0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В Иране отметили годовщину убийства похитителя советских дипломатов.

В Иране отметили годовщину убийства похитителя советских дипломатов.

11 лет назад в результате взрыва бомбы в автомобиле в Дамаске был убит один из лидеров ливанской группировки Хезболла Имад Файез Мугния, известный также как Хадж Радуан.

Имад Мугния

Это была совместная операция израильского Моссада и ЦРУ США… по другой версии был ликвидирован сирийцами.

Почему мы акцентирует внимание на данной годовщине?
30 сентября 1985 года, практически одновременно, в Бейруте были захвачены четверо сотрудников Посольства СССР. Машину, в которой находились кадровые сотрудники КГБ Олег Спирин и Валерий Мыриков, работающие под дипломатическим прикрытием, блокировали практически рядом с Посольством. Другую машину, с сотрудником консульского отдела Аркадием Катковым и врачом посольства Николаем Свирским, блокировали недалеко от госпиталя «Трад».
МИД СССР обратился за помощью к Ирану, Иордании и Ливии.

В Бейрут были направлены советские «специалисты по решению специальных задач за рубежом». Длительная закулисная работа, фактическое выполнение всех условий захватчиков и угрозы «случайного» падения советской ракеты на шиитские святыни действия не возымели.

«Специалисты» из КГБ, при содействии Службы безопасности друзской ПСП захватили двух родственников ближайших помощников Мугнии, который оказался основным исполнителем данной акции.

Генерал-майор КСИР Касем Сулеймани

Спустя несколько дней тело одного из них с перерезанным горлом и собственным половым органом во рту было обнаружено при входе в его же дом. При убитом находилась записка с предупреждением и требованием освободить заложников.
Одновременно боевики ПСП ликвидировали родного брата заместителя Мугнии… советские дипломаты были освобождены.

Очень кратко о тех событиях, за которыми последовали не менее интересные…

​​12 февраля сего года, в годовщину убийства того самого Имада Мугнии (на фото), который похитил советских дипломатов в Бейруте, с полной патриотизма и ненависти к сионистам речью выступил командующий элитным формированием КСИР Ирана генерал Касем Сулеймани.
«Уничтожение Израиля станет местью за убийство Мугнии» говорил он, умолчав о том, что происходило после взрыва его машины в Дамаске…
«Имад считал, что весь мир ислама должен быть основой для джихада, чтобы нанести вред врагам ислама», — говорил Сулеймани в своей речи.

Самые боеспособные подразделения ливанской Хезболлы стали называть именем Мугнии (Радуана), в том числе тот отряд, кадры боев которого с «Фронтом ан-Нусры» на ливано-сирийской границе были опубликованы не так давно.

После его убийства, преемник Мугнии Мустафа Бадерадин стал проводить политику во многом независимую от линии Ирана и Сулеймани в частности…
«Иран будет строить шиитский полумесяц до последнего сирийца и ливанца», — гласила доктрина, Бадерадин осмелился сказать ей «нет» и выразил желание вывести Хезболлу из Сирии…

В том самом «Стеклянном доме» в районе Международного аэропорта Дамаска, Бадерадин был убит по приказу Сулеймани.

Штаб-квартира КСИР Ирана в международном аэропорту Дамаска. Сирия.
«Стеклянный дом» также использует ливанская Хезболла.

Действующее руководство Хезболлы «линию партии» соблюдает, играя роль внутреннего противовеса регулярным войскам Ливана, активно поддерживаемым США.

КАК НАДО ВЕСТИ ПЕРЕГОВОРЫ С ТЕРРОРИСТАМИ

18 апреля 1983 года мусульманский шахид въехал на грузовике, гружёном
взрывчаткой, в здание американского посольства в Бейруте, убив 60 человек,
включая 17 американцев. Шесть месяцев спустя другой мусульманский шахид
атаковал казармы пехотинцев США в аэропорту Бейрута, убив 241 американских
военнослужащих.

18 января 1984 года исламистский снайпер застрелил Малкольма Керра,
президента Американского Университета в Бейруте. Несколько месяцев спустя
мусульманский фундаменталист похитил Вильяма Бакли, командующего базой ЦРУ
в Бейруте — они пытали его и, в итоге, убили.

Затем последовали очередные взрывы, похищения и убийства. Американские
политики гневно осуждали терроризм, но не пришли к консенсусу относительно
антитеррористических мер, которые колебались от военного вмешательства до
вооружения потенциальных заложников.

У Советского Союза не было подобных проблем. Его лидеры не были стеснены
никакими моральными нормами, не были вынуждены отчитываться перед
свободными СМИ или независимой судебной системой, по причине отсутствия
таковых — поэтому они приняли жёсткие меры, не ограниченные никакими
этическими соображениями.

Хизболла устроила небольшую атаку на советский персонал в Ливане. Ведь их
иранские «крёстные отцы» прокляли неверных коммунистов так же сурово, как
сатанинский Запад.
Но преследование русских привело к неожиданной и крутой развязке. В своей
книге «Хиджаб» Боб Вудвард объяснил почему.

Осенью 1985-го года Хизболла похитила 4-х советских дипломатов в Бейруте.
Одного из них они убили сразу. Остальных держали в плену.

В ответ Комитет Государственной Безопасности (КГБ) захватил родственника
лидера Хизболлы. В качестве одной из мер принятого антитеррористического
плана, КГБ «кастрировали его, запихнули отрезанные половые железы ему в
рот, выстрелили ему в голову и отправили его тело террористической
организации Хизболла. К трупу прилагался сопровождающий текст, поясняющий,
что другие члены «Партии Бога» закончат свою жизнь таким же образом, если
три советских дипломата не будут выпущены на свободу.»

Вскоре после этого, Хизболла освободила оставшихся трёх советских
заложников. Советские интересы в Ливане больше никогда не были под угрозой.

Похищение советских дипломатов в Бейруте, 1985 год

Похищение советских дипломатов в Бейруте. 1985 год


30 сентября, практически одновременно, в Бейруте были захвачены четверо сотрудников Посольства СССР.

Машину, в которой находились кадровые сотрудники КГБ Олег Спирин и Валерий Мыриков, работающие под дипломатической крышей, блокировали практически рядом с Посольством.

Другую машину, с сотрудником консульского отдела Аркадием Катковым и врачом Посольства Николаем Свирским, блокировали недалеко от госпиталя «Трад».

Читать еще:  Первый провал «Панциря». Появились подробности атаки на базу Хмеймим.

Все проходило по классической схеме: блокирование машин, черные маски, оружие, стрельба, захват и быстрый уход с места захвата.

Аркадий Катков попытался оказать сопротивление, но тут же один из нападавших полоснул очередью из автомата и Аркадий был ранен.

Террористы объявились довольно быстро и сообщили о своих требованиях. Они были довольно необычны.

«Неверные русские, эти злобные враги ислама, несут ответственность за злодеяния своего союзника Сирии, развязавшей братоубийственную войну с истинными мусульманами в Северном Ливане в районе города Триполи. Посему Москва должна оказать давление на Дамаск и остановить сирийскую военную операцию. А советское посольство — рассадник антимусульманской заразы — должно быть эвакуировано в течение нескольких дней или будет подвергнуто штурму в ближайшую пятницу после утренней молитвы».

В случае отказа от выполнения этих требований террористы грозили убивать заложников одного за другим.

МИД СССР обратился за помощью к Ирану, Иордании и Ливии. Все обещали помочь, но никто ничего не сделал. Террористы передали журналистам фотографии похищенных с пистолетами у виска.

Практически сразу в эфир вышла информация, что ответственность за захват берет на себя никому доселе не известная ливанская группировка «Силы Халеда Бин аль-Уалида».

Но вскоре бейрутской резидентуре КГБ удалось установить, что истинными организаторами захвата являлись шиитские фундаменталисты «Хезболлы» и палестинские активисты ФАТХа.

По тем же сведениям разведки, захват советских дипломатов был согласован с радикальными представителями Иранского духовенства и получил благословение религиозного лидера «Хезболлы» шейха Фадлаллы.

Московские политики всегда утверждали, что Организация освобождения Палестины занимается чистой политикой, а террор — дело рук каких-то других групп, не контролируемых Арафатом. Но в советских учебных центрах палестинцев учили именно диверсионно-террористической деятельности. Свыше трех тысяч палестинцев прошли обучение в Симферопольском военном объединенном училище, в учебных центрах в Баку, Ташкенте и Одессе.

После разгрома палестинцев в Ливане, Москва продолжала помогать Арафату, но его стратегическое значение упало. Однако против «раиса» выступил президент Сирии Хафез Асад, который, увидев его слабость, решил подмять палестинские организации под себя.

Он отколол от ООП несколько групп. Для Москвы важнее был ее давний союзник Сирия, но в тоже время она не хотела терять Арафата, в которого вложила столько сил и средств.

В вышедшей в 2007 году книге «Очерки истории российской внешней разведки», том 6, подробно описано похищение в Бейруте. Признается, что захват был осуществлен людьми Арафата совместно с «Хизбаллой». Однако отрицается, что главарь ООП давал санкцию на это.

В книге бывшего резидента советской разведки в Бейруте Юрия Перфильева «Террор. Бейрут. Жаркий октябрь» гнусная роль Ясера Арафата — «друга советского народа» — описана ярко и убийственно.

После похищения заложников он заявил, что СССР — друг арабов, и он принимает срочные меры для освобождения советских дипломатов.

Меры заключались в том, что Арафат предложил советскому резиденту в качестве своих представителей для переговоров организаторов похищения.

Затем Арафат сообщил, что договорился об освобождении заложников и заплатил за их выкуп 100 тысяч долларов.

Террористы преследовали чисто политические цели.

Взяв в заложники сотрудников Посольства СССР и, угрожая расправой над ними, они пытались через Москву заставить Сирию отказаться от планировавшейся операции по зачистке подконтрольных «Хезболле» и ФАТХу районов в северо-ливанском городе Триполи и самом Бейруте.

В то время в Ливане шла кровопролитная гражданская война. Помимо вооруженных формирований суннитов, шиитов, христиан-маронитов, друзов и палестинцев в этой войне активное участие принимали Сирия и Израиль.

Сирия активно поддерживала, соперничавшее с проиранской «Хезболлой», шиитское движение «Амаль» и, выступающие против Арафата, палестинские группировки «ФАТХ- Интифада» и «Ас-Саика».

В сентябре 1985 года сирийские войска перешли к весьма активным действиям и местные отряды «Хезболлы» и «ФАТХа» были практически обречены.

Воевать с регулярными частями сирийской армии им было не под силу. Зато им было под силу другое. Чтобы спасти ситуацию было решено взять в заложники советских дипломатов и потребовать за их освобождение вывод сирийских войск из Триполи и Бейрута.

Террористы рассчитывали, что Сирия, зависевшая от международной, военной и финансовой поддержки СССР, уступит его давлению и позволит боевикам беспрепятственно покинуть осажденные города.

Передать словами ту напряженность и обстановку, витающую в то тревожное время в Посольстве, практически невозможно. Постоянно звонит городской телефон, и очередной доброжелатель сообщал, что в каком-нибудь месте, в городе, лежит труп и, возможно это убитый заложник.

Нервы у всех на пределе, но оставлять без внимания такие звонки нельзя, вдруг именно этот звонок хоть так трагически, но прояснит ситуацию.

Поэтому каждое такое сообщение проверялось. Шифровальщики не покидают своих рабочих мест, принимая и передавая огромный объем информации. Из «Центра» досаждают своим видением проблемы почтенные старцы со Старой Площади, курирующие соответствующие направления. Им, конечно же, виднее со своего московского кабинета, как решать возникшую задачу.

Как, в такой обстановке и при таком всестороннем давлении, Юрий Николаевич смог «отделить зерно от плевел», известно ему самому да еще Всевышнему.

У раненого Каткова началась гангрена.

Бандиты вывезли его в пустынное место — на стадион — и Гиена лично расстрелял заложника.

Выехав на обозначенное в очередном звонке «доброжелателя» место, сотрудники Посольства обнаруживают изрешеченное пулями тело Аркадия Каткова.

Его, раненного еще при захвате, хладнокровно расстреляли и выбросили недалеко от разбомбленного Бейрутского стадиона.

Всем стало ясно, что решить проблему с заложниками путем переговоров нельзя.

Похитившие советских граждан бандиты обосновались в лагере палестинских беженцев Шатила.

По словам полковника Перфильева, палестинцы жили в Бейруте как пауки в банке. Они постоянно враждовали между собой, устраивали разборки, пуская при этом в ход оружие.

Михаил Горбачев направил личное послание президенту Сирии Хафезу Асаду. Он попросил его воздержаться от боевых действий против палестинских отрядов в районе города Триполи. Асад согласился и выполнил просьбу Москвы.

Читать еще:  В Эстонии прошел военный парад. Сабли, женщины и чужие самолеты.

В какой-то момент заложников решили освободить. Но позвонил Арафат и распорядился никого не отпускать, пока не будет гарантий.

Чьих? — спросили его.

«Моих», — последовал ответ.

Этот разговор был перехвачен 2-м бюро ливанской военной контрразведки, которая не без удовольствия показала текст перехвата советским дипломатам — вот каков ваш лучший друг.

У тех это вызвало настоящий шок.

Оказалось, что Арафат и его боевики вошли во вкус и задумали провернуть еще одно дельце.

Сирийцы, прекратив операцию на севере, решили почистить от боевиков ООП уже пригороды Бейрута, где они изрядно надоели.

Вот Арафат и задумал пойти по второму кругу. Использовать снова заложников для шантажа Кремля:

«Или вы снова надавите на Дамаск и заставите его отказаться от операции в районе Бейрута или мы уничтожим заложников».

Асад был в ярости и все-таки решил пойти навстречу Москве.

Таким образом, были выполнены фактически все требования террористов.

Однако и после этого бандиты всячески старались затянуть дело и не отпускали пленников.

В упоминавшейся выше книге «Очерки истории российской внешней разведки», том 6, отмечается, что Центр предложил своему резиденту в Бейруте встретиться с тогдашним духовным лидером «Хизбаллы» и оказать на него давление.

Встретившись с шейхом Фадлаллой, резидент заявил ему, что «СССР проявил максимум терпения, однако может перейти к серьезным действиям. У нас не остается другого выхода». Аятолла крепко задумался, а потом сказал, что надеется с помощью Аллаха освободить заложников.

В сложившейся ситуации Юрий Николаевич убеждает руководство «Центра» откомандировать в его распоряжение группу «специалистов по решению специальных задач за рубежом».

Одновременно он добивается встречи с лидером «Хезболла» шейхом Фадлаллой и, зайдя к нему с «открытым забралом», дает понять, что он и руководство страны знает, кто стоит за похищением и делает полный расклад по возможным вариантам развития ситуации дальше.

Один из вариантов может показаться шагом отчаяния, но это действительный факт: в разговоре с Фадлаллой он дал понять, что если заложников не отпустят, то случайная советская ракета, к примеру СС-18, по той же случайной траектории может взять и угодить в шиитскую святыню – иранский город Кум или не менее авторитетный город Мешхед, или куда-нибудь еще, особенно во время полуденной молитвы.

Кто знает, разрабатывался такой вариант в высоких Кремлевских кабинетах или нет, может это заявление действительно было отчаянным блефом, но сей факт заставил задуматься Фадлаллу и давал определенную гарантию, что с оставшимися заложниками не поступят так, как с Аркадием Катковым.

Согласно сведениям КГБ СССР, операцией по захвату четырех советских дипломатов руководил глава Оперативного отдела «Хезболлы» («Муната’мат аль-Джихад аль-Ислами», далее МДИ) Имад Муа’ния, уроженец южно-ливанской деревни Тир Даба, 1962 года рождения.

С середины 70-х член ФАТХ (Я.Арафата).

В период 1977-82 гг. входил в состав разведывательных и специальных подразделений данной организации («Сила-17», Объединенное управление безопасности и др.). В августе-сентябре 1982 г. установил контакты с представителями радикальной шиитской организации «Хезб аль-Дауа аль-Исламия».

Окончив курс повышения квалификации под руководством инструкторов КСИР на базе «Имам Али» (район г. Баальбек), возглавил личную охрану духовного лидера «Хезболлы» шейха М. Х .Фадлаллы.

Осенью того же года был назначен руководителем МДИ. «Муната’мат аль-Джихад аль-Ислами» — наиболее засекреченное и могущественное подразделение «Хезболлы».

Бейрутской резидентурой КГБ были завербованы несколько представителей ближайшего окружения И. Муании, а также ряд источников в МДИ и политическом руководстве «Хезболлы».

В случае ликвидации всех заложников КГБ планировал операцию по устранению И. Муании, с целью сохранить авторитет СССР в глазах общественно-политических сил Ливана, а также предотвратить захват советских граждан исламскими экстремистами в будущем.

Но сначала прибывшие «спецы», при содействии Службы безопасности друзской ПСП (Прогрессивно-социалистической партии) захватили двух родственников ближайших помощников И. Муании.

Спустя несколько дней тело одного из них с перерезанным горлом и собственным половым органом во рту было обнаружено при входе в его же дом.

При убитом находилась записка с предупреждением, согласно которому второго родственника постигнет такая же участь, если советские заложники не будут немедленно освобождены.

Одновременно боевики ПСП ликвидировали родного брата заместителя И. Муании Х. Саламэ. В результате массированного психологического давления на руководство МДИ по прошествии месяца после захвата, советские дипломаты оказались на свободе.

Вечером 30 октября 1985 года пограничник, дежуривший на главном входе в посольство СССР в Бейруте, всмотрелся в телеэкраны, отражающие подходы к советскому дипломатическому представительству. Трое бородатых незнакомцев настойчиво звонили в дверь. Их узнали не сразу — бывших заложников Валерия Мырикова, Николая Свирского и Олега Спирина.

Накануне они были привезены с завязанными глазами. Похитители потребовали не снимать повязок, пока не затихнет шум отъезжающего автомобиля. Когда гул мотора стих, они сняли с глаз широкие полотенца и, увидев перед собой посольство, устремились к нему.

Возвращению заложников салютовал, казалось, весь Бейрут. Поднялась такая стрельба в воздух, что местное телевидение по этому поводу вынуждено было дать объяснение, что это не очередные боевые действия, а демонстрация радости в связи освобождением советских дипломатов.

rovego

Записки жизнерадостного пессимиста

Люди без чувства юмора здесь не выживают

Убийство дипломатов на Ближнем востоке в новейшей истории

Вчера мой друг поведал, что на его памяти послов не убивали. В первую очередь, конечно, в голову приходит Александр Сергеевич Грибоедов, растерзанный толпой в Тегеране еще в Российской Империи. Но если брать новейшую историю, то в ней немало трагических убийств дипломатов.

К 1985 году в Ливане, некогда процветающей «Ближневосточной Швейцарии», уже 10 лет шла гражданская война между христианами и мусульманами. Страна была раздроблена на крошечные территории, контролируемые многочисленными вооруженными мусульманскими и армянскими группировками. Официальное правительство запросило помощи у Сирии, и Дамаск ввел свои регулярные войска в Ливан. Советский Союз ограничивался условной поддержкой сирийских сил и официального правительства Бейрута.

Читать еще:  J. Stevens Arm & Tool Company

События середины 80-х годов печальным образом перекликаются с трагедией 19 декабря 2016 года в Анкаре. Так же, как и тогда причиной нападения на дипломатов стала активная позиция России в ближневосточном урегулировании. 30 сентября 1985 года около посольства СССР были захвачены четверо дипломатов, а ответственность за случившееся взяла на себя группировка мусульманских фундаменталистов «Халеда бен аль-Валида». Были похищены сотрудник торгпредставительства Валерий Мыриков, атташе посольства Олег Спирин (оба — офицеры резидентуры КГБ), работник консульства Аркадий Катков и врач Николай Свирский. Террористы разослали письма в журналистские бюро с требованием к Советскому Союзу перестать поддерживать сирийскую армию.

По одной из версий, за организацией акции стоял известный радикальный политический деятель, глава Организации освобождения Палестины Ясир Арафат. Непосредственными исполнителями были охранники Арафата – Хадж и Имад Мугние (по кличке «Гиена»), входивший в десятку самых жестоких террористов в списке ФБР.

Террористы рассылали фотографии с приставленными к головам пленников пистолетами и требовали выкупа, и Ясир Арафат даже якобы пытался содействовать советским властям в поимке, но, по различным свидетельствам, фактически вел двойную игру, а когда требования остановить сирийское наступление были выполнены, передал заложников в «Хезболла». К тому времени Аркадий Катков уже был застрелен террористами. Для освобождения остававшихся в живых заложников СССР пошел на выполнение требований террористов — Москва надавила на Сирию, и Хафез Асад (отец Башара Асада) остановил военную операцию на севере Ливана. Однако террористы по-прежнему не отпускали заложников.

КГБ развернуло огромную агентурную сеть от Ливии до Кавказа, пытаясь сузить круг поиска и найти зацепки. В итоге советский резидент встретился с одним из лидеров «Хезболлы», шейхом Фаядляллой и, не согласовав это с Москвой, даже угрожал шейху:

«Великая держава не может ждать бесконечно! От выжидания и наблюдения она может перейти к серьезным действиям с непредсказуемыми последствиями! Я говорю о Ливане, о Тегеране и даже о Куме [резиденция аятоллы Хомейни на севере Ирана], который не так уж далек от границ России…»

Через два дня трое уцелевших дипломатов стучались в ворота советского посольства в Ливане.

В 1986 году между СССР и Пакистаном начались неофициальные контакты, в ходе которых обсуждались пути решения афганского конфликта. С приходом к власти Горбачева и отсутствием серьезных подвижек в изменении ситуации в Афганистане пакистанские власти искали возможность продолжения переговоров, но тут случилось неожиданное происшествие.

В сентябре 1986 года исполняющий обязанности военного атташе в Пакистане Федор Гореньков вместе с женой и 10-летней дочерью выехал из посольства на квартиру. По дороге в Исламабад машина была вынуждена затормозить из-за блокирующего проезд одиночки, размахивавшего листком. Как только Гореньков подъехал к человеку и открыл окно водителя, тот просунул руку с пистолетом в салон автомобиля и застрелил атташе.

Пакистанские власти в кратчайшие сроки нашли виновного – им оказался местный городской сумасшедший, «сын Горбачева» Ахмад Фазал, неоднократно требовавший передать генеральному секретарю СССР письма, где якобы доказывалось их родство.

На опознании дочь Горенькова, видевшая убийцу, не смогла признать в Фазале того самого человека. Этот факт не помешал полиции Исламабада приговорить подозреваемого к смертной казни. Ничего не смог изменить и военный эксперт из Москвы, даже несмотря на найденные доказательства непричастности душевнобольного Фазала и наличия в обшивке автомобиля убитого пуль двух разных калибров. Позже даже было найдено место, откуда стрелял второй убийца, а также очевидец, видевший подозрительных лиц на автозаправке рядом с посольствами. Все указывало на спланированную акцию.

Убийство Федора Горенькова до сих пор остается загадкой.

В 2006 году случилось одно из самых страшных происшествий с дипломатическими миссиями в современной истории. В Ираке автомобиль с российскими служащими посольства был заблокирован и обстрелян боевиками. Охранник миссии Виталий Титов погиб на месте, а еще четыре человека – Федор Зайцев (секретарь посольства), Ринат Аглигулин, Олег Федосеев (сотрудник СВР) и водитель автомобиля Анатолий Смирнов были похищены террористами.

Через две недели после похищения группа моджахедов, аффилированная с Аль-Каидой, предъявила российскому руководству заведомо невыполнимый ультиматум – в течение 48 часов вывести из Чечни все войска и освободить заключенных-мусульман. Через два дня в СМИ попали кадры обезглавливания одного из заложников, труп второго и расстрел третьего.

Президент РФ Владимир Путин призвал покарать убийц дипломатов, заявив, что «Россия будет благодарна всем нашим друзьям за предоставление любой информации по преступникам, которые убили наших граждан в Ираке». ФСБ обещала $10 млн за информацию о местонахождении террористов.

Через несколько месяцев властям Ирака удалось задержать одного из подозреваемых в убийстве российских дипломатов, Омара Абдаллу Дада. Он признал свою причастность к похищению и, как считали тогда СМИ, лично обезглавил двух дипломатов. Его приговорили к смерти в 2010 году. Другого похитителя, стрелявшего в Аглигулина на видео, ликвидировали в октябре 2008 года в ходе спецоперации. Иракская полиция в ходе совместного расследования с американской стороной обезвредила еще троих боевиков, причастных к убийству российских дипломатов.

Тела погибших были доставлены на родину лишь спустя шесть лет после смерти. Подлинность останков подтверждали с помощью ДНК-экспертизы.

«Поиски тел нашего коллеги и сотрудников посольства не прекращались ни на день после их гибели в Ираке в 2006 году. Проводились соответствующие оперативные мероприятия, велась агентурная работа. В результате мы своего добились», – заявил сотрудник спецслужб, участвовавший в передаче тел.

Убийцы российских дипломатов при нынешнем президенте — это всегда смертники. Если их не убивают сразу же, то они умирают через некоторое время.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector