБ) и Шеронова. «Военные, вооруженные автоматами, и полиция не пропускают людей. В эти два квартала прибыли машины скорой помощи. Представители полиции не комментируют ситуацию», — передает корреспондент агентства.

Рай, ставший адом, или почему террористы опять атаковали Францию

Сначала были нападения на редакцию журнала «Шарли эбдо» и еврейский кошерный рынок в Париже в начале 2015 года. Затем случилось 13 ноября 2015 года: дата, которая навсегда «засела занозой в сознание французов», как и 11 сентября 2001 года у граждан Америки. Сразу шесть нападений на стадионе Сен-Дени, кафе «Батаклан» и еще четырех публичных местах произошли в тот день в «самом романтическом городе мира». Благо, обошлось без трагических происшествий, если не считать многочисленные драки болельщиков, во время Евро-2016.

И вот спустя несколько дней после разочарования, постигшего французов после проигрыша национальной сборной португальцам, Францию ждала даже не оплеуха, а самый настоящий увесистый нокаут, последствия которого только предстоит осознать.

Дело даже не в том, что, как говорят некоторые эксперты, теракт на всемирно известном курорте может стоить стране полмиллиарда евро и в не репутационном ущербе, который понесла Франция, уколотая в ее самом «фешенебельном месте» — Лазурном берегу, который позиционируется «как рай на земле».

Трагедия состоит в том, что удар в очередной раз нанесен не теми чужаками, которые слетелись под крыло ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки ИГИЛ) в Ираке и Сирии. А своими «доморощенными террористами», которые либо родились в этой стране в семье выходцев из арабских стран, или относительно недавно, как предполагаемый убийца из Туниса, «косивший людей, как кегли», приехали во Францию.

Читать еще:  Пистолет из винтовки Мосина и еще 10 видов оружия, которое вызывает ступор или улыбку

ДАИШ, уже неоднократно показывавшая миру, что это не собранный по миру «сброд боевиков», а хорошо обученная организация с тактической выучкой и профессионалами всех мастей, бьет в Старом свете, там, где, как говорится, «тонко и рвется». Во Франции, с ее либеральной политикой «открытости дверей». В свое время, после войны в Алжире, начался массовый въезд в эту страну миллионов выходцев из арабских и североафриканских стран. Сначала въезжала одна семья, а за ней многочисленные родственники, как говорится, «сваты и браты».

Хорошо, помню, как еще во время учебы в Париже в начале 1990-х, местные профессора советовали избегать прогулок по северу столицы. Эти районы вкупе с бедными пригородами уже тогда начали превращаться в самые настоящие гетто, злые и закрытые для общества. Хорошо помню тот шок, когда увидели на некоторых улочках груды мусора, зловоние и бегающие крысы, что стало настоящим шоком в сравнении с величием базилика Сакре-Кёр на Монматре или лоском Вандомской площади.

Во второй половине 2000-х, когда подросло уже третье поколение выходцев из арабских стран, в большинстве своем не имеющее работы, это аукнулось Франции бунтами и сотнями сожженных машин. Будущему президенту и тогдашнему главе МВД Франции Николя Саркози, во многом за счет крайне жесткой позиции, удалось подавить эти «стихийные восстания». Но это лишь прибавило ненависти североафриканского сообщества Франции к «жирующим французам».

«Сейчас они являются гражданами Франции, но они исключены из французского общества. Я учился во Франции. Я работал там, и они (арабы и африканцы) действительно полностью исключены из него», — точнее слов бывшего сотрудника ЦРУ Роберта Баера в эфире CNN и не скажешь.

«Ситуация продолжает ухудшаться, поскольку после нападений в Париже полицейские постоянно останавливают людей, которые похожи на арабов, в поездах и автобусах, проверяя их документы. Этого даже не делаем мы. Французы ведут себя очень агрессивно. Радикализация граждан североафриканского происхождения только усиливается, а не идет на убыль», — дополняет эту картину Том Фуэнтес, бывший помощник директора ФБР, который входил в состав исполнительного совета Интерпола. Он добавил, что «доморощенный терроризм является серьезной проблемой в Европе». «Во Франции есть много иммигрантов третьего поколения, которые приехали сюда из Марокко, Алжира, Ливии, Туниса, — добавляет Фуэнтес, — И даже если их дети родились во Франции, и дети их детей также родились во Франции, они не считают себя французами».

Проблема в том, что эти иммигранты действительно «варятся» внутри собственных анклавов в ограниченных районах и ассимилируются только друг с другом. Не то, что они сами этого не особо хотят. Проблема в том, что за все эти несколько десятилетий они так и не были приняты и по-прежнему не принимаются широкими слоями коренного населения Франции.

Фуэнтес, кстати, добавил, что радикализация «доморощенных представителей диаспор» становится проблемой и в Соединенных Штатах. Что показали нападения в Сан-Бернардино в Калифорнии и в Орландо штата Флорида.

А ДАИШ просто грамотно сыграл на эмоциях и настроениях озлобленных радикалов из числа мигрантов в самой романтичной стране мира, призвав их реализовать стратегию борьбы «с неверными» силами «спящих одиноких волков террора». Как правило, ничем не приметных, имевших в лучшем случае «приводы в полицию» за незначительные правонарушения. Теми, кого называют «простыми парнями с улицы».

Такими, как террорист из американского Орландо, расстрелявший 50 человек. Как снайпер, расстреливавший в спину полицейских в Далласе. Или убийца из Туниса, задавивший в «земном раю» сотни людей, радовавшихся самому главному празднику Франции.

Франция действительно находится в своеобразном нокауте, поскольку не знает, откуда ждать очередного удара.

Ведь убийцей может оказаться обычный сосед по лестничной клетке. Простой парень с улицы.

Автор романа о будущем «толерантной» Европы рассказала, почему террористы атаковали Францию

Елена Чудинова: «Я не оставляю надежды на то, что тоже в итоге окажусь плохим пророком»

15.11.2015 в 17:15, просмотров: 24621

Роман-антиутопия «Мечеть Парижской Богоматери» рассказывает о возможном будущем «толерантной» Европы. В 2048 году власть во Франции захватывают исламисты-иммигранты, они вводят законы шариата, христиан загоняют в гетто, а Нотр-Дам-де-Пари (собор Парижской Богоматери) превращают в мечеть. Роман был издан в 2005 году, а вскоре Париж был охвачен погромами, устроенными беженцами из мусульманских государств. Как раз накануне нынешних терактов в Париже и в США вышел английский перевод романа. Обозреватель «МК» побеседовала с автором пророческого произведения.

— Елена Петровна, вы автор знаменитой антиутопии о захваченной исламистами Франции. Есть ли у вас ощущение, что ваше пророчество сбывается?

Читать еще:  КА 32 вертолет, описание соосной схемы, средства швартовки на палубе и характеристики фузеляжа, планер, винт и грузоподъемность

— Я уже неоднократно говорила, что лучший пророк — несостоявшийся пророк. Возьмем пример Дж. Оруэлла, с названием чьей антиутопии я веду игру в названии своей книги. Я не оставляю надежды на то, что тоже в итоге окажусь плохим пророком. В последнее время ко мне стали больше прислушиваться, что подкрепляет мои надежды. Пусть не будет в Париже «Мечети Парижской Богоматери», пусть очнется Франция — снова «возлюбленной дочерью Церкви», а не рассадником либерализма!

— Как вы думаете, почему именно Франция была выбрана в качестве цели для атаки террористов? Почему не Германия, Британия, США? Случайно ли это?

— Поразительно, но в эти дни решительно все задают мне один и тот же вопрос: почему Франция? Мой ответ, пожалуй, таков: Франция — символ и нерв европейского мира, культурный код, который от рождения воспринимает каждый европеец. Удар по Франции каждый из нас невольно проецирует мысленно на собственную страну. Из этого же я исходила, когда выбирала Францию местом действия своего романа. Понимает ли враг, чуждый нашей цивилизации, столь тонкие материи, как «культурный код», «символ»? Нет. Наш враг — варвар, как писал убитый Пол Хлебников. Но у варваров вместо понимания есть чутье, более острое, чем у нас.

— Вы часто бывали во Франции, у вас там много знакомых. Как они воспринимают происходящее?

— Франция — часть моей жизни. Только в сентябре я вернулась из Тулузы — чтобы попасть под град интервью, связанных с потоками «беженцев». Всю ночь этого теракта я сидела в электронной почте, Скайпе, на телефоне. Французы демонстрируют человеческое сплочение перед лицом трагедии, заботу и любовь друг к другу. Вместе с тем все очень озлоблены на правительство. «Эти сволочи», — написала мне парижская приятельница, изысканнейшая дама. Неудивительно. Год начался с бойни в редакции — а чем завершился? Что было сделано между этими трагедиями?

— Произойдут ли после нынешних событий какие-то изменения в политической жизни Франции и Европы в целом? Будет ли меняться политика по отношению к мигрантам?

— Нет, я не предполагаю позитивных перемен при нынешних властях. Доказательство тому — тот конфузный и нелепый марш в январе, на который не позвали единственного политика, ищущего решения нынешним проблемам, — Марин Ле Пен.

(Имеется в виду «марш единства» 11 января 2015 года после нападения на редакцию Charlie Hebdo. — М.П.)

— Когда упал наш самолет, наши либералы хором завопили: «Не надо было лезть в Сирию!» Есть ли аналогичные настроения во Франции?

— Есть ли во Франции свои национальные предатели? Да, разумеется. И некоторые из них сидят довольно высоко. Есть такой термин, по-русски он, правда, звучит немножко коряво, «левая черная икра». Это либеральные элиты. Они стоят за бесконечный ввоз мигрантов, но твердо знают, что это не на их лестничной площадке будут резать жертвенного барана. Подобные радости будет терпеть простой француз. И телохранители у них найдутся, если что. Да, они очень любят «миролюбивую» риторику.

— Как вы думаете, кто победит в этом противостоянии? Удастся ли «старой Европе» выстоять под натиском исламистов?

— Удастся ли выстоять — только Богу известно. Европа ослаблена «толерантностью», запугана отрицательными клише, которые лепят на всех радетелей национального интереса, просто на патриотов, по сути. Пробуждение иной раз бывает мучительным. Но во французский, в частности, народ мне хочется верить.

— Сейчас в социальных сетях проходит акция: на аватарки вешают французский флаг. Все мы скорбим по невинным погибшим людям, но не возникает ли у вас вопрос: почему после недавнего крушения нашего самолета европейцы и американцы не раскрашивали свои аватарки в цвета российского флага? Почему не было «всемирной скорби», когда тысячами гибли жители Донбасса? Нет ли здесь деления людей на «первый» и «второй» сорт?

— Дело не в делении людей по сортам, а в том, что против России развязана масштабная информационная война. В которой мы, кстати, не наносим ответных ударов, ибо наши пропагандисты в лучшем случае бездарны. Франция в целом, Европа в целом искренне думает, что мы сами бомбим Донбасс. Люди ничего не знают о нацизме на Украине, о Доме профсоюзов. Можно ли ждать симпатии, если в нас видят агрессора? А что сделали наши иновещательные СМИ, чтобы разбить этот образ? Донести правду? Ответственно заверяю: ничего. В чем мы обвиним простого француза? Мои друзья радовались возвращению Крыма, скорбят о ситуации в Новороссии, одобряют действия в Сирии. Но мои друзья — это «старая Франция», это католики, это меньшинство. Впрочем. Есть такая молодежная музыкальная группа «Разбойницы». Послушайте, что поют эти девочки! Стоит того, поверьте. У них есть песня «Не мешайте жить России». Она даже продублирована на русском языке. Они шлют русским и Крыму любовь и привет. Закончим наш разговор на чем-то хорошем: послушайте, что поют о нас эти смелые французские дети.

Читать еще:  Пневматическое оружие 2017

Заголовок в газете: Елена Чудинова: «Надеюсь, что окажусь плохим пророком»
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26964 от 16 ноября 2015 Тэги: Теракт Места: Франция, Париж, Сирия

Франция атакована террористами

Момент истины

Франция атакована террористами. И для республики наступил момент истины. Время покажет, какие будут ответы на вопросы, витающие в воздухе. Например, увидим ли мы карикатуры «Шарли Ебдо» на эту тему? Если таких карикатур не появится, то рекомендую ознакомиться с этим постом http://molonlabe.livejournal.com/181656.html для понимания ситуации. Кажется, что «Исламское государство» совершило данные терракты в качестве акции возмездия за участие в американской так называемой «антитеррористической коалиции». Но французы не играют там первой скрипкой, да и значимого ущерба террористам они не нанесли. Я вижу эти терракты как месть за невыполнение своих обязательств. Французское правительство осознало какого монстра создало вместе со своими американскими партнерами и минимизировало сотрудничество с террористами, отказавшись от планов немедленного свержения Асада. Они не смогли оказать давление на Россию, которая все-таки начала бомбить террористов. Эти терракты представляют собой банальные разборки. «Исламское государство» решило, что французское правительство их предало. Они направили террористов не в США (которые декларируются как главный враг), не в Россию, которая ведет реальную борьбу с «Исламским государством». Они совершили терракты во Франции, которая лавировала между желанием свергнуть Асада и стремлением не потерять лицо перед мировой общественностью.

И еще несколько выводов. Антитеррористическая система во Франции никуда не годится. В России террористические угрозы носят постоянный характер и проводится просто огромная работа по предотвращению террактов не просто на этапе их подготовки, а еще во время планирования. Ни одно государство не может достигнуть стопроцентной антитеррористической защищенности, но в России сегодня — самая эффективная система по выявлению и предотвращению террактов. Мы дорого заплатили за науку борьбы с терроризмом, но теперь мы умеем это делать лучше всех. И я что-то не слышал, чтобы к нам приезжали зарубежные гости для ознакомления с российским опытом. Даже после недавних атак французы убаюкивали сами себя — все закончилось. А я писал, что все только начинается. Хочешь мира — готовься к войне.

Американцы, создали «систему европейской безопасности», и ничем не смогли помочь в предотвращении террактов. ЦРУ, ФБР и АНБ получают огромное финансирование, им предоставлены исключительное полномочия, есть своя разведка у министерства обороны США и у НАТО. У французов есть своя разведка. Деньги потрачены впустую — терракты произошли. Понятия общеевропейской безопасности — пшик. Террористы могут спланировать и подготовить терракты в Германии, а провести их в Бельгии- границы открыты. И никто не понесет ответственности — спецслужбы этих стран будут кивать друг на друга.

Что касается миграционной политики. Она тоже сыграла свою роль. Правильная помощь беженцам должна выглядеть следующим образом: правительство выделяет территорию, обустраивает ее и там содержит беженцев до тех пор, пока они не смогут вернуться домой. Предоставлять им жилье и работу — это сделать так, что беженцы никогда не уедут. Сейчас Европа не контролирует ситуацию с мигрантами. Это просто стихийный поток, который государства пытаются спихнуть друг другу. Спецслужбы просто не в состоянии провести нормально фильтрационные мероприятия. Сколько еще террористов прибыло в Европу — не знает никто. И еще один момент. Франция, Германия, Бельгия и другие страны все это время охотно принимали экстремистов из России, присваивая им статус политических беженцев. Они думали, что терроризм и экстремизм — это наша проблема. Им еще предстоит убедиться, что они глубоко заблуждались.

И еще кое-что. Нельзя заигрывать с террористами, договариваться с ними, поддерживать их и использовать в своих целях. Потому что как только вы перестанете — они воспримут это как предательство. Их приводит в бешенство не то, что их бомбят или убивают, они ненавидят, когда их «кидают». Не бывает умеренных террористов. Не существует в природе. Если вы закрываете глаза на террористов в одной стране, считая их «повстанцами», «партизанами», «умеренной оппозицией», значит завтра вы будете с широко открытыми глазами наблюдать за их действиями в своей стране.

Россия эффективно борется с международным терроризмом потому, что у нас есть своя нефть. У нас нет необходимости поддерживать террористов ради альтернативных газопроводов. Европа критиковала за нас за бомбардировки в Сирии. Но делала это недостаточно эффективно, чтобы удовлетворить «сирийских партнеров». Вчера «сирийские партнеры» выразили свое неудовольствие.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector