2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

3D-охота с собакой по перу

arbalet-airgun

3D-охота с собакой по перу

Этот неоднозначный опыт может пригодиться как охотникам, временно отлученным от некоторых ее видов по различным обстоятельствам, так и далеким от традиционной охоты владельцам собак декоративных, а также служебных пород. Обязательное условие: спокойное отношение к чужому мнению, живость мышления и желание доставить удовольствие не столько себе, сколько своему питомцу.

Все собаки — охотники

Собственно, сама идея появилась после кончины очередного моего четвероногого товарища. Его сменило совершенно невероятное создание, давняя мечта жены — малый немецкий шпиц. Какая-либо охотничья карьера ему явно не светила, что создавало хозяину определенный дискомфорт. Озарение пришло где-то через полгода, когда зверек подрос и начался активный сезон общего курса дрессировки.

Для тех, кто не сталкивался с породой: шпицы, хоть по сути своей лайкоиды (точнее – лайки относятся к шпицеобразным), дрессируются великолепно, не хуже ротвейлеров. Когда дело дошло до апортировки, вдруг словно стукнуло – черт, какой замечательный микро-ретривер получается! И действительно, апорт всегда успешно отыскивался, приносился и вручался собственно в руки. Думаю, что за редчайшими исключениями более-менее правильно выполнить это упражнение по силам собаке любой породы.

Вдохновляло также отношение кобелька к оружию. Настоящих выстрелов вблизи ему услышать не довелось, но хлопающая пневматическая винтовка и щелкающий арбалет вызывали только неподдельный интерес, поскольку тут же следовала пробежка наперегонки с хозяином или гостями к мишеням – за стрелами или «за посмотреть» на результат. Лук почему-то принципиально не нравился, и малыш скромно пасся за стрелковой линией.

Следует сразу сказать, что пес изначально был приучен во время стрельбы оставаться на месте, чуть позади-сбоку. Это обязательное требование техники безопасности, о котором я уже сто раз писал в своих статьях и, даст бог, продолжу это делать.

Почему выбираем пневматику?

Так вот, некая смутная идея уже забрезжила, оставалось продумать ее реализацию. Из оружия выбор сразу пал на «воздушки», ибо пущенная вверх стрела, во-первых, опасна для гипотетических окружающих, а во-вторых, практически гарантированная «потеряшка». Пневматическая пулька из не шибко мощной винтовки, летящая под значительным углом к горизонту, уже через полторы сотни метров представляет опасность разве что для майского жука, а затем безобидно планирует вниз.

Изготовление 3D-мишени

Теперь осталось подобрать мишень, причем обязательно объемную, имитирующую дичь. Сбитый пулькой картонно-фанерный силуэт, по моим предположениям, не очень бы вдохновил юного «охотника».

Нужно было найти что-нибудь по силам маленькой собачке. Дело даже не в весе – шпиц умудрялся таскать волоком, или закинув за спину, совершенно несоразмерные по массо-габаритным характеристикам предметы. Для нормальной подачи требовалось что-то небольшое, мягкое, округлое, массой граммов двести – миниатюрный аналог «поноски» для тренировки собак служебных пород и ретриверов. После неудач с пошивом эдаких фигурных трубочек из ткани для дальнейшей их набивки тряпьем решение пришло как-то само.

Надеюсь, среди читателей сплошь суровые мужики, без гламура и излишней впечатлительности? Тогда ладно, делюсь производственным секретом. Берется старый… носок, лучше детский, если ткань сильно тянется. Внутрь, не на всю длину, – тряпочки, причем не плотно, только чтобы форму держал, иначе выйдет слишком тяжелым. Манжетка-резинка подворачивается так удачно, что даже зашивать не надо. Все: «рябчик» готов. Фото изделия по понятным причинам не будет, и так вроде бы все ясно. А то «Гугль-картинки» занесет в индекс да вставит во всемирный поиск сей спортивный «снаряд»…

Предваряю закономерный вопрос об использовании в качестве мишеней мягких игрушек. Во-первых, они еще до известных событий подорожали в разы — такое чувство, что в Китае стали индексировать зарплату. Во-вторых, из-за обилия некачественных швов и твердых глазиков-носиков при попадании буквально разлетаются на куски. Не говоря уже про изделия, наполненные крошечными полимерными шариками.

В качестве базы, пригодной для оперативного закрепления на ветках деревьев, последовательно были опробованы бельевые прищепки различной силы, затем древний фотозажим. Последний держал мишень неплохо, но был всего один, а его собратьев в магазинах, набитых исключительно цифровой техникой, не нашлось.

Конечным и самым приемлемым вариантом стали зубастые женские зажимы для волос. Вместо штифта, соединяющего две их половинки, вставлялась подходящая по диаметру хитро изогнутая проволока. Ее заостренные концы длиной около 40 мм чуть отгибались в сторону будущего выстрела, так, чтобы мишень с них легче слетала. Угол наклона подбирался для конкретной винтовки по результатам испытательных стрельб.

На фото – недействующий макет устройства (проволока тонковата, зажим слабоват). Создан этот шедевр инженерной мысли второпях, исключительно для иллюстрации физики процесса. Как видите, проекция центра масс с учетом нанизанной на острия мишени как раз придется на зубья зажима, что придаст всей системе дополнительную устойчивость.

Такая конструкция замечательно держалась сама и удерживала «рябчика», фактически лежащего на ветке. Именно на ветке, с сучками, дефектами формы – на идеально круглой палке она держится плоховато. Понятно, что приходилось развешивать их не очень высоко – не будешь же таскать с собой стремянку. Хотя, это мысль… Ну ладно. В общем, пяти-шести таких мишеней вполне достаточно для маленьких собачек, потом они начинают уставать и теряют к игре интерес.

Организация 3D-охоты

Сама «охота» обставлялась максимально приближенно к боевой. То есть после развешивания мишеней команда возвращалась на исходную, а затем имитировались выслеживание, подход, ну, и все прочее. Где-то специально стреляешь через крошечные прогалы в ветвях, где-то изыскиваешь другие сложности, которые надо преодолеть. Максимальная дистанция, как правило, не превышала тридцати метров, причем позиция подбиралась с учетом видимости мишени для песика.

Местность перед всеми процедурами обязательно проверялась на предмет битого стекла, ржавой колючей проволоки и тому подобных артефактов любой лесополосы. Когда такой крохотулька, усердно пыхтя и задрав голову, прет хозяину добычу, он не больно-то отслеживает то, что попадается под лапы.

Понятно, не все мишени бывали найдены, не все собакину удавалось самостоятельно вытащить с места падения, но в общем и целом такая «охота» стоила затраченных труда и времени. Тем более, что с каждым разом подготовительные операции занимали его все меньше.

Продолжение следует…

А потом… Потом малыш буквально сгорел за какие-нибудь сутки. Как и почему – на эти обстоятельства я туманно намекнул в «Собаке Апокалипсиса». Может, напишу ее злое и нехорошее продолжение. Точнее – отдельную статью о современном собаководстве, поскольку та была посвящена теме выживания.

Именно по этой причине вы не найдете здесь ни одной фотографии с тех охот. Когда-то ими была забита половина дискового пространства, даже на экранной заставке. Ни с одним псом такого не было и вряд ли уже будет.

Сейчас у меня снова классическая охотничья собака. И с нею я никогда не пойду на пневматическую 3D охоту по перу. Как бы не накрыл на этой почве когнитивный диссонанс, все же зверь натаскан на совершенно иные цели и задачи. Но супруга так и не оставила мысль повторить «заход на шпица». Глядишь, снова полезу в комод за старыми носками…

3D-охота с собакой по перу

В Благовещенске трудновато будет найти щенков лабрадора от рабочих родителей.
Имхо, конечно.

Это автор топика из Благовещенска. А у меня друг уже есть.

Но тут как-то отдному охотнику из дальнего региона правильно посоветовали умные люди. Берите щенка той породы, от корой есть хорошие собаки в ваших краях. И по которым смогут помочь с натаской и воспитанием. Это и дешевле наверное получится, чем в Москву за щенком летать. Купить можно кого угодно, а вот что вы потом делать будете, советы по натаске в интернете читать?

У сеттера всё равно длинее. Правда мягче.

Сразу ставил собаку «под ружьё» если можно так сказать, никакого зверя и нор (из соображений гигиены). Сначала работал в основном над тем, чтобы собака не уходила дальше выстрела + ОКД. Ягд работает по птице очень похоже на работу спаниеля. Почти любой подранок — мой. Года в 3 залаяла на лося и вольерного кабана, уверенно ловит енотовидок, гонит зайца (правда не блестяще).
В итоге- среди прочих дипл. 1 степ по утке. Основной профиль охоты — боровая птица, были глухари выставленные собакой с земли на выстрел с 3 и с 7 метров. Жаль, нет у нас фазана, а то бы ухххххх.
У ягда одна беда — ноги коротки, но до января охотим нормально.

Читать еще:  Арбалет «Mission SUB-1»: компактный, мощный… дорогой

Если некому в регионе помочь с натаской, лучше сеттера не берите. Если не можете отказаться от утки — тоже.

Лабрадор — в работе по утке лабрадор профессор. Эта порода выведена для подачи. Это ее врожденные качества. Но! 1) уж в столице и ближашей округе рабочих собак гораздо меньше, чем диванных, а в Ваших краях и подавно. 2) Поле работать лабрадора можно научить, хотя он к этому врожденных качеств не имеет, но вот будут ли помощники для натаски собаки. Вопрос?!

Континентальная легавая (умышленно не предлагаю островных, так как сеттеры и пойнтер утку работают, на часто очень неохотно, это «короли» полей, для них, в основном болотно-луговая и полевая дичь). 1) Только легавая собака работает со стойкой. И в этом свой особенный кайф! Работа по птице у нее в крови. У РОСа тоже работа по птице в крови, но он не работает челноком и со стойкой. Но! Подаче нужно будет отдельно обучать (что совсем не сложно!). 2) Диванных собак почти нет, это те породы, которые не покупают для этого (в отличии от отличных семейных компаньонов-лабрадоров). Это я к тому, что основная масса этих собак рабочая. 3) Собака крупная. Стиль работы курца и драта очень схож. Основное отличие — наличие жесткой шерсти у дратхаара. Он более вынослив в осоке и камышах при работе на утку, меньше мерзнет зимой, чем курцхаар. У курцхаара короче шерсть, но она мелкими иголочками застревает в ковре. Шерсть дратхаара более длинная (3-6 см по корпусу), но клубами по дому не валяется.

Вот примерно так. Если в чем ошибаюсь — народ поправит. Но, решать все же только Вам. Удачи в выборе!

Разрешите, поправлю

quote: Originally posted by Бора:

РОС — отличная, не крупная (по сравнению с легавыми) собака. Отлично работает и поле, и утку. Но! 1) шерсть требует ухода, расчесывания, вычесывания, купания (чаще, чем континенталов — сравниваю дратхаара и коккера (раньше был)).
У РОСа тоже работа по птице в крови, но он не работает челноком и со стойкой.

РОС работает на челноке, причем правильность его оценивается, как и у легавых. Единственно — челнок неширокий, в пределах выстрела — 30м.
Касаемо ухода за шерстью — да, требуется, но вот насчет частых купаний — точно не чаще, чем другие породы. Свою собаку за почти 3 года мыли с шампунем дважды. — потому как нет надобности. На состоянии шерсти, внешнем виде и запахе никак не сказывается Хотя возможно с коккером так не прокатит.

Это не породный прикол (валяние в зловониях), так делать может собака любой породы.

Очень странное мнение

И про чесапика, действительно народ зря не интересуется, у эжтой породы есть ОГРОМНЫЙ плюс, одна из немногих у кого отсутствует как таковая диванная составляющая.

Если б я имел коня —
Это был бы Номер!
Если б конь имел меня —
Я б наверно пОмер!

Извините за офф!

Ну как в прошлом сеттеристка, вставлю свои 5 копеек. Для означенных целей более всего подходит английский сеттер. Ирландского испортили здорово господа заводчики, которые после рекламы «Чаппи» стали продавать их как горячие пирожки. Ирландец тяжеловат в натаске. Не говорю о всех собаках, имеются и исключения. Если бы я дура, оставила бы от своего Боба потомство. была бы счастливым охотником на уток и фазанов, но не была бы счастливой владелицей пятерых хаски
Шотландец же, тормознут и тяжеловат. Опять же — в основной своей массе. Не придирайтесь, у меня в данный момент по утке и фазану работает хаски. Чего это стоило. не спрашивайте лучше
Вобщем, мое слово — англичанин. Если сеттера, конечно хотите. А так — лабрадор! Никому не подлизываю, не подумайте, люблю эту породу.

Ну и так, взгрустнулось. наши последние охоты. Он работал, пока не остановился. Его рак сожрал. За три недели до смерти подал 18! уток. И своих, и чужих, и подранков -всех собрал. Претендентов не оказалось, так что год потом доедали.

моя дратша и по первому льду как ледокол идет.

Поделитесь, как Вы там на северах с легавой охотитесь?.

Ну вот! На севере тоже самое, что и на Кавказе. Однако, тенденция.

А подробнее можно?

Севера — они большие Не знаю как Магаданская (?) куропатка, а европейская белая — замечательная легашачья дичь: птица крупная, выводки больше десятка, стойку держит.

А подробнее можно?

Которых я видел, все воду на лапу пробуют. Если по их мнению холодновата будет — фиг загонишь, только посредством «Волшебного Пендаля». Причуивают недалеко, поэтому частенько пропускают подранков, которые не «следят», а упав — тут же затаиваются. Были случаи, по-соседски (охотимся рядом) просили «перешерстить» после РОС. Видимо, верхнее чутьё рулит. Хотя расказывали про некоторых РОСов, что после них ни одного подранка не остается. Но таких РОСов мало. К тому же, за счет мелких размеров они быстро мерзнут (при охоте из скрадка), особенно на весенней и в конце сентября.

Севера — они большие Не знаю как Магаданская (?) куропатка, а европейская белая — замечательная легашачья дичь: птица крупная, выводки больше десятка, стойку держит.

Держит только на открытии. Потом стартует метров с 20-30. На куринных вообще собачку рядом держу. Ориентируюсь нанеё. Только носом водить начинает (до потяжки даже не доходит) — ружье на изготовку.
Выводки действительно не маленькие, по началу поднявшись падают метрах в 100. А недели через 2 после начала прессинга, могут и метров с 50-80 срываться, особенно зимой.
Кроншнеп вообще метров на 80 пускает, не дальше.
А утка частенько бывает стойку держит. Парадокс.
Поэтому, стойку для удовольствия, а так же для отработки челнока отрабатываем на мелких куликах. Раньше стрелял, вкусные. Но есть там просто нечего: на двоих надо минимум штук 10-15.

Странно, а как без дипломов собак в племя пускают, что то тут не состыковка выходит. Откуда тогда родословные?

Дипломы же должны быть рабочие, а не с выставок. Если ошибаюсь, поправте.

Дипломы же должны быть рабочие, а не с выставок. Если ошибаюсь, поправте.

Вы не ошибаетесь, дипломы возможно получить только на испытаниях или состязаниях.

Дипломы же должны быть рабочие, а не с выставок. Если ошибаюсь, поправте.

Видимо Вы не правы, т.к. щенячьи на охот. породы выписывают через московский РКФ.

Вот к чему ведет FCI

Сергей, насколько я поняла — речи идет о системе РКФ и клубах служебного собаководства. Там действительно дают диплом с оценкой экстерьера (у нас парочка лежит) — и дальше можно собаку вязать без проблем.
Касаемо работы ООиРов — это у вас все более-менее налажено, у нас вот кинологов нет, путевки надо брать на месте у егеря, а не в ООиРе (при этом приказ по области до сих пор не подписан!), при этом егерь (держит пойнтера) поведал душещипательную историю о том, как в областном ООиРе попросил направление на вязку, ему дали — оказалось что направили на вязку к однопометнику. а председатель охотобщества делает круглые глаза при упоминании о том, что спаниель работает по полю-болоту, и по этому виду даже существуют испытания — и о какой племенной деятельности можно говорить? И это ближайшая область от Москвы — всего 150 км, что уж говорить об удаленных регионах. Потому люди и притыкаются хоть в какие-то клубы собаководства, раз их в системе охотобществ нет

На уток — с собакой

От собаки при охоте на уток требуются, кроме чутья, настойчи­вость в работе, умение преследовать уплывающую дичь, безукоризненная подача убитой или подраненной ди­чи и отличное послушание.

Перечисленным требованиям от­вечают в первую очередь лайки, немецкие жесткошерстные легавые, немецкие длинношерстные легавые и спаниели. Кроме них, можно исполь­зовать любую породу легавых собак, из которых предпочтительнее дру­гих длинношерстные легавые, все породы сеттеров, особенно шотланд­ские.

Читать еще:  Фердинанд - (сау): расположение экипажа внутри самоходной установки, потери на курской дуге, вся правда и вымысел

Лайки прекрасно работают по утке. Обладая изумительно сильным чутьем и охотничьей страстью, они быстро приспосабливаются к охоте по водоплавающей дичи. Богатая теплая псовина с густым подшерст­ком позволяет лайкам работать по утке в воде даже при низкой тем­пературе, когда никакая собака дру­гой породы не идет в воду.

Лайки легко и быстро поддаются дрессировке и, будучи обученными, охотно подают из воды битую дичь или подранка охотнику. По полазистости и способности мастерски вы­гонять на охотника таящихся в крепях уток с лайкой могут сравнить­ся разве только жесткошерстные легавые.

Лайки, хорошо разыскивающие водоплавающую дичь, настойчивые в полазе в трудных водных условиях, обеспечивают подачу каждой битой птицы, причем, как правило, они берут уток мягким прикусом и вы­носят подранков живыми. Это врожденное качество следует поощрять и никогда не позволять лайке душить вынесенных подранков, трепать или мять их.

Все лайки, пристрастившиеся к охоте на водоемах, отличаются вяз­костью. Целый день они способны работать в зарослях и без устали плавать. Поэтому их с большим ус­пехом используют на всех охотах по уткам.

Собак легавых пород для охоты на уток можно использовать только хорошо дрессированных и натаскан­ных. Чтобы легавая собака не утра­тила те навыки, которые она приоб­рела в процессенатаски по болотной или лесной дичи, не рекомендуется брать на охоту за утками легавых моложе трех полей. Только тогда, когда легавая вполне освоит всю технику работы по так называемой благородной дичи, выдерживающей стойку собаки, ее можно брать и на охоту по уткам.

Собаки, хорошо работающие по болотной и боровой дичи, быстро осваиваются с охотой на водоемах в зарослях камышей, тростников и осо­ки, исправно используя замечатель­но развитое чутье, легко разыскива­ют умело таящихся уток, выгоняют их из крепей, молча преследуют до выстрела и отлично подают битую птицу или подранка в руки охотника.

Из легавых получаются очень хо­рошие утятники, которые не в ущерб своей основной «специальности» — работе по болотной, лесной и степной дичи,— вполне отвечают самым вы­соким требованиям, какие можно предъявлять к собаке на утиной охоте.

Что касается использования спа­ниелей, то эта порода, кроме других видов охоты, по своим природным данным предназначена для охоты по водоплавающей дичи. Подача убитой дичи у нее — врожденное свойство. Эта собака очень хорошо плавает. Единственный недостаток спаниеля — малый рост и ему, конечно, труднее преодолевать заросшие водорослями водоемы, чем, скажем, лайке. Так как на охоте за утками вовсе не требуется от собаки стойка, то спа­ниели — эти миниатюрные легавые — особенно пригодны. Несмотря не свой незначительный рост, спание­ли — крепкие, выносливые собаки.

Обладая большой охотничьей стра­стью, спаниели рано и легко прини­маются работать.

Для охоты на уток спаниель должен быть хорошо физически на­тренированным, так как приходится преодолевать высокий кочкарник, за­росли тростника и камыша, а иногда и долго плавать по заросшим водо­рослями водоемам. Поиск собаки не широк, в пределах 40 шагов, время от времени она делает «свечи» (ста­новится на задние лапы и подпрыги­вает) или выходит из зарослей и ориентируется относительно нахожде­ния и движения охотника. Когда она поднимает птицу на крыло из крепей, то очень часто подает голос. Битую птицу, упавшую вблизи, обычно без труда находит и приносит хозяину. Если птица падает вдали, вне поля зрения собаки, ей необходимо пока­зать место падения этой птицы, бро­сив туда ком земли, камень или другой тонущий предмет, так как плавающая собака принесет его хо­зяину обратно, если, конечно, в этом месте не обнаружит битую птицу. Многие спаниели не только хорошо, быстро и бесшумно плавают, но и прекрасно ныряют.

К натаске и подготовке молодой собаки любой породы, используемой для охоты на уток, приступают после того как она пройдет домашнюю дрессировку, а также научится без­укоризненно подавать заброшенные предметы с воды и с суши.

Натаска и подготовка молодой собаки заключаются в первую оче­редь в привитии ей безукоризненно­го послушания. В летнее жаркое время нужно приучить собаку хоро­шо плавать, бродить по прибрежным камышам, отработать подачу птицы при любых условиях, как с чистой воды, гак и из густых зарослей во­доемов и с суши. Надо приучить собаку, чтобы при подаче она не мяла дичь и, тем более, не реала ее. Собака должна знать свое место в лодке, быть позывистой при переходе с воды на сушу и в лодку. Необхо­димо также отработать ее поиск, ко­торый должен быть по ширине и глубине в пределах ружейного вы­стрела. Желательно привить ей на­вык изменения направления поиска по свистку и жесту.

Для отработки вязкости и настой­чивости собаки рекомендуется при­менять метод натаски по подсадной утке или по выводкам в специально от веденных для этого угодьях.

Метод натаски по подсадной утке дает возможность в два-три дня на­таскать молодую собаку я естествен­ных условиях. Эту натаску надо проводить примерно за две-три не­дели до начала охоты.

Из выводка подсадных уток надо взять селезня, которому на одном крыле подрезать маховые перья, чтобы он не улетал, да и не слишком быстро уплывал от собаки, но мог все же нырять. Затем следует пус­тить селезня в выбранный вами во­доем, имеющий достаточную при­брежную растительность и, конечно, достаточное зеркало воды, навести собаку на след селезня и пустить ее в поиск. Собака, причуяв след, будет преследовать селезня, а потом, уви­дев его, стараться поймать. В это время надо подбадривать собаку. Когда собака станет настигать селез­ня, то он начнет нырять, неизбежно вызывая у собаки повышенный азарт. Селезень будет стараться уйти в крепь. Собака вновь станет пресле­довать его. Примерно 15 минут для такой работы достаточно. После этого надо взять собаку на поводок, дать ей успокоиться, а селезень уплы­вет в крепи. За один выход надо дать собаке две-три таких работы. После этих тренировок следует от­работать подачу дичи. Для этого се­лезню необходимо связать ноги и на виду у собаки забросить его в воду. Собака безусловно бросится за пти­цей и вынесет ее на сушу. Надо подставиться к месту, куда собака вынесет селезня, чтобы она подала его в руки или положила к вашим ногам. Следите за тем, чтобы собака не трепала птицу. За выполнение подачи собаку следует похвалить, дать ей лакомство. Урок подачи на­до повторить 2—3 раза, но так, чтобы собаке это не надоело.

Натаска по выводкам в специаль­но отведенном для этого угодье проводится за несколько дней до открытия утиной охоты. К этому вре­мени в выводках могут еще попа­даться нелетные утята-хлопунцы, по которым легче работать неопытной собаке.

К месту нахождения выводка со­баку подводят на поводке, чтобы она не подняла уток преждевремен­но, находясь вдалеке от хозяина. Когда молодая собака прихватит ути­ные наброды, надо снять с нее ошейник и пустить в поиск. Старка обычно отвлекает неопытную собаку и уводит ее от выводка. Этому не нужно мешать, пусть молодая соба­ка знакомится с уткой, ее видом и запахом.

Если собака сама не вернется, увидев бесцельность преследования старки, надо ее подозвать, взять на поводок и подвести к месту, где был оставлен выводок. Собака бросится вплавь к утятам, которые, ныряя и прячась в зарослях, так же как и старка, могут стать недоступными. Но их вид, запах и процесс преследова­ния, конечно, вызовут у собаки по­вышенный интерес. Одного-двух ча­сов такой практической тренировки вполне достаточно.

При первом выходе на утиную охоту надо отстрелять утку и потре­нировать собаку в подаче как в лег­ких, так и в трудных условиях. Увлекаться первыми охотами не сле­дует — это еще продолжение ната­ски. Нужно больше следить за пове­дением собаки, чтобы исправить возможные ошибки. Утиная охота требует большого физического на­пряжения, и вначале не следует пе­реутомлять молодую собаку.

С собакой на уток охотятся с подхода, с подъезда на лодке, на пролете и т. д. Спортивна и более интересна охота на уток с подхода. Она бывает самой добычливой в половине августа, когда все выводки придерживаются своих мест и ста­раются затаиваться в болотах и в зарослях с высокой водной расти­тельностью.

Для собаки охота на уток с под­хода— очень тяжелый и утомитель­ный вид охоты, так как приходится преодолевать заросли тростника, ка­мыша, подолгу работать в холодной воде, плавая по заросшим водорос­лями водоемам. Следовательно, при этой охоте собака не должна бояться воды или часто вылезать на берег, а тщательно обыскивать поросшие ка­мышом места, где прячется дичь. Поиск собаки должен быть в преде­лах ружейного выстрела. Если соба­ка станет работать вне его пределов, такая охота будет бесцельна, собака для данной охоты непригодна.

Читать еще:  Рогатина, острие наконечника, как охотиться на медведя, средневековое оружие, чем отличается от копья, история появления и применение на поле боя

Охота с подъезда на уток произ­водится на лодке, как правило, вдво­ем: один охотник управляет лодкой на корме, а второй с ружьем нахо­дится впереди, с ним, в носовой части лодки, должна быть собака. Эта охота производится на больших заросших озерах, заливах больших рек и в их дельтах.

Применение собаки при охоте на уток с подъезда крайне ограниченно, в основном это подача убитой дичи или подранков. При этой охоте тре­буется очень дисциплинированная со­бака. Находясь в лодке с хозяином, она не должна без команды бросать­ся за всеми битыми утками, так как некоторые из них могут быть подо­браны самими охотниками с лодки.

На кормовых перелетах и на пролетах охота на уток производится тогда, когда они летят с постоянных своих дневок на ночную кормежку или возвращаются обратно к местам дневок или же отправляются с кор­межек в дальний путь перелета. Зная трассы их вечерних и утренних пе­релетов, охотник выбирает удобное место и маскируется вместе с соба­кой. В зависимости от условий мест­ности скрадок можно сделать не берегу водоема или на лодке в ка­мышах.

Собаку на этих охотах используют только для подачи убитой дичи или подранков, она должна быть весьма дисциплинированна. Находясь около владельца на поводке, Она очень внимательно следит за пролетающей и перелетающей птицей. Заслышав свист крыльев налетающих уток, со­бака настораживает уши и обычно поворачивает голову на звук.

После выстрела посылать собаку за упавшей уткой необходимо сразу же, чтобы ей быстрее найти убитую утку или тем более подранка, кото­рый быстро уплывает и затаивается. Посланная собака принесет ваш тро­фей, сократив время на розыск, не даст возможности потерять его, к тому же все это сделает она, не на­рушая тишину в угодьях.

Охота на уток с подхода, на кор­мовых перелетах, на пролетах и с подъезда на лодке без собаки не­полноценна и непродуктивна. На этих охотах, как правило, происходят не­простительные потери большого ко­личества битой дичи, подраненной, покалеченной и не ставшей трофеем охотника. Охота же с собакой по водоплавающей дичи исключает эти потери

А. Гусев, эксперт-кинолог всесоюзной категории
По материалам журнала « Охота и охотничье хозяйство» 1972г.

Собачья работа № 11: Охота по перу

До конца XIX века служебное собаководство в России почти не развивалось, зато широко было распространено разведение охотничьих собак. Охоту с собаками любили, особенно в среде помещиков, и сегодня этот способ добычи диких животных до сих не потерял популярности. Один из самых интересных и эмоциональных видов — охота с легавыми. Подготовка этих собак – кропотливый труд, им занимаются настоящие профессионалы, натасчики легавых, которых в России не более пары сотен человек. Один из них живёт в Пскове – это Андрей Ларин, который натаскивает континентальных легавых уже более 12 лет. От него корреспондент Псковского агентства информации узнала о сложностях при обучении собак и особенностях охоты по перу.

Подружейная собака

Охотиться Андрей Ларин начал в 1983 году, первая легавая у него появилась в 2000 году. Выбор пал на континентальных легавых собак, которые при помощи верхнего и нижнего чутья эффективно работают по болотной, полевой, боровой, водоплавающей дичи и зверю.

До изобретения дроби (охотничьего снаряда, состоящего из множества мелких свинцовых шариков), используещйся для стрельбы по птице влет, процесс охоты с легавыми выглядел так: пёс находил птицу, ложился перед ней (откуда и пошло название «легавая»), после чего добычу вместе с собакой накрывали сетью. Также легавых собак издавна использовали для охоты с ловчими птицами: собака находила птицу, ставала в стойку или ложилась, затем по команде поднимала птицу на крыло, а специально подготовленный сокол или ястреб, пущенный охотником, птицу ловил. С изобретением дроби легавые перешли в разряд подружейных собак: животное должно найти птицу, указать место ее нахождения стойкой и по команде охотника поднять на крыло. Затем охотник стреляет, и часть легавых подает птицу.

По словам Андрея Ларина, охота с легавыми обладает своими специфическими чертами. В частности, для таких охотников важно не количество взятой дичи, а сопутствующий этому азарт и эстетическое удовольствие. «Это должно нравиться. Одно дело — лося добыть, другое – маленьких птичек, — поясняет натасчик. — Результат охоты, как правило, не оправдывает финансовых, гастрономических ожиданий. Такая охота больше для души, а не для добычи. Отдохнуть, походить с собакой».

Помимо этого, натаска легавой собаки — достаточно сложный процесс. Он заключается в развитии в собаке врожденных охотничьих качеств, а также в обучении собаки пользоваться своим набором качеств. В первую очередь, это чутьё и склонности вставать на стойку, почуяв определенный запах определенной силы, далее развивается врожденная склонность к бегу на галопе, страсть к охоте. Работа натасчика достаточно сложна, требует очень специфических знаний, умения видеть собаку и понимать ее, очень хорошей физической формы – ведь вся работа проходит в поле и на ногах.

Андрей Ларин начал обучать этому собак в 2000 году, когда его хобби превратилось в работу. Сначала он учился на своих собаках в процессе охоты, наблюдал за их поведением, читал тематическую литературу. Постигать ремесло пришлось порядка 6 лет. «Я самоучка, прошел весь путь сам. Потребовались упёртость, физическая подготовка и, конечно, желание. Потом у меня стало получаться», — рассказывает пскович.

Особенности натаски

Охотники отдают Андрею Ларину своих подопечных на двухмесячный курс обучения, чаще всего это молодые легавые в возрасте 9-10 месяцев. Все животные породистые – немецкие курцхаары и дратхаары, веймарские легавые, пойнтеры, каждый пёс имеет свой характер и темперамент. К примеру, легавые не проявляют агрессии к людям, они доброжелательные, очень эмоциональные и игривые.

«Все другие породы сами по себе охотятся, охотник под собаку подстраивается. А легавая — это подружейная собака, она должна смотреть на охотника, работать в контакте с человеком», — объясняет Андрей Ларин необходимость тщательной подготовки. Немаловажно и поведение самого охотника, который должен прежде всего установить контакт со своим питомцем, добиться того, чтобы собака воспринимала хозяина, как главного на охоте, без которого охота невозможна. Ну и, конечно, правильно действовать на охоте — подойти к легавой, приготовиться к выстрелу и уметь послать свою помощницу вперёд, чтобы поднять птицу на крыло. В то же время, натасчик считает, что хозяину не требуется особых специфических навыков, все придет с опытом. Но теоретическую часть каждый хозяин легавой собаки должен изучить заранее, литературы по этому вопросу достаточно. «Надо просто иметь желание и ходить с собакой в поле и вместе с собакой набираться опыта, основываясь на своих теоретических познаниях и практических навыкак собаки, полученных в процессе натаски», — говорит Андрей Ларин.

Лайки, гончие и другие охотничьи собаки, как правило, не требуют такой работы специалиста, с ними просто нужно ходить в лес. Собеседник ПАИ добавил, что, теоретически, можно и дворняжек подготовить к охоте по перу. Но вероятность того, что беспородная собака будет работать, небольшая, а породистые собаки практически все обладают необходимыми врожденными качествами и психикой, которая позволяет этими качествами пользоваться.

«У всех животных есть врождённый инстинкт подкрасться, замереть перед броском — и у кошки, и у собаки. Но у легавых это гипертрофировано в нужном русле», — говорит Андрей Ларин. Однако, он заметил, что и среди легавых бывают как одарённые, так и не очень — у собаки обязательно должен присутствовать охотничий азарт, что встречается не всегда. «У некоторых есть чутье, но он по жизни не охотник, не реагирует на птиц. Хотя породистая собака практически всегда обладает необходимым набором качеств», — уверен пскович.

Спорт и азарт

Практически все натасчики в стране друг друга знают. Регулярно устраиваются состязания легавых собак, в которых принимает участие и Андрей Ларин. На состязания обычно собираются 30-40 единомышленников с собаками. Они идут в поле на охоту, но птицу не стреляют — экспертная комиссия оценивает, в какой степени выражены необходимые охотничьи качества и насколько хорошо легавая умеет ими пользоваться.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector