0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фото 152-мм гаубица образца 1909/30 года

Фото 152-мм гаубица образца 1909/30 года

152 мм. крепостная гаубица обр. 1909 г.

Журналом Артиллерийского комитета от 9 марта 1909 года рассмотрены результаты испытаний в конце 1908 года начале 1909 года 152-мм тяжелых гаубиц Круппа, Рейнского завода (Эрхарда), Шнейдера, Шкода и Бофорса. Испытания включали в себя стрельбу на Главном артиллерийском полигоне и возку в артиллерийской офицерской школе.

Гаубицы Шкоды и Бофорса были признаны непригодными для валового заказа, а из трех остальных предпочтение отдано Шнейдеру.

Система Шнейдера была в 1910 году принята на вооружение под наименованием «152-мм крепостная гаубица обр. 1909 г.»

Канал и камора 152-мм гаубицы обр. 1909 г. позволяли стрелять из нее всеми снарядами, принятыми к 152-мм пушкам обр. 1877 г. в 120 и 190 пудов.

Практические баллистические данные полевой гаубицы были одинаковы с данными крепостной гаубицы, но при номере заряда, меньшем на единицу.

Изготовление 152-мм гаубиц обр. 1909 г. велось на Путиловском и Пермском заводах.

30 сентября 1909 года заказано 122 гаубицы для крепостей. В 1910 году было произведено испытание первого орудия. К 1913 году заказ закончен.

В 1912 году заказано 154 гаубицы для полевых войск. Сдача гаубиц началась в 1913 году, и к 1 ноября 1914 года все 154 гаубицы были отправлены с завода.

В 1914 году заказано 90 гаубиц для полевых войск. Из них к 1 октября 1917 года с завода было отправлено 56. К 20 февраля 1919 года с завода отправлено 94 гаубицы. 4 «лишние» гаубицы были включены в заказ взамен присланных на исправление гаубиц. Их завод собирался переписать в заказ 1916 года.

В 1914 году параллельно с заказом Военного ведомства было заказано 89 гаубиц Морским ведомством для крепости Петра Великого. К 24 декабря 1916 года с завода было отправлено 14 «морских» гаубиц. Видимо, заказ этот был выполнен полностью.

В 1916 году дан заказ на 200 гаубиц для полевых войск. Первые 10 гаубиц из этого заказа были отправлены с завода 20 февраля 1919 года, а к 19 мая 1919 года с завода было отправлено уже 19 гаубиц и 14 лафетов. Точное число гаубиц, сданных по этому заказу, установить не удалось, но в лучшем случае завод сдал еще 1020 гаубиц.

В мае 1913 года было заказано 76 гаубиц. Однако занятый другими заказами завод к 1 октября 1917 года сдал лишь 4 гаубицы и ни одного лафета.

До войны 1914 года 152-мм гаубицы обр. 1909 г. состояли только в крепостях. К началу 1915 года в европейских крепостях было 164 152-мм гаубицы обр. 1909 г.

В ходе войны в состав тяжелой артиллерии включались 152-мм гаубицы обр. 1909 г.: в 1914 г. 8 шт., 1915 140 шт., 1916 36 шт., 1917 г. Почти все они были взяты из крепостей. Всего с 1 августа 1914 года по 1 декабря 1916 года из крепостей было взято 156 152-мм гаубиц.

Ствол гаубицы состоял из трубы и надетых на нее в горячем состоянии кожуха и надульника.

Крутизна нарезки на протяжении 9,25 калибров (для обр. 1909 г.) от начала нарезов прогрессивная, а на остальной длине постоянная.

Затвор поршневой. Открывание и закрывание затвора производилось поворотом рукоятки в один прием.

Салазки, неподвижно соединенные со стволом, при откате и накате скользят по направляющим люльки. Корпус салазок представляет собой стальную поковку, в которой высверлены каналы. Правый нижний канал являлся цилиндром компрессора, а левый нижний цилиндром накатника.

Компрессор гидравлический, веретенного типа. Накатник гидропневматический.

Подъемный механизм секторного типа. У гаубиц обр. 1909 г. было два сектора.

При повороте орудия лобовая часть лафета передвигалась по боевой оси.

Колеса деревянные с металлическими шинами или металлические с резиновой грузошиной. Подрессоривание у всех образцов отсутствует.

Передок бескоробковый. Колеса передка деревянные или металлические. Передок может быть соединен с гаубицей дышлом (для конной тяги) или стрелой механической тяги (для возки транспортом). Замена дышла стрелой производилась расчетом.

Из 152-мм гаубицы обр. 1909 г. дальнобойным снарядом можно было стрелять ее зарядами, начиная с № 1, дальность при этом около 9000 метров.

Артиллерия. Крупный калибр. 152-мм гаубица образца 1909/30 годов

Мы уже привыкли говорить об артиллерийских системах предвоенного периода в превосходных тонах. Что ни система, то шедевр конструкторской мысли. Но сегодня речь пойдет о гаубице, которая не вызывает такого восхищения. Гаубице, которая пришла в РККА из далекого 1909 года. Но, тем не менее, с честью прошла все военные испытания от озера Хасан до разгрома Японии.

152-мм гаубица обр. 1909/30 гг. Самое многочисленная система Красной Армии на начало Великой Отечественной войны. Система, которой подвластны были любые доты и другие укрепления противника. Система, которая могла несколькими залпами загнать пехоту противника глубоко под землю и обеспечить тем самым наступление собственных войск.

Странно звучит, но такое заслуженное орудие остается до сих пор достаточно неизвестным. Даже возле немногочисленных музейных экспонатов посетители не особенно задерживаются. Даже «дочка» этой гаубицы, полевая 152-мм гаубица обр. 1910/30 гг. (КМ), вызывает больше интереса. Может потому, что выглядит более импозантно, современно (для того времени)?

А может потому, что в настоящее время известен только один экземпляр этой гаубицы (в финском городе Хямеэнлинна). Заводской номер 34. Но в музее она выставлена под финским обозначением: 152 Н/30. Для завода-производителя это было все лишь экспериментальные системы, выпущенные малой серией именно для испытаний.

Но вернемся к описываемой системе. Тем более что история появления этого орудия «созвучна» с уже описанной нами историей другого заслуженного ветерана: 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. «Виновником» появления в императорской армии 152-мм гаубиц точно так же стала русско-японская война.

Командованию русской армии стало ясно, что в войсках появилась необходимость в орудиях совершенно нового типа. Кроме полевых орудий армия должна иметь систему, которая смогла бы разрушать капитальные инженерные сооружения. От дзотов до капитальных кирпичных строений, в которых находятся огневые точки противника.

Вот тогда-то и был объявлен конкурс на мощную систему традиционного для России 6-дюймового (152,4 мм) орудия. Возникает вопрос именно о калибре. Почему так жестко? Ответ прост. В России уже стояла на вооружении пушка образца 1877 года именно этого калибра. Совместимость боеприпасов была и остается сегодня важным фактором. В конце 1908 – начале 1909 гг. были проведены испытания тяжёлых гаубиц фирм «Шкода», «Крупп», «Рейнметалл», «Бофорс» и «Шнейдер». Увы, но русские конструкторы в этом сегменте предоставить ничего не могли.

По результатам испытаний лучшей конструкцией была признана гаубица французской фирмы «Шнейдер». Тут следует чуть отойти от главной темы. Дело в том, что до сих пор не утихают споры об этих испытаниях. В некоторых источниках прямо говорится об их фальсификации.

Спорить об этом можно. Только зачем? Французские оружейники того времени действительно были «законодателями моды». Да и дальнейшая история эксплуатации орудия показала правильность выбора системы. Хотя, наличия сильного французского лобби в российском Генштабе отрицать тоже глупо.

Французская система была принята на вооружение русской армии под названием «6-дюймовая крепостная гаубица системы Шнейдера обр. 1909 г.». Выпускаться эта гаубица стала на Путиловском заводе.

Параллельно на Пермском (Мотовилихинском) заводе стали разрабатывать полевую версию этой гаубицы. Крепостная система была тяжеловата. Такая система была создана в 1910 году. 6-дюймовая полевая гаубица системы Шнейдера обр. 1910 года хотя и была унифицирована с крепостной гаубицей по передку и боеприпасам, в остальном была скорее самостоятельным орудием. Да и баллистика крепостной гаубицы отставала от полевой «дочки».

И опять необходимо чуть отойти от темы. Два завода не смогли обеспечить необходимого количества таких гаубиц для нужд армии. И проблему царское правительство решило традиционно. Закупило недостающие орудия в Антанте. Так появилась в нашей армии ещё одна гаубица-6-дюймовая гаубица системы Виккерса.

Гаубица образца 1910 года в армии не прижилась. Поэтому выпуск её прекратили, и с 20-х годов Пермский завод стал выпускать орудия образца 1909 года.

Чем же вызвана необходимость модернизации гаубицы в 20-30-х годах? Тут опять «всплывает» аналогия с 122-мм гаубицей обр. 1910 года. Армия требовала новые системы. Мобильные, дальнобойные.

Советское правительство многое сделало для создания таких систем. Однако, понимая, что обеспечить достаточное количество систем в условиях развала промышленности и послевоенной разрухи нереально, было решено идти проверенным путем. Усилить боеприпас.

В результате в 1930 г. артиллерийский НИИ (АНИИ) получил задание на разработку снарядов дальнобойной формы, включая и шестидюймовый калибр, а конструкторское бюро Мотовилихинского (Пермского) завода занялось вопросом адаптации 152-мм гаубицы обр. 1909 г. под этот боеприпас и повышения её начальной скорости.

Конструкторское бюро предприятия в то время возглавлял В. Н. Сидоренко, при его активном участии был предложен ряд технических решений для повышения дальнобойности уже имеющихся орудий.

Читать еще:  Фото: 152-мм гаубица Д-20

Согласно информации санкт-петербургского Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, проект усовершенствования бывшей 6-дюймовой крепостной гаубицы выполнил инженер Яковлев.

Новая осколочно-фугасная граната потребовала новых решений. Дело в том, что при стрельбе на полном и первом зарядах в стволе возникала детонация. Объема каморы явно не хватало. Проблему решили точно так же, как раньше на 122-мм гаубице. Путем расточки каморы до 340 мм. При этом внешний вид ствола не изменился. Потому, модернизированное орудие маркировалось на казённом срезе и кожухе ствола сверху надписями «Удлинённая камора».

Для адаптации противооткатных устройств к возросшей отдаче ввели новый модератор в тормозе отката, а усовершенствование лафета в 1930 г. ограничилось лишь правилом иного устройства, без винта. Также обновили прицельные приспособления: система получила «нормализованный» прицел обр. 1930 г. с цилиндрическим дистанционным барабаном и новой нарезкой шкал.

И еще одно нововведение: для усиления ходовой части деревянные колеса были заменены на колесные пары от грузовика ГАЗ-АА.

Именно в таком виде гаубица и была принята на вооружение под названием 152-мм гаубица образца 1909/30 годов.

Калибр, мм: 152,4
Масса, кг, боевая: 2725
в походном положении: 3050

Длина (на марше), мм: 6785 (5785)
Ширина, мм: 1525
Высота, мм: 1880 (1920)

Прицельная дальность, м: 9850
Масса снаряда, кг: 40-41,25
Начальная скорость снаряда, м/сек: 391

Время перевода из походного положения
в боевое, мин: 1-1,5
Количество лошадей при перевозке
(при конной тяге), шт: 8
Скорость перевозки, км/ч: 6-8
Расчет, чел: 8

Вследствие единого разработчика и близкого по времени создания 152-мм гаубица обр. 1909/30 гг. была очень похожа по устройству на 122-мм гаубицу обр. 1910/30 гг. Действительно, авторы неоднократно встречали такую точку зрения среди посетителей музеев.

Действительно, оба орудия можно рассматривать в целом как масштабированные версии друг друга, но в некоторых частностях французские инженеры применили уникальные для каждой системы конструктивные решения. Эти решения сохранились и в модернизированной версии орудий.

Артиллеристы, которые служили в частях, где эксплуатировались эти гаубицы, вспоминают систему с гордостью и уважением. Да и сами они скорее годятся для гренадерских частей, чем для артиллерии. Силачи! Почему же эта система требовала именно таких солдат?

Первое, что приходит в голову, это масса самого снаряда. 40 с лишним килограммов да в хорошем темпе под силу не каждому. Но, как оказалось, это не главное. Главное в самой конструкции гаубицы. В особенностях её эксплуатации.

Многие замечали на кадрах кинохроники, что при выстреле солдаты от орудия убегают за снарядные ящики, а иногда даже прячутся в блиндажи. Да и сам выстрел осуществляется с использованием довольно длинного шнура.

Дело в том, что однобрусный лафет на мягком грунте не удерживает гаубицу на месте. Орудие откатывается на метр-два. Сошник «закапывается» в землю только тогда фиксирует положение системы.

А дальше уже необходима физическая сила! Выстрел. Сошник «закопался» сильнее. Необходимо вертикальная наводка. Следующий выстрел. Та же история. В конечном итоге, сошник «зароется» так, что вытянуть его расчет не сможет. Да и колеса тоже. И это будет не через 10-20 выстрелов, а через 2-5. Потому и «катали» солдаты совсем не лёгонькую гаубицу вперед после пары выстрелов.

Но и это не все. Нужно ещё вскапывать землю сбоку от сошника. Для обеспечения грубой наводки. И таскать лафет всей «бригадой». Хороши перспективы для работы расчета? А ведь эти действия делаются почти после каждого выстрела!

А ещё гаубицы здорово. скакала! При небольших углах вертикальной наводки орудие подпрыгивало при выстреле на 10-20 см!

Кстати, теперь всем, наверное, стало ясно, почему переход на лафеты с раздвижными станинами это не прихоть конструкторов, а необходимость.

Но вернемся к блиндажам, куда прятались солдаты во время выстрела. Для этого необходимо изучить приказ Наркома Обороны № 39 от 1936 года. При учебных стрельбах одиночными и залповыми выстрелами расчет необходимо укрывать в блиндажах или ровиках. Для спуска курков необходимо применять длинные шнуры.

А теперь самое интересное! В случае преждевременного разрыва снаряда в стволе необходимо заполнить специальный опросный лист (по форме) и немедленно донести о происшествии в Наркомат обороны!

Учитывая, что по другим системам такого приказа не существовало, можно сделать вывод, что такая проблема существовала. Правда «виноватых» найти сложно. Возможно, конструкция не выдерживала. А может, сами гранаты были не доработаны.

Боевое крещение 152-мм гаубицы обр.1909/30 г. приняли на озере Хасан летом 1938 года. В ряде частей и соединений на вооружении имелись именно эти орудия. В 40-й и 32-й стрелковых дивизиях, например. Несмотря на проблемы с боеприпасами, система сыграла важную роль в разгроме японских войск.

Через год 152-мм гаубицы участвовали уже в боях на Халхин-Голе. Причем участвовало достаточно много стволов, если судить по данным Наркомата обороны по использованию боеприпасов. Гаубицы не только помогали уничтожать японские инженерные сооружения и укрепления, но и успешно подавляли артиллерийские батареи противника. За время конфликта было выведено из строя всего 6 гаубиц. Все они впоследствии были восстановлены.

Советско-финская война также не могла обойтись без этих систем. В составе советских частей и соединений находилось более 500 орудий.

Наибольшую эффективность 152-мм гаубицы показали при вскрытии линии Маннергейма. Дзоты уничтожались двумя-четырьмя выстрелами. А при обнаружении ДОТов, когда толстый слой бетона не мог быть пробит 152-мм снарядом, цель передавали 203-мм орудиям.

Увы, но эта война принесла и первые невозвратные потери систем. Более того, финны захватили несколько орудий и в дальнейшем использовали их в собственной армии.

На начало Великой Отечественной войны 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. являлись самыми распространёнными в РККА системами данного калибра и класса – их насчитывалось 2611 единиц.

Для сравнения: количество имеющихся 152-мм гаубиц обр. 1910/37 гг. составляло 99 орудий, 152-мм гаубиц обр. 1931 г. (НГ) – 53, 152-мм гаубиц Виккерса – 92, а новых М-10 – 1058 единиц. В западных военных округах находилось 1162 гаубицы обр. 1909/30 гг. и 773 М-10.

В 1941 г. советские 152-мм гаубицы понесли тяжёлые потери – 2583 единицы, что составляет около двух третей численности их орудийного парка до начала войны. В дальнейшем, в силу того, что орудия этого типа не выпускались, количество систем образца 1909/30 гг, только уменьшалось.

Однако, завершающий этап войны неожиданно сделал эти гаубицы популярными. Парадокс? 1945 год и . активизация использования уже устаревших систем? А ответ кроется в изменившейся тактике советских войск.

Армия наступала. Но, чем ближе мы подходили к Берлину, тем все чаще и чаще натыкались на серьезные инженерные сооружения немцев. С этим справлялись новые гаубицы. А вот в боях в городской застройке тяжелые орудия не могли придаваться штурмовым группам.

А старая добрая гаубица образца 1909/30 годов легко перекатывалась вручную силами группы. Её мощи хватало для подавления и даже уничтожения огневых точек противника в домах. Орудие в этих случаях стреляло с минимального расстояния. Чуть ли не прямой наводкой.

Боевой путь 152-мм гаубиц обр.1909/30 г закончился как у настоящего солдата, на Дальнем востоке. Японцами орудия начали боевую биографию, японцами и закончили. Окончательно орудия сняли с вооружения в 1946 году.

Парадокс нашего времени. Система, которая заслуженно носит звание самой многочисленной системы РККА (больше выпущено только Д-1, да и то, с учетом послевоенного выпуска) почти не сохранилась до нашего времени. Заслуженный ветеран, которого сложно увидеть…

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

152-мм гаубица обр. 1909/30 гг. Часть 2

152-мм гаубица обр. 1909/30 гг. Часть 2

Историко-технический очерк

На момент поступления 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. в войска (1932 г.) из нее можно было стрелять всеми типами снарядов для 152-мм гаубиц обр. 1909 г. и обр. 1910 г. Их ассортимент был немногочисленен – шрапнель с 45-секундной трубкой, химический снаряд и фугасные гранаты трех разновидностей, почти идентичных друг другу с точки зрения баллистики и эксплуатации. В 1932 г. к ним добавилась новая 152-мм стальная гаубичная осколочно-фугасная граната дальнобойной формы чертежа 00120. Для наилучшего раскрытия возможностей ведения огня последним типом снаряда в том же году были несколько изменены устройство и мощность метательного заряда по сравнению с тем, который предназначался ранее для 152-мм гаубицы обр. 1909 г. Возможности по составлению выстрелов из новых и старых типов как снарядов, так и зарядов для исходного и модернизированного вариантов системы были довольно широкими.

Для 152-мм гаубицы обр. 1909 г. существовал запрет на стрельбу дальнобойной гранатой на полном и первом зарядах нового устройства и на полном заряде старого устройства. В этом случае запоясковая часть снаряда, гильза с пакетом и тремя или четырьмя равновесными пучками в ней оставляли в каморе недостаточно объема для расширения пороховых газов. Как следствие, возникала угроза детонационно-подобного процесса сгорания заряда и разрыва затвора у орудия. На меньших зарядах свободный объем в каморе был достаточным, и стрельба на них дальнобойной гранатой разрешалась. Если с новым зарядом использовалась старая граната, то ограничения и вовсе отсутствовали.

Читать еще:  В-11: спаренная зенитная пушка, 37-мм. Детальные фото

Модернизированная 152-мм гаубица обр. 1909/30 гг. со своей каморой большего объема могла вести огонь выстрелами, представляющими собой любую комбинацию снаряда и метательного заряда из их новых или старых типов. Единственным неудобством при этом являлось то, что не для всех возможных сочетаний снарядов и зарядов имелась подходящая шкала на дистанционном барабане прицела и в таблицах стрельбы. Например, в первой половине 1930-х гг. для ведения огня любым типом снаряда на любом номере заряда старого устройства угол возвышения для заданной дистанции нужно было устанавливать по данным из таблиц стрельбы немодернизированной гаубицы обр. 1909 г. исключительно по шкале тысячных. То же самое справедливо и для упомянутого выше случая с исходным вариантом артсистемы и новыми боеприпасами, только здесь для шкалы тысячных прицела старого орудия требовались таблицы стрельбы новой 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. Для артиллеристов это создавало бы немалые трудности.

В ходе 1930-х гг. для 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. разработали новые образцы снарядов. Однако по сравнению со 122-мм гаубицами их номенклатура была существенно скромнее и ограничивалась бетонобойными снарядами, осколочными гранатами сталистого чугуна, химическими и осколочно-химическими снарядами. Для шестидюймового калибра в то время сочли избыточным наличие таких специальных типов боеприпасов, как дымовые, агитационные и осветительные.

Окончательно снаряженный артиллерийский выстрел раздельно-гильзового заряжания для 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. состоял из снаряда с взрывателем или дистанционной трубкой, металлической гильзы с капсюльной втулкой, находящегося в гильзе метательного заряда из основного пакета с пришитым к нему мешочком с воспламенителем из дымного ружейного пороха, а также равновесных пучков с бездымным пироксилиновым порохом – до четырех штук. При необходимости мог включаться пламегаситель, добавляемый в гильзу отдельно.

Рассмотрим более подробно компоненты артиллерийского выстрела для 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. Снарядами основного назначения для системы являлись осколочнофугасные гранаты и бетонобойные снаряды 530-го семейства, старые фугасные гранаты 533-го семейства и пулевые шрапнели 501-го семейства.

Осколочно-фугасная дальнобойная стальная гаубичная граната 0ф-530 была разработана АНИИ в самом начале 1930-х гг. и уже в 1932 г. ее поставили в валовое производство. Номер чертежа – 00120, по нему идентифицировали этот боеприпас до введения индекса АУ. Существовало две разновидности его конструктивного исполнения, которые были идентичны по своим эксплуатационным качествам: с привинтной головкой и цельнокорпусная с запальным стаканом. Граната ОФ-5ЭО имела аэродинамически выгодную заостренную (оживальную) форму с запоясковым конусом- обтекателем, а также два шлифованных центрующих утолщения для лучшего совмещения оси снаряда с осью канала при выстреле и, как следствие, увеличения кучности боя. Боеприпас снаряжался взрывателями типов РГ-6, РГМ или РГМ-2, которые могли обеспечить мгновенное (осколочное) действие, малое замедление и замедленное фугасное действие. Также допускалось использование ОФ-5ЭО с взрывателем ГВМЗ (осколочное или инерционное действие) или с дистанционным взрывателем Д-1 (осколочное действие при ударе или воздушный разрыв). Масса окончательно снаряженной гранаты ОФ-530 с разрывным зарядом из тротила или аммотола в 6,93 кг составляла около 40,0 кг и слегка зависела от типа используемого взрывателя.

При установке взрывателя на осколочное действие ОФ-530 обеспечивал действительное поражение (50% вероятность попадания убойного осколка в ростовую фигуру) на площади в 70 м по фронту и 30 м в глубину, при этом в грунте средней плотности образовывалась воронка глубиной до 0,5 м и диаметром до 2,2 м. Такая установка использовалась для стрельбы по открыто расположенной живой силе противника, по его огневым точкам и артиллерии, а также по танкам с закрытых позиций. При стрельбе с использованием «малого замедления» боеприпас успевал несколько углубиться в преграду. Это применялось при стрельбе по фортификационным сооружениям полевого типа, включая блиндажи и ДЗОТы, по прочным деревянным постройкам, а также по танкам прямой наводкой, если не было бетонобойных снарядов. При попадании в грунт средней плотности в нем формировалась воронка глубиной до 1,2 м и диаметром до 3,5 м. Установка взрывателя на замедленное фугасное действие, когда снаряд перед разрывом еще более заглублялся в препятствие, задействовалась при разрушении более прочных полевых укрытий, каменных и кирпичных построек, а также для стрельбы на рикошетах.

Осколочное действие 152-мм гаубичной гранаты.

Устройство головного ударного взрывателя УГТ.

152-мм снаряды из боекомплекта гаубицы обр.1909/30 г.: осколочно-фугасные дальнобойные гранаты – стальная ОФ-530 и 0-530А из сталистого чугуна, обе – с головным взрывателем РГМ-2; бетонобойный снаряд Г-530 с донным взрывателем КТД. Рядом – боевой заряд в гильзе. Индексы «Т» и «АТ/80» на корпусах снарядов указывают на тип взрывчатого вещества в снаряжении.

Интересно, что в отчете АНИИ, касаясь снарядов дальнобойной формы, несколько преувеличивали достигнутые результаты. В применении 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. это проявилось достаточно ярко: для гранаты чертежа 00120 была заявлена максимальная дальность в 10300 м при «эталонном» значении в 8450 м для старой гранаты. Однако таблицы стрельбы системы издания 1942 г. свидетельствуют: в реальности характеристики были скромнее – на полном заряде наибольшая дистанция ведения огня боеприпасом Оф-530 указана в 9850 м, тогда как расхождение с данными для старой гранаты Ф-533 очень невелико – 8280 м. В случае с гранатами дальнобойной формы в отчет либо включили явную натяжку, поскольку различие[1 Речь при этом явно идет об одних и тех же снарядах, поскольку указанные в отчете характеристики по геометрической форме и массе прототипа 152-мм гаубичной дальнобойной гранаты совпадают с параметрами ее серийной версии, указанными в таблицах стрельбы.] в 450 м достаточно велико для допустимой погрешности в такого рода данных, либо в нем привели значение для опытных образцов системы, испытывавшихся с повышенной начальной скоростью по сравнению с серийными орудиями. Для старых же гранат имеет место обычное уточнение баллистических параметров, когда на рубеже 1937-1938 гг. для многих стоящих на вооружении типов орудий были изданы новые таблицы стрельбы с пересмотренным алгоритмом поправок на метеоусловия и учетом полученной статистической информации по накопленным результатам контрольных стрельб.

К 1935 г. в АНИИ закончили отработку гаубичных снарядов из сталистого чугуна и в 1938 г. они были официально разрешены к стрельбе из 152-мм гаубиц. Изначально граната соответствующего типа считалась осколочно-фугасной и обозначалась как ОФ-5ЭОА. Ее изготавливали методом литья. По своей геометрической форме, массе и номенклатуре используемых взрывателей она не отличалась от ОФ-530, но имела более толстые стенки и, соответственно, не столь вместительную камору с менее мощным разрывным зарядом в 5,66 кг. В конце 1941 г. этот боеприпас был переклассифицирован в осколочный и ему присвоили новый индекс – 0-530А.

Это было связано с тем, что при стрельбе с установкой взрывателя на замедленное действие при попадании в твердый грунт граната может с высокой вероятностью расколоться и ее разрыва не последует. Таким образом, при ряде условий от боеприпаса стало невозможным получить фугасное действие; с этим и было связано присвоение ему осколочного типа, а также последующее введение запретов на стрельбу с замедленным действием взрывателя по грунту любой твердости для всех типов 152-мм орудий, из которых можно было вести огонь гранатой 0-530А. Однако в послевоенное время для 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д- 1) ограничения были несколько ослаблены: не дозволялось стрелять этим боеприпасом с замедленным действием взрывателя только по твердому грунту. Да и без того изготовление корпуса снаряда из сталистого чугуна повышало именно его осколочное действие – при разрыве происходило образование большего числа убойных осколков несколько иной формы по сравнению со стальной гранатой ОФ-530.

Старые фугасные гранаты после введения в 1938 г. индексов АУ получили следующие обозначения: Ф-533 – для стального снаряда русского образца длиной в 4 клб, Ф-533К – для стального снаряда русского образца длиной 3,75 клб и Ф-533ф – для снаряда сталистого чугуна французского образца[2 Из-за «снарядного голода»Императорской русской армии в начальный период Первой мировой войны и нехватки собственных производственных мощностей для решения этой проблемы у союзников по Антанте были заказаны в т.ч. и боеприпасы для отечественных образцов артиллерийского вооружения. В частности, для шестидюймовых гаубиц снаряды изготавливались во Франции.]. По сравнению с боеприпасами дальнобойной формы они были более тупоголовыми, а их запоясковая часть – существенно короче и имела цилиндрическую форму. Разрывной заряд по массе составлял 8,8 кг у Ф-533 и7,ЗкгуФ-5ЭЗК. Французские гранаты сталистого чугуна отличались очень слабым для шестидюймового калибра действием, поскольку содержали всего 3,9 кг взрывчатого вещества.

Старые фугасные снаряды русского образца могли снаряжаться как взрывателями старых типов 4ГТ, УГТ и УГТ-2, так и более новыми РГ-6, РГМ или РГМ-2. В последнем случае требовалось дополнительно скомплектовать снаряд вкладным тротиловым или тетриловым детонатором вследствие более короткой хвостовой части взрывателей (без вкладного детонатора становились возможными неполные разрывы или вообще отказы при стрельбе). К началу Великой Отечественной войны из взрывателей старых типов в ходу остался лишь УГТ-2. Гранаты Ф-533ф поставлялись в войска с взрывателями типов АД, АД-2 или АДН.

В отдельном наставлении для 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. также приводились данные для ведения огня старой мортирной гранатой Ф-521, однако в издании таблиц стрельбы 1942 г. такая комплектация выстрела отсутствует.

Читать еще:  Что такое кудо: kudo, кудо России официальный сайт, спарринг, пояса, фото, дети, экипировка, правила, соревнования, кимоно

Пулевая шрапнель LU-501 предназначалась изначально для поражения открыто расположенной живой силы противника. Она снаряжалась 690 сферическими пулями массой 21 г и вышибным зарядом из дымного пороха массой 0,5 кг. До 1939 года ее комплектовали дистанционной 45-секундной трубкой, а впоследствии – трубкой типа Т-6. Оба этих устройства являлись трубками двойного действия, т.е. срабатывали и по истечении заданного времени после своего взведения, и при ударе о препятствие. Все сказанное о действии шрапнели по открыто расположенной живой силе и небронированным целям в статье о 122-мм гаубице обр. 1910/30 гг. (см. «ТиВ» №6/2014 г.) справедливо и для шестидюймового калибра. Что же касается борьбы с боевыми машинами, включая тяжелобронированные, при стрельбе прямой наводкой, то гораздо лучшие результаты достигались при использовании штатной осколочно-фугасной гранаты или бетонобойного снаряда, нежели чем при ведении огня по ним шрапнелью, поставленной «на удар». Такое использование шрапнели для 152-мм гаубиц на практике было последним средством, если отсутствовали иные боеприпасы.

Схема устройства трубки двойного действия Т-6.

Схема устройства 45-секундной трубки двойного действия.

uCrazy.ru

  • Тёплый кот
  • 20 ноября 2007 09:19
  • 5171

Гаубица-пушка МЛ-20 была разработана в 1936 г. группой конструкторов под руководством Ф.Ф.Петрова на артиллерийском заводе в Мотовилихе и после государственных испытаний была принята на вооружение Красной Армии.

Эта гаубица-пушка разрабатывалась в инициативном порядке параллельно с гаубицей-пушкой МЛ-15, на разработку которой у завода имелось задание ГАУ. В отличие от конструкторов МЛ-15 Ф.Ф.Петров стремился в максимальной степени использовать в своем орудии лучшие узлы и механизмы 152-мм пушки обр. 1910/1934 гг., которая изготавливалась на заводе в Мотовилихе и для которой была подготовлена технологическая оснастка.
152-мм пушка обр. 1910/1934 г. имела много недостатков. Основными из них были:
1. Подрессорен был только лафет, а передок не имел подрессоривания, и скорость возки по шоссе была ограничена 18-20 км/ч.
2. Подрессоривание выключалось специальным механизмом, а не автоматически, на что уходило 2-3 минуты.
3. Верхний станок представлял собой слишком сложную отливку.
И самым серьезным недостатком было совмещение подъемного и уравновешивающего механизма в одной системе. Скорость вертикальной наводки за один оборот маховика не превышала 10 минут, что было предельно мало. Наконец, система 1934 г. хоть и именовалась гаубицей, но угол возвышения у нее был +45°. Для гаубиц 30-х гг. такой угол возвышения был слишком мал.
В 1935-36 гг. группа конструкторов завода № 172 (Пермский завод) вела работы по капитальной модернизации 152-мм гаубицы обр. 1934 г. В частности, угол возвышения у нее был увеличен до +62°. Однако ГАУ резко выступило против, назвав модернизацию “ложным путем”, при котором только возрастает вес системы, а основные недостатки остаются без изменений. В результате работы по модернизации системы обр. 1934 г. были прекращены.
Две другие группы конструкторов завода № 172 спроектировали два варианта новой артсистемы, которую назвали “гаубицей-пушкой”, то есть универсальную артсистему, у которой было больше гаубичных свойств и меньше пушечных. Первый вариант гаубицы-пушки получил индекс МЛ-15, а второй МЛ-20 (“МЛ” — индекс завода, от названия Мотовилиха деревня вблизи Перми, где расположен завод).

Ствол и затвор у МЛ-15 и МЛ-20 идентичны системе обр. 1934 г. Люлька и противооткатные устройства в МЛ-15 и МЛ-20 в основном взяты без изменений от обр. 1934 г. за исключением того, что цапфенная обойма МЛ-20 состояла из двух половинок, а у МЛ-15 представляла собой одно целое.
Верхние станки у обр. 1934 г. и МЛ-20 литые, различия у них мелкие. Верхний станок МЛ-15 клепаный, совершенно другой конструкции.
Подъемный механизм у МЛ-15 и МЛ-20 секторный. У МЛ-15 имелось два сектора, а у МЛ-20 один. Уравновешивающий механизм у МЛ-15 и МЛ-20 одинаков.
Нижний стол, боевая ось и подрессоривание у МЛ-20 целиком взяты у обр. 1934 г., а у МЛ-15 все новое. Выключение подрессоривания у МЛ-20 осталось ручным, а у МЛ-15 производилось автоматически при раздвигании станин.
Колеса МЛ-20 взяты от обр. 1934 г., а у МЛ-15 колеса дисковые с грузолентой. МЛ-20 имела станины от обр. 1934 г., а у МЛ-15 они были новой конструкции. МЛ-15 и МЛ-20 имели одинаковый передок, взятый от 152-мм гаубицы НГ обр. 1931 г.(НГ — гаубица фирмы “Рейнметалл”. Малая серия таких гаубиц (всего 14 штук) была изготовлена Пермским заводом в 1933-35 гг.). После войсковых испытаний 152-мм гаубицы обр. 1934 г. вариант раздельной возки уже не рассматривался.
Первый образец МЛ-15 был изготовлен заводом № 172 в начале 1936 г. и после заводских испытаний 29 апреля был отправлен на НИАП. К июню 1936 г. полигонные испытания на НИАПе были закончены. Комиссия признала их неудовлетворительными. После этого ГАУ заказало заводу № 172 две МЛ-15 с изменениями по результатам испытаний. В частности, боевая ось была сдвинута вперед на 180 мм и этим уменьшалось давление на хобот. Изменен подъемный механизм вместо двух секторов введен один, затем вместо одной скорости наведения стало две.

Обе системы были закончены в конце 1936 г. и прошли заводские испытания. Одна их них поступила 3 февраля 1937 г. на НИАП. С 10 февраля по 20 марта 1937 г. на НИАПе были проведены полигонные испытания модернизированной системы МЛ-15. Было сделано 113 выстрелов и проведена возка системы со скоростью 30-45 км/ч. Замечаний к системе не было. Однако испытания внезапно прервали согласно приказу начальника НИО ГАУ Железнякова.
В июне-июле 1937 г. на НИАПе вновь проводились стрельбы из МЛ-15, были подобраны заряды к ней и т. п. Однако на вооружение все равно была принята МЛ-20. Внятных объяснений в документах тех лет нет. Единственное замечание, и то спорное было “много новых деталей”. Так что, нужно было оставлять все от обр. 1934 г. В целом МЛ-15 явно была лучше МЛ-20. Об истинных причинах выбора МЛ-20 сейчас можно только гадать.
152-мм гаубица-пушка МЛ-20 проектировалась параллельно с МЛ-15 в КБ завода № 172 под руководством Ф.Ф.Петрова. Интересно, что работы над МЛ-20 были начаты заводом в инициативном порядке, а МЛ-15 разрабатывалась по заказу ГАУ. К заводским испытаниям первого образца МЛ-20 приступили 6 ноября 1936 года. Всего на заводских испытаниях был сделан 21 выстрел.
25 декабря 1936 г. первый образец МЛ-20 поступил на НИАП для проведения полигонных испытаний. В ходе полигонных испытаний было сделано 479 выстрелов и 1510 км обкатки. В отчете комиссии по испытаниям МЛ-20 от 31 января 1937 г. было предложено заменить спицевые колеса на дисковые, упрочить рессоры, щит сделать по типу МЛ-15.
После проведения войсковых испытаний система МЛ-20 22.09.1939 г. была принята на вооружение под названием Красной Армии 152-мм гаубица-пушка обр. 1937 г. Вскоре, при освоении в войсках было обнаружено явление самопроизвольного задирания ствола на максимальный угол возвышения. Выяснилось, что по ряду причин червячная передача оказалась недостаточно самотормозящей. После доработки механизма вертикальной наводки задирания ствола прекратились.

Благодаря конструкции лафета, обеспечивающего угол возвышения до +65°, а также наличию широкой номенклатуры выстрелов с 13 переменными зарядами гаубица-пушка МЛ-20 представляет собой орудие с уникальными возможностями маневра огнем. Она обладает характерными для гаубиц навесными траекториями и высокими начальными скоростями снаряда, свойственными пушкам.
К гаубице-пушке МЛ-20 применяются следующие выстрелы раздельного гильзового заряжания: 152-мм выстрел с осколочно-фугасной пушечной гранатой ОФ-540; 152-мм выстрел с осколочно-фугасной стальной гаубичной гранатой ОФ-530; 152-мм выстрел с осколочной гаубичной гранатой сталистого чугуна О-530А; 152-мм выстрел с бронебойно-трассирующим остроголовым снарядом БР-540; 152-мм выстрел с бетонобойным гаубичным снарядом Г-530. Дальность стрельбы осколочно-фугасной гранатой ОФ-540 весом 43,56 кг с начальной скоростью 655 м/с составляет 17230 м. При установке взрывателя на осколочное действие она наносит поражение осколками по фронту на 40 м и в глубину до 8 м. Бронебойно-трассирующий снаряд БР-540 при стрельбе прямой наводкой на дистанции до 800 м пробивал броню всех танков противника. При попадании в башню он срывал ее с погона. Бывали сражения, когда эти башни буквально летали в воздухе.
Конструкция подрессоренного лафета со сдвоенными колесами с резиновыми шинами и наличие также подрессоренного передка позволяли транспортировать орудие средним артиллерийским гусеничным трактором с относительно высокой скоростью до 25 км/ч. Время перевода орудия из походного положения в боевое и обратно составляло 8-10 минут.
Гаубица-пушка МЛ-20 производилась серийно (только на заводе №172) с 1937 г. по 1946 г. включительно. Она принимала непосредственно участие в течение всей войны и поступала на вооружение армейской артиллерии и артиллерии резерва Верховного Главнокомандования. Всего за десять лет было изготовлено 6884 гаубицы-пушки МЛ-20.

масса в боевом положении: 7270 кг;
масса в походном положении: 7930 кг;
калибр: 152 мм;
начальная скорость снярада: 655 м/с;
угол возвышения: от -2° до 60°;
угол горизонтального обстрела: 58°;
скорострельность: 3-4 выстр/мин;
дальность стрельбы: до 17230 м;

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector