0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем было злить сирийского летчика?

Online812

В Санкт-Петербурге
май, 13, 2020 год
3 °C

Читают все

Н овости партнёров

L entainform

Зачем летчик Филипов подорвал себя гранатой, хотя мог сдаться в плен и выжить

06/02/2018

Российский штурмовик Су-25 был сбит в небе над сирийской провинцией Идлиб 3 февраля. Летчик Роман Филипов смог катапультироваться, но был убит боевиками в неравном бою, за что был награжден званием «Герой России». По предварительной информации, летчик подорвал себя гранатой, чтобы не попасть в плен. Какое задание выполняла российская авиация в Сирии, и какое значение имеет поступок Филипова?

Несмотря на то что война в Сирии вроде бы официально закончена, как рапортует Шойгу, но судя по потерям российской авиации, всё же продолжается, так как раздел «сирийского пирога» всё ещё не окончен. Штурмовик был сбит во время патрульного облёта одной из «зон деэскалации», о которого в Анкаре договорились Россия, Сирия и Иран.

Правда, есть и другая версия. Якобы за секунды до того как Су был сбит с земли, он выпустил неуправляемые авиационные ракеты, так называемые «НАРы». А это уже непросто патрульное сопровождение.

Так или иначе, но самолет был подбит, а наш летчик не пострадал и оказался на земле с пистолетом и гранатой. По информации СМИ, Филипов отстреливался, но когда понял, что окружен, решил не сдаваться в плен, а подорваться, прокричав перед этим, «это вам за пацанов».

Первым делом возникает вопрос, как у летчика могла оказаться с собой граната.

– Эта практика, судя по воспоминаниям, применялась советскими летчиками еще в Афганистане, – замечает на svoboda.org аналитик экспертной группы Conflict Intelligence Team Кирилл Михайлов.

Это можно назвать проявлением героизма, но не совсем понятна логика таких действий: как уже должно было быть известно и ему, и его руководству, даже у таких террористических группировок, как «Хайят Тахрир аш-Шам», имеется определенное взаимопонимание с турками, которые считают Идлиб частью своей зоны ответственности. Поэтому не исключено, что если бы он попал в плен, то мог быть обменян. Удалось же в свое время вернуть тело российского летчика Олега Пешкова. Будем надеяться, что сейчас тело тоже удастся вернуть.

– Слов нет. Конечно, мужественно себя повел. Ради чего заставили человека подорвать себя гранатой? Ради чего? Кому нужна эта война? Думаю, что погибший (вечная ему память) сам не очень отчетливо понимал что он делает в этой Сирии, – пишет Сергей Фурнэ.

Еще один комментатор — Александр Николаевич, говорит о том, почему вообще ПЗРК смог сбить СУ-25, ведь у этого самолета есть все возможности уходить от таких огневых систем.

– Тут много вопросов. Оставим, кого бомбил, кто послал, зачем. Вопрос — СУ-25, машина неновая, надежная и когда ПЗРК берет в прицел цель типа СУ-25, там срабатывает система обнаружения противника РЛС. Но не было маневра ухода от ракеты. Суть вопроса – а исправен ли был самолет?

Журналист Дмитрий Ольшанский уверен, что «Ни одного русского солдата, ни одного русского рубля не должно быть потрачено там, где не живут русские».

— Ужасно жалко русского парня – смелого, явно много чего умевшего, – погибшего на бессмысленной войне на чужой земле во имя поддержки одних абсолютно ненужных нам людей от других, точно таких же.

Пройдет год, два, три, пять, десять, – и никто в России не будет помнить об этих поганых восточных делах, и сами эти закутанные в тряпку сущности еще раз сто поменяются местами, перережут друг друга по новому кругу, а потом объявят своих бывших русских «друзей» врагами на своих неприятных наречиях, – а получается так, что этот парень, и еще много других – там зачем-то погибли.
Ни одного русского солдата, ни одного русского рубля не должно быть потрачено там, где не живут русские.

«Геополитика»! Уходи отсюда, лживая старуха. Довольно ты уже попила нашу кровь.

Зачем нужны пугала для русских лётчиков в Сирии?

Участие наших ВКС в сирийском конфликте уже стало привычным. Всё меньше и меньше авторов выясняет вопросы законности или незаконности этого участия. А постоянные успехи наземных операций армии Сирии даже скептиков убеждают, что российская авиация — не мыльный пузырь. Она действует. А мастерству российских летчиков могут позавидовать многие западные авиаторы.

Авиация коалиции вынуждена на этом фоне выглядит совершенно беспомощной. При этом новостные каналы и информационные агентства европейских стран и США всячески раздувают успехи своей авиации. Парадоксальность ситуации в том, что успехов мало, а шума много. Вроде бы как убили при налете одного из главарей ИГИЛ, но с подтверждениями откровенно слабовато, и главарь не такой уж и главарь, но, раз в Пентагоне сказали, едим.

При этом Россия, даже проигрывая в информационной войне, повышает уважение к себе со стороны арабских, да и не арабских государств. Всё больше и больше людей с надеждой смотрят именно на Россию. Возможно, именно потому, что нечасто смотрят телевизор. Гораздо чаще приходится смотреть на небо. Уже никого не удивляет то, что Иран или Китай быстрее идут на контакт с Россией, чем с любой западной страной.

Именно потому сегодня появляются информационные заказы на материалы-пугала. Материалы, рассчитанные именно на то, чтобы создать в головах российских летчиков, а может, и командования, чувство опасности. Чувство неуверенности в себе и своей технике.

Вспомните совсем недавнюю компанию по якобы появлению у ИГИЛ ПЗРК. Почему якобы? Да просто потому, что некоторое количество этих комплексов там реально есть. «Прихватизированы» теми, кто сбежал из правительственной армии. Украдены дезертирами. И доставка ещё нескольких проблему не решит и не увеличит. Да и прекрасный ответ был дан. Я имею в виду нашумевшее видео атаки наших «крокодилов» на позиции ИГИЛ. Признаюсь, смотрел это видео несколько раз. Восхищался мастерством пилотов. Но главное было не в этом. Главное в самой работе этих пилотов.

В силу особенностей боевого применения вертолеты и в какой-то мере штурмовики — самые легко сбиваемые цели. Высоты позволяют. Скорости тем более. Вроде бы бей, да и только. Только вот летчики тоже об этом знают. И научились работать относительно безопасно. На малых и сверхмалых высотах. Когда ПЗРК просто не успевает захватить цель. Да и конструкторы не сидели сложа руки.

И вдруг, как по мановению волшебной палочки, компания пиара ПЗРК прекратилась. Уже не обсуждают и не собираются что-то там поставлять. Говорить же о поставках более серьезных комплексов даже западные эксперты не могут. Любой комплекс требует подготовки экипажа. Да и работать в одно лицо не может. Нужны машины обеспечения. Нужен выход на спутники и т.п.

Потому-то и появилась новая пугалка. Точнее, старая как мир, но в данной ситуации новая. И пугалка эта заключается в том, что самолеты разных государств обязательно встретятся в совсем небольшом воздушном океане. Что вполне возможно. Если конечно посчитать, что авиацией и вообще ВС руководят идиоты. И кроме самолетов, в руках этих идиотов ничего нет. Нет данных со спутников, нет данных наземной разведки. Нет данных электронной разведки. Да и самолеты оборудованы авионикой времен второй мировой войны.

Читать еще:  Отчет стрелкового полигона: MP 40 по кличке "шмайссер"

Примером начинающихся прогнозов может послужить недавняя статья Майкла Пека, специализирующегося на оборонных вопросах. Статья не особо интересная с точки зрения военного. Но достаточно интересная с точки зрения именно «страшилки».

Лейтмотивом статьи стало предположение о том, что в конечном итоге российские и израильские самолеты все же встретятся в небе Сирии. И это, возможно, приведет к конфликту между нашими странами. Не глобальному, потому что американский специалист все-таки понимает, что в обоих оборонных ведомствах двух этих стран глупцов нет. А так. К воздушным боям местного значения.

И уповает автор на события аж семидесятых годов прошлого столетия. Когда действительно, такие факты имели место быть. Ну, а если сорок лет назад встречались, то вроде бы и сегодня такое вполне возможно. Это ж типа русские.

Отбросим притянутость за уши этой ситуации. Попробуем проанализировать по принципу — а что, если. А что если встретятся наши самолеты? Кстати, обратите внимание, Пек совершенно исключает такую встречу с американскими самолетами. Почему? Да просто потому, что израильтяне свои «американские» самолеты вынуждены оснащать своей авионикой. Что, само собой, разумеется, хуже американского варианта.

Вот только почему-то в Израиле бытует совершенно противоположное мнение.

На вооружении Израиля стоят на данный момент два типа самолетов. F-15 и F-16. И именно эти самолеты должны будут сбивать наши СУ-30-е. Даже не специалисты сейчас улыбнулись. Глупость? Предположим, что так. Хотя за время эксплуатации этих машин израильтянами накоплен достаточно большой опыт. Только вот не дрались они в воздушных боях с равным, а в нашем случае даже превосходящем по возможностям самолетом.

Некоторые из читателей возразят. Русские тоже не дрались. Согласен. Именно поэтому на первое место в таком противостоянии выходит техника. Её возможности. И вооружение.

Дело в том, что именно в вопросах вооружения мы и израильтяне пошли разными путями. Это вызвано в том числе и объективными причинами. Проще говоря, наличием одного пилота в кабине самолета. И возможностями человеческого организма. Невозможно управлять машиной и ракетами одновременно. Мозг не срабатывает.

Израильские ракеты не обладают возможностями российских. Они специально разработаны так, чтобы пилот не особо думал. Пуск — и все. Работа пилота прекратилась. Он занимается пилотированием. Тем, собственно, чем и должен заниматься. Плюс противодействием тому, что может полететь в его машину. Ракеты Python 5 наводятся по тепловому излучению без визуального контакта. А, следовательно, могут легко уйти в сторону, если излучение какого-то объекта будет выше, чем у самолета. Элементарно, да? Но израильским целям и задачам вполне соответствует.

Российские самолеты же оснащены гораздо разнообразнее. Кроме инфракрасного излучения используется и радиолокационное излучение. Оператор не только делает пуск ракеты. Он способен и довести её до цели . Это позволяет говорить о том, что вероятность победы устаревших F над новейшим Су крайне мала.

Американский специалист, правда, не был бы американцем, если бы не прорекламировал великое достижение США- F-35. Дело в том, что в планах Израиля действительно стоит покупка в следующем году этих машин. И они, по замыслу создателей, как раз и способны противостоять 30-м. Но только по замыслу. Исполнение оставляет желать лучшего. Потому и обсуждать это противостояние смысла нет. Как, к примеру, противостояние F-35 и нашего ПАК. Или F-35 и Су-35. Это все было уже обговорено столько раз на разных ресурсах, что хватит одного упоминания.

Если же подойти совсем серьезно, то современный воздушный бой это несколько более широкое понятие. Именно современный, а не работа по папуасам. В нем как бы принимают участие и ПВО, и средства контроля, и РЭБ.

Особо отметим важнейшую для таких боев вещь. Системы ПВО. Мы так привыкли к глобализации, что уже как-то несерьезно относимся к нашим «Малюткам». Нам если ПВО то непременно С-300. А лучше 400 или даже 500. А между тем в Сирии стоят прекрасные комплексы, которые самостоятельно на ближних подступах могут защитить и авиабазу, и другие объекты военной инфраструктуры. Я пишу о «Панцирях». Интересующиеся читатели прекрасно знают их возможности. В том числе и из наших публикаций.

Потому и единственное глобальное преимущество Израиля совершенно бесполезно. Я о дронах. Сшибать их «Панцирь» будет «на раз». Что мы видели на прошедших учениях. А ведь есть ещё и «Красуха».

Так что не получилось у вас страшилки, уважаемый (не очень, если честно) американский специалист. Не получилось по одной простой причине. Идиотов не только в штабах российской армии не держат, но и вообще не держат. Чтобы чем-то напугать, нужно это что-то иметь. И противостояние израильских и российских пилотов такая же глупость, как наземная война между нашими странами. Ни нам, ни евреям этого не нужно. А вот если это нужно вам, то, уж извините, это ваши проблемы.

Удивительно некое неуважение или даже пренебрежение американского «спеца» по отношению к израильским союзникам. Американские летчики прекрасно представляют, где в конкретный момент времени и пространства работают российские пилоты. И там самолеты США даже близко не появляются. Так почему израильтяне должны поступать иначе? Или, как вариант, наши летчики просто обязаны оказаться в районе работы израильских ВВС с обязательным последующим столкновением?

В целом, конечно, «крик души» у Майкла наверное, получился. Интерес к вопросу в США он привлек. И это для него главное. А то, что в России и Израиле множество прочитавших опус «Национальных интересов» принялись крутить пальцем у виска, — это для господина Пека такие аспекты, о которых ему вряд ли придется даже подумать.

А ребятам, что выполняют сейчас свой воинский долг в небе Сирии, огромное наше спасибо. Так держать и дальше. Там вы — Россия.

«Это вам за пацанов!»: история подвига погибшего в Сирии летчика Романа Филипова

В феврале 2018 года в Сирии, вблизи городка Саракиб был сбит Су-25 под управлением гвардии майора Романа Филипова. Как только ракета попала в самолет, машина превратилась в «санки», несущиеся с горы. С трудом, но управлять было еще можно. У Су-25 два двигателя, ракета уничтожила только один. Филипов стремился оттянуть машину поближе к своим и спокойно прыгать. Но Роман успел лишь отдать приказы своему ведомому, который выполнял полет с ним в паре, как раздался хлопок — и штурвал окаменел. Второй мотор тоже вышел из строя.

«Второй двигатель, когда остановится, там уже ручка управления лишь. Двигатели встали, гидросистема уже не работает, ручка управления клинит, ты уже не можешь управлять. Это когда двигатель работает, там вращаются турбины, здесь, когда оба двигателя стоят, все, там выбор один: ручки на себя и катапультироваться. И все», — объясняет Николай Филипов, отец Романа.

Дальше медлить было нельзя — высота и так была минимальной. Роман отдал приказ ведомому вызывать поисково-спасательную службу. Затем дернул рукоять, и сиденье выстрелило вверх. Через несколько секунд Филипов понял, что его парашют несет в редкую оливковую рощу недалеко от места взлета ракеты — хуже места для приземления и придумать было нельзя.

В это время штурмовик напарника кружил над местом приземления и выискивал цели для атаки. У Филипова было немного времени, чтобы попробовать спрятаться — очереди авиационной пушки и рев реактивного мотора могли оглушить боевиков. Летчик понимал, что боевики переждут авианалет под деревьями и камнями, а затем ринутся догонять его. Несмотря на боль во всем теле из-за катапультирования и колоссальной перегрузки, нужно было найти укрытие. Лучшим из возможных для Филипова стал большой плоский валун. Шквальный огонь напарника давал время подготовиться к бою.

Читать еще:  МиГ 1.44 МФИ - прототип многофункционального истребителя, первый советский проект самолетов пятого поколения, летные характеристики

«На место падения там сорвались вот эти джихадки, эти джипы в сторону упавшего самолета. И он начал их атаковать, нанес удары, около трех этих джихадок уничтожил, и начал работать по тем, кто бежал на место падения», — рассказывает Николай Филипов.

Но топлива у ведомого Филипова оставалось максимум на 15 минут. Да и боезапас при такой стрельбе мог закончиться раньше горючего.

«Уже когда не было здесь боеприпасов — он израсходовал, он еще делал атаки, еще имитировал атаки, что вот сейчас еще будет наносить. Он смотрит — атакуют, они все останавливаются и прячутся, а он проходит над ними в холостую. Они поняли, что уже нет снарядов. И вот он кружился там до аварийного остатка. До конца имитировал атаки, потому что ему уже оставаться по остатку топлива невозможно было. Когда аварийный остаток загорается — это только уходить нужно домой, иначе ты не сядешь, потеряешь еще один самолет», — объясняет отец Романа Филипова.

Когда боевики поняли, что боеприпасы у летчика закончились, они стали искать Романа. Такое он видел своими глазами во время первой командировки в Сирию в 2016 году. Тогда звено штурмовиков срочно подняли в воздух и дали координаты для нанесения авиаудара. С воздуха Роман Филипов увидел толпу боевиков, стрелявших по какому-то укрытию. Оборону держал старший лейтенант Александр Прохоренко, боец сил специальных операций, корректировщик артиллерийского огня.

Больше недели он находился под сирийской Пальмирой в тылу боевиков. Он корректировал огонь авиации воздушно-космических сил, давал точные координаты ключевых объектов террористов. 17 марта 2016 года бандитам удалось засечь укрытие Прохоренко, они окружили его и попытались взять в плен. Старший лейтенант отстреливался, пока у него не остался один магазин. Тогда он связался с командованием и передал координаты для удара, вызвав огонь на себя.

Роман Филипов не был близок ни с Александром Прохоренко, ни с Олегом Пешковым — летчиком, которого сбили в ноябре 2015-го. Но каждая потеря среди боевых товарищей — это потеря близкого.

Теперь боевики окружали уже не Прохоренко, а самого Филипова. Врага надо было подпустить очень близко, потому что противопоставить автоматам боевиков летчик мог только пистолет и одну гранату. Он подполз к краю укрытия и стал ждать, пока первый враг покажется в прицеле. За мушкой мелькнуло пятно бежевой ткани — и майор выстрелил. Тут же закричали десятки голосов. Шквал из сотен пуль обрушился на каменное укрытие.

«Сами же боевики показали оружие Романа Филипова — это пистолет Стечкина, у которого одна обойма была пуста полностью. Две другие — наполовину. Тут можно только предполагать, что на половине второй обоймы у него заклинило пистолет, и он потратил какие-то секунды, чтобы вытащить переклинивший патрон, засунуть другую обойму, начать отстреливаться. Что-то, может, опять произошло. Известно, что он уже к тому моменту был ранен», — говорит журналист и военный обозреватель Александр Коц.

Зимой 2018 года о страсти исламских террористов к съемкам видео с жестокими казнями пленных знал уже весь мир. Раз за разом боевики преодолевали все мыслимые границы бесчеловечности, превращая казни в чудовищные шоу. Вскоре после крушения самолета Филипова террористы опубликовали в соцсетях кадры с места падения российского самолета. Еще одно видео стало попыткой пленения русского пилота.

«Если бы он сдался, он, например, стал, возможно, скажем так, объектом издевательств боевиков, или они бы попытались его предъявить, что у них в плену русский офицер, он этого не хотел», — говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

«Они, наверное, рассчитывали на то, что, взяв его в плен и вдоволь поиздевавшись над ним, поглумившись над его телом, они посеют какое-то зерно страха в российских военных, и, значит, каким-то образом повлияют на их боевые качества», — добавляет журналист и военный обозреватель Александр Коц.

Раненый Филипов не хотел доставить боевикам удовольствия снять на камеру его казнь и показать всему миру. На видеозаписи террористов Филипова не видно, но отчетливо слышен его последний крик: «Это вам за пацанов!».

Забежавший с автоматом наперевес боевик в черном увидел, как скоба со звоном отскочила от гранаты в руке летчика. И бандит упал навзничь. Майор Филипов победил. Это видео облетело весь мир, последние слова русского офицера услышали во всех уголках планеты.

«Мне кажется, оценка его действий произошла, понимаете, это ведь не правительство сказало, что он подвиг совершил, это народ оценил, люди», — считает Иван Коновалов.

Указом Владимира Путина майору посмертно было присвоено звание Героя России.

Сбитый «Грач»: кто и зачем сбил российский Су-25 в Сирии

Вечером 3 февраля западные информагентства передали со ссылкой на сайты, следящие за деятельностью вооруженных групп в Сирии, что в провинции Идлиб сбит российский штурмовик Су-25 («Грач»). Вскоре информацию о том, что сбитый штурмовик — российский, подтвердил источник РБК в Минобороны. Представитель группировки «Свободной сирийской армии» «Джейш ан-Наср» заявил турецкому агентству ِAnadolu, что его группировка сбила военный самолет. Она же в подтверждение своего заявления опубликовала на YouTube видео с летящим горящим штурмовиком. Ответственность за атаку взяла на себя и террористическая группировка «Хайят Тахрир аш-Шам» (прежнее название — «Джабхат ан-Нусра»; обе организации запрещены в России).

Согласно обнародованной затем информации Минобороны, Су-25 был сбит в сирийской провинции Идлиб, летчик выжил при катапультировании, но был убит боевиками.

Штурмовик выполнял облет зоны деэскалации «Идлиб» и был сбит, по предварительной информации, из переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК). «Летчик успел доложить о катапультировании в районе, подконтрольном боевикам «Джабхат ан-Нусра», — сказали в ведомстве.​ Погибший — майор Роман Филипов, бывший украинский летчик из Симферополя, сообщала «Новая газета» со ссылкой на свой источник.​

Минобороны в своем заявлении не уточнило, кто именно сбил самолет, но вскоре отчиталось о нанесении ракетных ударов по позициям боевиков. «По данным радиоперехватов, в результате удара уничтожено более 30 боевиков «Джабхат ан-Нусра», — сообщали военные.

Первая признавшая свою причастность к атаке на самолет группировка «Джейш ан-Наср» — одно из многочисленных формирований «Свободной сирийской армии». Группировка принимала участие в переговорах по сирийскому мирному урегулированию, которые проходят между представителями правительственных войск и умеренной вооруженной оппозицией в Астане при посредничестве России, Турции и Ирана. Экс-представитель «Джейш ан-Наср» Моханнад Жнейд намеревался посетить и Конгресс сирийского национального диалога в Сочи. Однако Жнейд вместе с представителями вооруженной оппозиции покидать аэропорт Сочи отказался — из-за разногласий по флагу с другими делегатами.

До появления официального заявления Минобороны России пресс-секретарь «Джейш ан-Наср» Мохаммад Рашед подтвердил турецкому агентству ِAnadolu информацию о том, что его группировка сбила из ПЗРК штурмовик Су-25, когда самолет совершал маневры, «готовясь нанести удары по району Саракиб» на востоке провинции Идлиб. В разговоре с агентством Рашед отметил, что самолет принадлежит «сирийскому режиму», а также рассказал, что этот район подвергается воздушной бомбардировке уже несколько недель.

Читать еще:  Особенности национальной пневматики: попытка глобального обзора

Опрошенные РБК эксперты ошибку с выявлением принадлежности самолета отрицают. «Су-25 в Сирии есть только у российских ВКС», — сказал РБК главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. Военный эксперт полковник запаса Андрей Паюсов уточнил, что таких штурмовиков у России в Сирии теперь осталось 11 штук.

Где сбили самолет

Усилиями тройки гарантов (Россия, Турция и Иран) с конца 2016 года были созданы четыре зоны деэскалации, одна из которых находится в провинции Идлиб на северо-западе Сирии. Тем не менее бои между сирийской армией и вооруженной оппозицией в провинции Идлиб не стихают с начала января: правительственные войска Сирии развернули широкомасштабное наступление на оппонентов в этом районе и смогли отбить у последних город и аэродром Абу ад-Духур, а также десятки более мелких населенных пунктов на востоке провинции Идлиб. Анкара неоднократно обвиняла Дамаск в нарушении режима прекращения огня в этой зоне и атаках на умеренную оппозицию «под предлогом борьбы с террористами». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу призывал Россию и Иран повлиять на Дамаск и остановить продвижение сирийской армии в провинции: «Иран и Россия должны выполнять свои обязательства стран — гарантов перемирия и остановить [нарушения] со стороны режима» (цитата по ТАСС). Кроме того, Чавушоглу предположил, что силы Дамаска продвигаются при поддержке Москвы и Тегерана: «Они не могут совершать такие действия без их поддержки».

Контроль за соблюдением прекращения огня в Идлибе осложняется присутствием в этой зоне помимо умеренной вооруженной оппозиции боевиков террористической группировки «Хайят Тахрир аш-Шам», на которых не распространяется перемирие.

Представители исследовательской группы Conflict Intelligence Team (CIT) обращают внимание, что на одном из видео попадания ракеты ПЗРК в Су-25 видно, как за несколько секунд до этого штурмовик выпустил неуправляемые авиационные ракеты. По мнению CIT, это странные действия для наблюдательного полета. В группе предполагают, что на самом деле Минобороны не хотело акцентировать внимание на участии ВКС России в наступлении проасадовских сил на город Серакаб поблизости от места гибели Су-25.

В декабре, как и писал ранее РБК, президент Владимир Путин объявил о победе над террористами в Сирии и отдал приказ о выводе российской группировки войск из Сирии. Сирию должны были покинуть 23 российских самолета, два вертолета Ка-52, отряд спецназа и отряд военной полиции, писал также РБК. В стране ​остались некоторые российские силы, необходимые для обеспечения стабилизации в Сирии, говорил командующий группировкой Сергей Суровикин.

После сокращения группировки атаки на российских военных резко участились. Только за последние полтора месяца известно о двух серьезных происшествиях кроме сбитого самолета. 31 декабря 2017 года подвергся минометному обстрелу аэродром Хмеймим. В результате двое российских военнослужащих погибли. В ночь с 5 на 6 января авиабазу Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в порту Тартус атаковали 13 беспилотников. Семь из них были уничтожены ракетно-пушечными комплексами «Панцирь», а остальные российским специалистам из подразделений радиоэлектронной борьбы удалось взять под свой контроль.

Участившиеся после сокращения группировки атаки на российские силы в Сирии связаны с желанием боевиков нивелировать заслуги Москвы в борьбе с терроризмом, полагает директор центра «Россия — Восток — Запад» Владимир Сотников. «Боевики показывают, что они все еще сильны и намерены идти до конца», — считает востоковед. Андрей Паюсов с такой точкой зрения согласен.

Кроме того, в плане военно-политической составляющей нельзя игнорировать и тот факт, что боевиков фактически собрали на ограниченном плацдарме. Теперь им ничего не остается, кроме как «нападать на всех вокруг», добавил Паюсов. «ПЗРК, из которых вели огонь террористы, являются штатным вооружением любого мотострелкового подразделения. Скорее всего, они были захвачены боевиками у сирийских войск во время отступления последних. А сейчас, когда боевики согнаны на ограниченное пространство, плотность огня по самолетам с применением всех видов оружия неизбежно возрастает», — пояснил эксперт.

Скорее всего, сбитый Су-25 летел по тому же самому старому маршруту, рассказал РБК военный летчик‐снайпер, полковник запаса Сергей Екимов. «Иногда мы наступаем на те же грабли — маршруты надо менять. А у него был облет зоны. Ничего другого не придумали. Возможно, что боевики уже ждали», — пояснил Екимов. «Просто так» самолет сбить невозможно, подчеркнул он. «Надо знать, где он полетит. Уже ждать его. Чтобы привести комплекс ПЗРК в боеготовое состояние, требуется небольшое, но время. За это время самолет мог бы куда-то улететь», — заключил военный летчик.

Су-25 — советский и российский штурмовик, эксплуатирующийся с 1981 года. Самолет предназначен для поддержки сухопутных войск и уничтожения наземных объектов.

Потери России в Сирии

С начала военной операции России в Сирии, по официальным данным, погибли 44 российских военных.

В ходе операции ВКС России потеряли два транспортных и три ударных вертолета, два бомбардировщика Су-24 и штурмовик Су-25. Кроме того, в конце 2016 года во время похода к берегам Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов» произошли аварии с участием двух истребителей — МиГ-29 и Су-33 (самолеты были потеряны при заходе на посадку).

31 декабря 2017 года в 15 км от аэродрома Хама в Сирии потерпел крушение вертолет Ми-24. В результате жесткой посадки погибли оба пилота, борттехник вертолета выжил. В российском военном ведомстве сообщили, что причиной катастрофы стала техническая неисправность.

10 октября 2017 года на авиабазе Хмеймим бомбардировщик Су-24 разбился при взлете. Члены экипажа, пилот Юрий Медведков и штурман Юрий Копылов, погибли. По предварительным данным Минобороны РФ, причиной катастрофы могла стать техническая неисправность.

3 ноября 2016 года после совершения вынужденной посадки в 40 км северо-западнее Пальмиры вертолет ВКС России и его члены экипажа подверглись минометному обстрелу боевиков. В результате вертолет получил повреждения, которые не позволяли вновь поднять его в небо. На следующий день представители террористов опубликовали в интернете видеозапись уничтожения находящегося на земле российского вертолета Ми-35.

1 августа 2016 года в провинции Идлиб в результате обстрела с земли был сбит российский вертолет Ми-8. Находившиеся на борту члены экипажа — Роман Павлов, Олег Шеламов и Алексей Шорохов, а также два офицера российского Центра примирения враждующих сторон в Сирии погибли.

12 апреля 2016 года при выполнении полетов в районе города Хомс потерпел крушение вертолет Ми-28. В результате происшествия погибли оба члена экипажа — командир Андрей Окладников и штурман Виктор Панков. Пресс-служба Минобороны позже сообщала​, что «огневого воздействия на вертолет не было». По предварительным выводам комиссии военного ведомства, причиной катастрофы стала ошибка пилотирования.

24 ноября 2015 года бомбардировщик Су-24 был сбит истребителем F-16 Fighting Falcon ВВС Турции. Летчикам удалось катапультироваться, однако по ним был открыт огонь с земли, в результате чего пилот подполковник Олег Пешков погиб. Штурман сбитого бомбардировщика — капитан Константин Мурахтин — был спасен спецподразделениями ВС РФ и сирийской армии. В ходе этой операции российские ВКС также потеряли вертолет Ми-8, он был поврежден обстрелом с земли. На его борту погиб морской пехотинец-контрактник — матрос Александр Позынич. Пешкову впоследствии было посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации, капитан Константин Мурахтин и матрос Александр Позынич (посмертно) были награждены орденами Мужества. Летом 2016 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган извинился перед Владимиром Путиным за сбитый Су-24.​

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector