12 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фото. Немецкий 15 ствольный 150-мм реактивный миномет-опытный образец.

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. (Германия)

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. (Германия)

История создания 150-мм шестиствольного реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

Реактивные минометы СССР и Германии

Работы по созданию реактивных минометов велись в СССР и Германии параллельно, начиная со второй половины 1920-х г.г. Однако если в СССР приняли за основу стабилизацию ракеты в полете с помощью крыльев, то немцы пошли по другому пути и стремились стабилизировать реактивные снаряды с помощью быстрого вращения в полете.

Результатом стали две «ракетные школы» 1930-х .г.г. «Советская школа» предполагала запуск оперенных снарядов с длинных балочных направляющих, а «немецкая школа» упирала на неоперенные снаряды, запускавшиеся из сравнительно коротких трубчатых направляющих или стволов.

Как результат: советские «ракеты» имели большую дистанцию поражения, а немецкие отличались большей кучностью. Соответственно различались и способы боевого применения — советские ракеты предполагалось использовать для массированных ударов по площадям (что потом с блеском демонстрировали БМ-13, всем известные «Катюши»), а немецкие — для точечного поражения целей, что, по логике, больше соответствовало понятию «миномет».

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г.

Немецкий реактивный «Ванюша»

В конце 1930-х г.г. немецким инженером Небелем был спроектирован 150-мм реактивный снаряд и шестиствольная трубчатая установка к нему, которую немцы называли шестиствольным минометом. Испытания миномета были начаты в 1937 году. Система получила наименование 150-мм дымовой миномет типа «Д».

В 1941 году миномет переименовали в 150-мм Nb.W 41 (Nebelwerfer), то есть «150-мм дымовой миномет обр. 1941 г.», а чуть позже, от советских солдат, он получил и прозвище «Ванюша», по аналогии с советским же реактивным минометом «Катюша».

Интересный факт: основным назначением «дымовых минометов» была вовсе не постановка дымовых завес и даже не стрельба фугасными минами. Истинный смысл «Ванюши» был в ведении огня химическими боеприпасами, то есть начиненными боевыми отравляющими веществами. Поэтому и состояли 150-мм Nb.W 41 (Nebelwerfer) на довольствии не «линейной» армии, а т.н. «войск задымления»(Nebeltruppen).

И только для обеспечения возможности использования этих войск в войне в том случае, если химической войны как таковой не будет, «войска задымления» получили на вооружение и снаряды для реактивных минометов с обычным разрывным зарядом.

Расчет заряжает 150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. Обратите внимание — на боковине миномета хорошо видны кабели электрозапала

Боевая эксплуатация и производство 150-мм шестиствольного реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

На практических стрельбах реактивных минометов быстро выяснилось, что и советский и немецкий варианты обладают очень относительным понятием точности — угадать куда именно попадет мина (даже с учетом хорошей кучности немецких минометов) было подчас довольно сложно. Вся надежда оставалась на залповую стрельбу и количество дивизионов, участвующих в залпе.

И вот по этому показателю, немцы советам уже существенно уступали. Более того, командование Вермахта выбило из рук реактивных минометчиков Германии и главный козырь — в бою им предписывалось вести огонь без пристрелки, чтобы не демаскировать позиции, соответственно кучность падения мин была уже не важна — нет разницы как близко произойдут разрывы, если огонь ведется по принципу «на кого бог пошлет».

Дальность стрельбы осколочно-фугасной миной 150-мм Nb.W 41 (Nebelwerfer) составляла 6900 м., при этом радиус разлета осколков этой мины равняется 40 м в стороны и 13 м вперед. Дымовая мина при благоприятных метеоусловиях была способна образовать дымовое облако диаметром до 100 м, сохраняющее высокую плотность в течение 40 секунд.

Более качественный снимок правой части реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

Огонь из шестиствольного миномета велся залпами 6 выстрелов в течение 10 секунд. Таким образом, дивизион этих минометов в составе трех батарей по 6 минометов в каждой в течение 10 секунд мог выпустить 108 мин. Практически обеспечивалась скорострельность в 3 залпа в каждые 5 минут, однако длительная стрельба с одной и той же позиции как правило не применялась из-за демаскировки позиции практически трехсотметровым дымовым следом реактивных мин.

Стрельба с начала открытия огня велась на поражение по площадям, так как из-за большого рассеивания мин миномет не мог использоваться для обстрела одиночных целей вблизи расположения собственных войск.

На всем протяжении Второй Мировой войны, 150-мм шестиствольные минометы обр. 41 г. были весьма эффективным средством повышения огневой мощи германских войск и производились до мая 1945 г., выполняя функции схожие с советскими «гвардейскими минометами» и применяясь Вермахтом и войсками СС на направлениях главных ударов или в критические моменты боя.

Не очень удачной считалась лишь конструкция осколочно-фугасного снаряда «Ванюши»: из-за слишком тонких стенок он давал мало осколков, а вследствие малого веса разрывного заряда сильно снижалось и его фугасное действие.

После окончания Второй Мировой войны, реактивные минометы 150-мм Nb.W 41 закончили боевую карьеру, хотя ограниченно применялись корейскими и китайскими войсками в ходе Корейской войны 1950-1953 г.г.

150-мм реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. ведет огонь

Конструкция 150-мм шестиствольного реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г.

150-мм шестиствольный реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г. конструктивно представлял собой шесть направляющих-стволов, соединенных в единый блок, а также лафета и прицельных приспособлений. При выстреле реактивный пороховой заряд мины воспламеняется посредством электрозапала, вставляемого в одно из сопловых отверстий. В свою очередь электрозапал приводится в действие электрозапальной машинкой с ручным приводом.

150-мм реактивный миномет Nb.W 41 обр. 1941 г., хорошо видна внутреняя часть стволов-направляющих с направляющими планками

На казенной части каждого ствола смонтированы захваты для мин и вытяжные пружинные контакты. На передней обойме закреплена планка с контрольной площадкой для установки контрольного уровня при проверке прицельных приспособлений. Справа на блоке расположена штепсельная коробка для подключения семижильного кабеля. На внутренней поверхности каждого ствола закреплены по три направляющие планки. Диаметр ствола по полям планок равняется 158,5+0,4 мм.

Расчет реактивного миномета Nb.W 41 обр. 1941 г. на позиции

Стрельба из миномета велась 158,5-мм реактивными осколочно-фугасными и дымовыми минами весом по 35 кг, устойчивость в полете которых обеспечивалась своеобразной турбиной, имевшей по окружности 28 сопловых отверстий с минимальным диаметром 5,5 мм, наклоненных под углом 14°.

Под действием пороховых газов реактивного заряда, истекающих через сопловое отверстие, мина получает не только поступательное, но и вращательное движение (несколько тысяч оборотов в минуту), стабилизирующее ее в полете. Несмотря на то, что, на вращение расходуется часть энергии реактивного заряда, турбореактивные мины эффективнее мин со стабилизацией посредством оперения, так как обладают большей точностью.

Читать еще:  37-мм автоматическая зенитная пушка образца 1939 года 61-К. Детальные фото.

Немецкий реактивный миномет на бронемашине 15cm Panzerwerfer-42

Все эти виды миномёта устанавливались на лёгком двухколёсном лафете с пневматическими шинами, заимствованным от противотанковой пушки Pak 35/36, но для установки на бронетехнику использовались и установки несколько иной конструкции — с десятью стволами, расположенными в два ряда.

Источник: компиляция на основе сведений находящихся в открытом доступе сети интернет, а также книг: Широкорад А., «Бог войны Третьего Рейха», АСТ, Транзиткнига, 2003, Мощанский И., «У ворот Берлина. 3 февраля – 15 апреля 1945 года. Часть 1», ООО «БТВ-МН», 2006, Шунков В., «Вермахт», Харвест, 2003

Немецкие многоствольные минометы Nebelwerfer: история и применение

В СССР бытовало мнение, что реактивные системы залпового огня (РСЗО) являлись исключительно советским «ноу-хау», а немцы так и не смогли сделать ничего подобного. Это не совсем правда. «Катюша» не была уникальной, на вооружении немецкой армии стояло несколько различных систем РСЗО, хотя они отличались от советских аналогов.

Самым известными образцами подобного оружия, созданными в Германии, несомненно, являлись многоствольные реактивные минометы Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42. Советские солдаты называли их «Ванюшами» (по аналогии с БМ-13) или «ишаками» за свой характерный звук.

Немного истории

Работы в области создания реактивных систем залпового огня стартовали в Германии еще в начале 30-х годов. Казалось бы, зачем заниматься неуправляемыми ракетами, которые значительно проигрывают в точности артиллерийским системам? Однако резон в этом был.

Немцы учитывали опыт Первой мировой войны, с массированным применением боевых отравляющих веществ. РСЗО прекрасно подходили для этой цели, к тому же подобное вооружение не попадало под ограничения Версальского договора и немцы могли свободно заниматься его разработкой.

Впрочем, советские «Катюши» также конструировали для доставки боевых газов. Военные того времени были абсолютно уверены, что без химического оружия следующий конфликт не обойдется.

В середине 30-х годов немецкий инженер Небель разработал реактивный снаряд калибра 150-мм и шестиствольную пусковую установку для него. В 1937 году ее начались испытания. Это оружие назвали дымовым минометом типа «d». Он был принят на вооружение немецкой армии в 1940 году, а уже в 1941 получил другое название, которое и является для этого оружия общепринятым: Nebelwerfer 41 (Nb.W 41).

В 1940 году в немецкой армии были созданы особые дивизионы, вооруженные Nebelwerfer 41. Затем появились и полки войск задымления. Согласно официальной версии, они были должны заниматься установкой дымовых завес на фронте, но абсолютно ясно, что так Германия готовилась к химической войне. Однако в арсенале этих подразделений находились и осколочно-фугасные боеприпасы.

Следует отметить, что Германия хотя и проигрывала союзникам по количеству химического оружия, но явно опережала их по его качеству. В 30-х годах немцам удалось совершить настоящий рывок в этой области: они изобрели нервно-паралитические газы. Эти отравляющие вещества и сегодня считаются наиболее мощными и смертоносными. Сначала в Германии был изобретен табун, а затем и еще более опасные зарин и зоман. Это страшное оружие производилось в Германии в промышленных масштабах, и почему Гитлер не применил его, историки спорят до сих пор.

Впервые реактивные минометы были использованы немцами во Франции. Также Nebelwerfer 41 немцы применяли во время высадки на Крит. На Восточном фронте это оружие использовалось практически с первых дней: этот миномет обстреливал защитников Брестской крепости, применялся при осаде Севастополя.

В 1942 году в составе немецкой армии было создано три специальных полка, а также девять отдельных дивизионов, вооруженных реактивными минометами. А начиная с 1943 года шестиствольные минометы Nebelwerfer 41 стали включать в состав артиллерийских полков пехотных дивизий. Обычно каждая дивизия укомплектовывалась двумя (реже тремя) дивизионами минометов.

Это оружие очень хорошо зарекомендовало себя на Восточном фронте: легкие и точные минометы обладали высокой огневой мощью.

Основным недостатком Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 являлся хорошо заметный дымный след, который оставляли ракеты в полёте, а также сильный звук, что служил дополнительным демаскирующим фактором. Учитывая не слишком высокую мобильность комплекса, эти два недостатка часто становились фатальными для минометов и их расчетов.

В 1942 году чтобы устранить этот недостаток, была создана самоходная РСЗО 15 cm Panzerwerfer 42. Основой для нее послужил полугусеничный автомобиль Opel Maultier. На нем было размещена пусковая установка из десяти стволов, автомобиль получил противоосколочное бронирование и был вооружен пулеметом.

Машина получилась довольно удачной и активно использовалась вплоть до конца войны.

Также самоходная РСЗО была создана на базе армейского грузовика Opel, но получилась слишком тяжелой и недостаточно маневренной.

В 1943 году начала поступать в войска еще одна аналогичная реактивная установка — Nebelwerfer 42, который имел более высокую огневую мощность. Этот миномет имел пять стволов калибра 210 мм и стрелял снарядами весом 113 кг. Nebelwerfer 42 оснащался съемными 150-мм стволами, которые монтировались внутрь основных.

Также в 1941 году на вооружение вермахта были приняты РСЗО еще большей мощности: 28/32 cm Nebelwerfer 41. Она представляла собой двухъярусную ферму, которая закреплялась на раздвижном лафете. Направляющие имели решетчатую конструкцию и могли вести огонь как 280-мм, так 320-мм реактивными снарядами. Однако увеличенная масса этих боеприпасов сделала дальность стрельбы еще меньше: она составляла примерно два километра. 280-мм ракета содержала 45 кг взрывчатки, и ее попадание могло уничтожить большое строение, а 320-мм заправлялась сырой нефтью и являлась зажигательным боеприпасом.

Иногда эти ракеты запускались прямо с земли: для этого их устанавливали в наклонные ямы, главное было придать ракете правильный угол. Точность запуска ракет подобным способом была крайне низкой.

Описание 6-ти ствольного миномета

Основой для создания минометов Nebelwerfer 41 являлась противотанковая пушка Pak 35/36. На лафет этой пушки было установлено шесть трубчатых направляющих длиной 1,3 метра.

Лафет имел раздвижные сошки и передний упор, на них он опирался в боевом положении. На нем имелись поворотные и подъемные механизмы. В полностью снаряженном положении миномет весил 770 кг, а в походном – 515 кг. На небольшие дистанции реактивный миномет перекатывался силами расчета. Лафет был оборудован пневматическими шинами низкого давления и рессорами.

Реактивные снаряды заряжались с казенной части установки, после заряжания они фиксировались специальным держателем. Запуск ракет происходил дистанционно, из укрытия. Электродетонатор вкладывался в одно из сопел ракеты. Сначала выпускалось три ракеты, затем еще три. Залп совершался за 10 секунд, на перезарядку требовалось 1,5 минуты. Расчет состоял из четырех человек.

Одной из главных проблем для РСЗО в то время (да и в наши дни) являлась стабилизация реактивного снаряда в полёте. Способ стабилизации был основным отличием между советской БМ-13 и немецкими установками Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42.

Советские ракеты стабилизировались за счет длины рельсовых направляющих и стабилизаторов ракеты. Реактивные снаряды установок Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 стабилизировались за счет вращения вокруг собственной оси. В каждом из способов были свои плюсы и минусы.

Стабилизация вращением позволяла сделать реактивный миномет более компактным как по ширине, так и по длине. Немецкому миномету не нужны были слишком длинные направляющие (как на БМ-13), также он обходился без стабилизаторов, что позволило сделать снаряды более компактными.

Однако вращение в полёте отнимало часть энергии пороховых двигателей, что негативно сказывалось на дальности стрельбы.

Читать еще:  ЗИЛ-151 "Понтонный".Детальные фото.

Реактивный двигатель ракеты находился в передней части, а боевая часть – в задней. Она представляла собой цилиндр со взрывчатым веществом, сквозь который проходили сопла. В ракете 28 сопел, каждая из них имела угол наклона к оси оружия 14 градусов. После запуска они раскручивали снаряд и стабилизировали его полет. Следует сказать, что Nebelwerfer 41 и Nebelwerfer 42 отличались довольно неплохой точностью.

Такая же система стабилизации ракеты используется и на многих современных боеприпасах РСЗО.

Отдельно следует остановиться на порохе, который использовался в минометах. Еще одним советским мифом является тот факт, что немцам не удалось захватить ни одну из советских «Катюш». Это неправда. В 1942 году немцы захватили БМ-13 вместе с боекомплектом. Ничего хитрого в конструкции ракеты, а тем более направляющих «Катюши» не было: скопировать их не составляло особого труда. Проблемой было изготовление пороховых шашек из бездымного пороха, который использовался на БМ-13. Повторить советскую технологию у немцев так и не получилось, им пришлось придумывать свою.

К концу 1943 года немецкие конструкторы (вернее, чешские, которые работали на немцев) создали аналог советской «Катюши», они даже умудрились его существенно усовершенствовать. Запуск производился с рельсовых направляющих, но при этом ракета вращалась в полёте за счет стабилизаторов, установленных под углом. Точность такого реактивного снаряда была выше, чем БМ-13, а габариты пусковой установки гораздо меньше.

Однако запустить свои «Катюши» в производство у немцев просто не хватило времени.

В Nebelwerfer 41 в качестве топлива на первых этапах использовался спрессованный черный дымный порох, но горение его было неравномерным, он давал очень много дыма, что являлось демаскирующим фактором. Поэтому позже в качестве топлива стали использовать шашки из бездымного пороха.

Технические характеристики ТТХ

Ниже указаны ТТХ реактивного миномета Nebelwerfer 41.

Оружие победы: миномёт, который ценили даже враги (9 фото + 1 видео)

Посмотрим на «ценники» советского оружия перед самой войной — в 1940 году.

76-мм дивизионная пушка образца 1939 года стоила 80 тысяч рублей. 122-мм гаубица образца 1938 года — и того дороже, 82 500 рублей, а 152-мм гаубица — целых 120 тысяч.

120-мм полковой миномёт образца 1938 года стоил всего 15 тысяч рублей.

Почему? Конструкция миномёта самая простая: ствол, двунога, опорная плита и прицел. Ствол гладкий — не нужно мучиться с нарезами, как у стволов пушек и гаубиц. Нет нарезов — минам не нужны пояски из мягкой (и дорогой) меди, чтобы вдавливаться в нарезы и закручивать снаряд в полёте для большей точности. Мины не вращаются — у них есть стабилизаторы.

Скорость полёта мины куда меньше, чем у пушечного снаряда. Давление в стволе миномёта меньше — значит, меньше и требования к стволу. Пороха и взрывчатки тоже требуется в разы меньше, чем для снаряда 122-мм пушки.

Мины делаются из самого дешёвого сталистого чугуна — вместо стали.

К тому же у 120-мм миномёта мощная мина весом в пуд. А ещё — хорошие для своего класса скорострельность, кучность и дальность боя.

Вес такого миномёта в боевом положении — всего 275 кило. Уже 76-мм пушка весила полторы тонны, а 122-мм гаубица — 2,5 тонны. Миномёт же можно катить на приставных колёсах или разобрать на месте и тащить, а потом собрать, где нужно.

Статистика победы

Миномёты стали отличным средством поддержки пехоты, зачастую единственной из доступных здесь и сейчас тяжёлых систем. Хороших тягачей в начале войны было мало, особенно с учётом потерь. А без них пушки особо не потаскаешь.

Огонь из миномёта, 1941 год (фото: Семен Фридлянд)

Уже к январю 1942 года количество тяжёлых орудий в Красной армии резко уменьшилось — с почти десяти тысяч до менее четырёх тысяч. А вот численность миномётов, благодаря технологичности производства, даже выросла — с 8,6 тысячи до 9,4 тысячи.

(Фото: Приёмка 120-мм миномётов образца 1941 года)

К тому же Красной армии остро не хватало снарядов.

Например, в 1942 году «в среднем по больнице» на один выстрел советской пушки с немецкой стороны прилетало два 105-мм снаряда. На один тяжёлый 152-203-мм снаряд — два, а то и три германских.

А вот в минах к миномётам — наоборот, уже тогда превосходство было на стороне Красной армии.

Советские части за год выстрелили 15 миллионов 82-мм и три миллиона 120-мм мин против 9,6 миллиона 81-мм мин у немцев. Если объединить 82-мм и 120-мм мины — превосходство уже двукратное. Причём тяжёлых миномётов у немцев просто не было!

(Фото: Женщины выпускают 120-мм мины, 1942 год)

Конечно, немцы захотели себе такое же оружие и начали выпускать Granatwerfer 42 — «пиратскую копию» советского 120-мм миномёта. Румыны, кстати, тоже украли конструкцию, однако было уже поздно.

(Американские солдаты изучают шедевр арийского гения)

В 1943 году настрел советских тяжёлых миномётов стал несравнимым с «пиратским» — 11 миллионов 120-мм мин против 208 тысяч у немцев.

В 1944 году Красная армия выпустила по врагу ещё больше 120-мм мин — целых пятнадцать миллионов! А в победном 45-м успели расстрелять почти пять миллионов.

Младший сержант, миномётчик Николай Михайлович Поликарпов на огневой позиции под Киевом
У немцев были тяжёлые 149-мм пехотные гаубицы SIG 33, у которых была 90-килограммовая надкалиберная мина с 54 кило взрывчатки внутри. Мину вставляли в ствол, стреляли — и её взрыв выкапывал в земле воронку диаметром в пять метров.

Но, во-первых, эти гаубицы в боевом положении весили почти две тонны — без тягача особо не покатаешь. Во-вторых, выпускали их десятками в месяц. Для мировой войны — несерьёзно. 120-мм миномёты за месяц делали тысячами.

А в-третьих, в СССР в 1943 году приняли на вооружение 160-мм миномёт. Хотели ещё до войны — но не успели.

Однако всю войну с честью прошли именно 120-мм миномёты. Как?

(Красноармейцы ведут огонь из 120-мм миномётов на Ленинградском фронте)

Тактика победы

Советские отчёты пестрят фразами: «Не прошло и одной минуты, как первые мины легли среди рядов атакующего противника». «Мины нашей батареи ложились всё ближе и ближе от пулемёта противника и, наконец, удачным выстрелом последний был накрыт и стрельбу прекратил».

«За день мой миномёт выпустил 320 мин», — в боях за Перекоп 1944 года. «Батарея справилась отлично», — Сандомирский плацдарм. Митава, батарея: «Мы только за один день разбили три НП (наблюдательных пункта), четыре пулемёта и подавили шесть пулемётных точек противника и отразили шесть контратак».

«Миномёт открыл огонь, произвёл пристрелку и третьей миной накрыл цель. Проходя впоследствии по этой дороге, мы увидели, что это была выведена из строя пушка, кругом её лежали трупы пяти фрицев».

Обычно командиры миномётных батарей шли вместе с наступающей пехотой — и потому, выдвигая одну батарею за другой, могли непрерывно поддерживать её огнём. Неоценимая услуга.

В марте 1945 года гвардии старший лейтенант Фёдоров с НП заметил впереди вспышки выстрелов и разрывы снарядов. Это были две немецкие самоходки, которые с очень выгодной позиции обстреливали единственную дорогу и тормозили целый полк пехоты.

Фёдоров решил открыть по ним огонь. 120-мм мины могли повредить самоходкам ходовую часть или хотя бы заставить уйти с позиций.

Чтобы отвлечь внимание немцев, батарея четырьмя минами пристрелялась по отдельному домику, а оттуда внесла поправки и дала серию из шести мин по самоходкам.

Читать еще:  152-мм гаубица Д-1. Детальные фото.

«В стереотрубу было отчётливо видно, как забегали немцы у самоходных орудий и в прилегающих к ним траншеях. Чтобы не дать возможности улизнуть гадам, я скомандовал две очереди залпового огня и три очереди беглого».

Одно орудие пустилось наутёк, второе, проехав сотню метров, «осталось навсегда неподвижным», — фугасная мина повредила ему ходовую. За самоходками побежала и немецкая пехота.

Следя за отступающим врагом, миномётчики обнаружили и накрыли обоз в 25 повозок. Весь полк благополучно перешёл в наступление.

Некоторые современные эксперты пишут, что «в уличных боях проку от миномётов калибра 82–120 мм ровно столько же, сколько от танковых пушек с максимальным углом возвышения в 15 градусов».

А по документам, в Берлине врага поражали утяжелёнными 120-мм минами со взрывателями замедленного действия. Такая мина «свободно проникала через два-три этажа».

(Расчёт 120-мм миномёта ведёт огонь в Берлине)

Ещё тяжёлые миномёты, нередко стоя всего в 400 метрах от немцев, накрывали отходящую пехоту, ставили дымовые завесы, уничтожали снайперов и наблюдателей. «Огонь в большинстве случаев вёлся массированный».

На Копенгагенерштрассе за углом дома стоял танк и не давал подобраться к баррикаде. Первым же налётом миномётов танк загнали в укрытие — а затем три советские самоходки разнесли баррикаду и открыли путь.

(Советские миномётчики в Вене)

Кстати, советский миномёт попал даже в современную американскую фантастику:

«Нарисованы несколько парабол, которые опираются одним концом на миномёт, другим — на взрывающихся немцев. Поручите советскому инженеру сконструировать туфли и получите что-то вроде коробок для обуви; поручите ему сделать из чего убивать немцев, и он превратится в Томаса, его мать, Эдисона».
Нил Стивенсон, «Криптономикон».

uCrazy.ru

  • Тёплый кот
  • 11 ноября 2007 14:08
  • 6652

Работы по созданию реактивного вооружения в Германии были начаты в 1929 году при Морском министерстве, а в 1931 году при Военном министерстве был создан специальный отдел, ведавший вопросами реактивного вооружения. Как и в СССР, наземные пусковые установки с неуправляемыми ракетами предназначались в основном для стрельбы химическими боеприпасами, то есть снарядами, начиненными отправляющими веществами.

Принципиально важным моментом для неуправляемых ракет является проблема их стабилизации в полете. Именно отсутствие эффективно действующей системы стабилизации тормозило развитие неуправляемых ракет.
В СССР с середины 30-х гг. была принята исключительно крыльевая система стабилизации реактивных снарядов (на ракету устанавливались крыльевые стабилизаторы или другое их название – перья), хотя и предпринимались отдельные попытки создания опытных турбореактивных ракет. В Германии же в это время предпочитали стабилизацию реактивных снарядов вращением и отказались от крыльевых стабилизаторов. В результате у немецких реактивных снарядов дальность стрельбы была несколько меньше, нежели советских снарядов типа М-13 с крыльевыми стабилизаторами, но зато немцы выигрывали в кучности. Кроме того, для пуска турбореактивных снарядов немцы смогли использовать сравнительно короткие трубчатые направляющие, в отличие от длинных направляющих балочного типа в советских пусковых установках.
В конце 30-х гг. немецким инженером Небелем был спроектирован 150-мм реактивный снаряд и шестиствольная трубчатая установка, которую немцы называли шестиствольным минометом. Испытания миномета были начаты в 1937 году. Система получила наименование 150-мм дымовой миномет типа “Д”.
В 1941 году ее переименовали в 150-мм Nb.W 41 (Nebelwerfer), то есть 150-мм дымовой миномет обр. 41. Естественно, что основным назначением “дымовых минометов” была не постановка дымовых завес, а стрельба реактивными снарядами, начиненными отравляющими веществами. Интересно, что советские солдаты называли 150-мм Nb.W 41 “Ванюшами”, по аналогии с M-13, называемыми “Катюшами”.
Реактивные установки Nb.W 41 поступали на вооружение отдельных дивизионов, а затем и полков так называемых “войск задымления” (Nebeltruppen). Официально войска предназначались для постановки дымовых завес, но главным их предназначением было ведение химической войны. Для обеспечения возможности использования этих войск в войне в том случае, если химической войны как таковой не будет, “войска задымления” получили на вооружение и снаряды с обычным разрывным зарядом.

Производство установок 150-мм Nb.W 41:
1940 год282 шт.
1941 год652 шт.
1942 год969 шт.
1943 год1188 шт.
1944 год2336 шт.
1945 год342 шт.
Итого:5769 шт.
Конструктивно 150-мм миномет обр. 41 состоит из блока стволов, лафета и прицельных приспособлений.
Блок стволов включает в себя шесть стволов, соединенных вместе при помощи передней и задней обойм. На казенной части каждого ствола смонтированы захваты для мин и вытяжные пружинные контакты. На передней обойме закреплена планка с контрольной площадкой для установки контрольного уровня при проверке прицельных приспособлений. Справа на блоке расположена штепсельная коробка для подключения семижильного кабеля. На внутренней поверхности каждого ствола закреплены по три направляющие планки. Диаметр ствола по полям планок равняется 158,5+0,4 мм.
Стрельба из миномета велась 158,5-мм турбореактивными осколочно-фугасными и дымовыми минами, устойчивость в полете которых обеспечивалась своеобразной турбиной, имевшей по окружности 28 сопловых отверстий с минимальным диаметром 5,5 мм, наклоненных под углом 14°.

Под действием пороховых газов реактивного заряда, истекающих через сопловое отверстие, мина получает не только поступательное, но и вращательное движение (несколько тысяч оборотов в минуту), стабилизирующее ее в полете. Несмотря на то, что, на вращение расходуется часть энергии реактивного заряда, турбореактивные мины эффективнее мин со стабилизацией посредством оперения, так как обладают большей точностью.
Дальность стрельбы осколочно-фугасной миной составляет 6900 м. Радиус разлета осколков этой мины равняется 40 м в стороны и 13 м вперед. Дымовая мина при благоприятных метеорологических условиях образует дымовое облако диаметром 80-100 м, которое сохраняет достаточно высокую плотность в течение 40 секунд. При выстреле реактивный пороховой заряд мины воспламеняется посредством электрозапала, вставляемого в одно из сопловых отверстий. В свою очередь электрозапал приводится в действие электрозапальной машинкой с ручным приводом.
Огонь из шестиствольного миномета велся залпами 6 выстрелов в течение 10 секунд. Таким образом, дивизион этих минометов в составе трех батарей по 6 минометов в каждой в течение 10 секунд мог выпустить 108 мин. Практически обеспечивалась скорострельность в 3 залпа в каждые 5 минут, однако длительная стрельба с одной и той же позиции как правило не применялась из-за демаскировки позиции дымовым следом турбореактивных мин. По этой же причине немецкими наставлениями не рекомендовалось производить пристрелку из миномета. Стрельба с начала открытия огня велась на поражение по площадям, так как из-за большого рассеивания мин миномет не мог использоваться для обстрела одиночных целей вблизи расположения собственных войск.

150-мм шестиствольные минометы обр. 41 оказались весьма эффективным средством повышения огневой мощи германских войск. В течение Второй Мировой войны они во все возрастающих количествах применялись Вермахтом и войсками СС на направлениях главных ударов. В динамике боевых действий их огонь использовался на наиболее ответственных этапах или в критические моменты боя.
По результатами боевого применение установки 150-мм Nb.W 41 в Великой Отечественной войне советские военные оценили следующим образом его действие: “…Мощность разработанного 158,5-мм осколочно-фугасного снаряда была явно недостаточной: из-за слишком тонких стенок он оказался плохим осколочным снарядом, а вследствие малого веса разрывного заряда сильно снижалось и его фугасное действие”.
Серийное производство Nb.W 41 было начато в марте 1940 года и велось до самого конца войны.
В 1950-1953 гг. 150-мм Nb.W 41 применялся корейскими и китайскими войсками в ходе Корейской войны.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector