8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фердинанд — (сау): расположение экипажа внутри самоходной установки, потери на курской дуге, вся правда и вымысел

«Фердинанды» на Курской дуге. Часть 1.

АХТУНГ! МНОГО ФОТОК.

Еще раз возвернусь к первому боевому применению тяжелых штурмовых орудий «Фердинанд», кои также известны под сквозным индексом, принятым для всех бронированных машин в Вермахте: SdКfz 184.

Итак, если кого-то интересует собственно ход боевых действий 656-го танкового полка на северном фасе Курского выступа то советую вам к прочтению мою статью «ФЕРДИНАНД» — САМАЯ СТРАШНАЯ САУ?» http://andrewbek-1974.livejournal.com/72542.html

Теперь о том самом ради чего и затевался этот пост. О потерях «Слоников».

20 июля на Центральный фронт прибыла специальная комиссия ГБТУ Красной Армии и НИБТ полигона, которая провела осмотр новых образцов немецкой бронетанковой техники. На основании комиссионного обследования 21 единицы поврежденных тяжелых штурмовых орудий «Фердинанд» была составлена таблица с перечислением номеров машин и указанием причин повреждений.

Это конкретно машины безвозвратно потерянные в боях 5-15 июля. Однако, в общей сложности оба дивизиона (батальона) входившие в состав 656-го полка потеряли с 5 июля по 1 августа 39 машин. Что составляет 43,3% от общего количества выпущенных «Фердинандов». Вот такие итоги первого боевого применения этих удивительных вундервафлей.

Для начала схема позволяющая точно определить все потери 656-го танкового полка, в состав которого входили 653-й тяжелый танкоистребительный батальон (Schwere PanzerJager Abteilung 653) и 654-й тяжелый танкоистребительный батальон (Schwere PanzerJager Abteilung 654).

Как видно из этих данных, взятых из весьма обстоятельного труда в двух томах (Кarlheinz Munch. “Combat history of the schwere Panzerjager Abteilung 653” Winnipeg. J.J. Fedorowicz P.I. 1996. Кarlheinz Munch. “Combat history of the schwere Panzerjager Abteilung 654” Winnipeg. J.J. Fedorowicz P.I. 2001. ), потери «Слоников» распределились очень неравномерно. 13 машин было безвозвратно потеряно 653-м батальоном, и ровно в два раза больше — 26 единиц, их камрадами из 654-го батальона.

1-я РОТА 653-го БАТАЛЬОНА. (1.Kmp.s.Pz.Jg.Abt.653 (I./656)) ВСЕГО ПОТЕРЯНО БЕЗВОЗВРАТНО 6 МАШИН.

№1. Бортовой номер 111. Причина потери возгорание и пожар в МТО. САУ полностью сгорела. Фото немецкое если что.

№2. «Дружок» 111-го, «Федя» под номером 112, от него уехал совсем недалеко. Сгорел там же. Фрицы так и не пришли к однозначному выводу о причине пожара, скорее всего, по их мнению течь бензина привела к полному выгоранию машины. Фото сделано через люк механика-водителя танка-управления Pz.Kpfw. III танками-роботами Б-4.

Поциент при жизни

№3. Их «коллега», бортовой номер 113, подорвался на мине и был оставлен экипажем. Болтался на том самом поле, вплоть до 1944 года. Его фотографировали много. В том числе известный советский фотограф Яков Николаевич Халип.

№ 4. Бортовой номер 122. Был поврежден сосредоточенным огнем советской артиллерии в бою у ст. Поныри — с/х «1-е Мая». Позднее был испытан прямо на месте боя обстрелом различными средствами ПТО. А еще позже стал экспонатом выставки трофеев в ЦПКИО им. Горького в Москве. Четко опознается по характерным пробоинам в левом борту. (Раньше думал это машина №502)

№5. Бортовой № 132. Фото этого «Феди» в убиенном виде нетути. Но живьем он известен. Вот он.

№6. Бортовой номер 134. Потерян в боях 6-7 июля 1943 года. Попал под огонь своей артиллерии, повреждение гусеницы. Машина была брошена. Фотографий, на которых «Фердинанд» подбит, на данный момент нет. А живьем есть.

2-я РОТА 653-го БАТАЛЬОНА. (2.Kmp.s.Pz.Jg.Abt.653 (I./656)) ВСЕГО ПОТЕРЯНО БЕЗВОЗВРАТНО 1 МАШИНА.

№7. Бортовой номер 232. Обстоятельства потери неизвестны. Скорее всего вот этот красавчик. Тоже фотозвезда))). На нем сфотографировались и Я.Н. Халип и К.М. Симонов.

Симонов на «слонике».

Халип на нем же

Он же. Фото из машины Семена Фридлянда



Для разнообразия он же живьем.

3-я РОТА 653-го БАТАЛЬОНА. (3.Kmp.s.Pz.Jg.Abt.653 (I./656)) ВСЕГО ПОТЕРЯНО БЕЗВОЗВРАТНО 4 МАШИНЫ.

№8. Бортовой номер 311. Был поврежден и эвакуирован немцами с поля боя. Позднее расканнибален ремонтниками 656-го полка на запчасти для остальных «слоников». Фоток мало и они хренового качества

№9. Бортовой номер 323. Повреждена ходовая на минах, подорван при отступлении экипажем.

№№ 10-11. Обе этих САУ были захвачены у д. Подмаслово в боях 15-18 июля 1943 года, бойцами советской 129-й Орловской стрелковой дивизии.

Бортовой номер 331. «Села» правой гусеницей в песок. Захвачена в ходе атаки нашей пехоты.

Примерно там же, была захвачена исправная машина вместе с экипажем. Бортовой номер 333.

Еще две безвозвратно потерянные машины, это САУ с номерами №IN1 и №IN2 (иногда их называют «безномерными) из резерва 3-й роты 653-го батальона.
К сожалению фотографий «Фердинанда» №IN1 не сохранилось.

А вот его «собрат» за бортовым номером №IN2. Вот он:

Он является тринадцатой и последней безвозвратно потерянной машиной батальона.

Фердинанд — (сау): расположение экипажа внутри самоходной установки, потери на курской дуге, вся правда и вымысел

«Фердинанд» (нем. Ferdinand) — немецкая тяжёлая самоходно-артиллерийская установка периода Второй мировой войны класса истребителей танков. Также имела названия: «Элефант» (нем. Elefant — «слон»), 8,8 cm StuK 43 Sfl L/71 Panzerjäger Tiger (P), Sturmkanone mit 8,8 cm StuK 43, Sd.Kfz.184. Эта боевая машина, вооружённая 88-мм пушкой, является одним из самых сильно вооружённых и мощно бронированных представителей немецкой бронетехники того периода. Несмотря на свою малочисленность, данная машина является одним из самых известных представителей класса самоходных орудий, с ней связано большое количество легенд.

САУ Фердинанд в бою

САУ «Фердинанд» была разработана в 1942–1943 годах, являясь во многом импровизацией на базе шасси непринятого на вооружение тяжёлого танка Tiger (P) разработки Фердинанда Порше. Дебютом «Фердинанда» стала Курская битва, где бронирование этой САУ продемонстрировало свою малую уязвимость для огня советской основной противотанковой и танковой артиллерии, но истребитель танков по сути был беззащитным перед пехотой противника, поскольку изначально не имел пулемета. В дальнейшем эти машины были оснащены пулемётом и участвовали в боях на Восточном фронте и в Италии, закончив свой боевой путь в пригородах Берлина.

В целом САУ «Фердинанд» является весьма неоднозначным в плане оценки объектом, что в значительной мере является следствием её конструкции, которая определила последующую судьбу машины. Самоходка являлась созданной в большой спешке импровизацией, фактически экспериментальной машиной на шасси не принятого на вооружение тяжёлого танка. Поэтому для оценки САУ необходимо подробнее ознакомиться с конструкцией танка Tiger (P), от которого «Фердинанд» унаследовал многие свои преимущества и недостатки.

На этом танке было применено большое количество новых технических решений, не апробированных ранее в немецком и мировом танкостроении. К наиболее значительным из них относятся электротрансмиссия и подвеска с использованием продольных торсионов. Оба этих решения показали хорошую эффективность, но оказались чрезмерно сложными и дорогостоящими в производстве и недостаточно отработанными для продолжительной эксплуатации. Хотя существовали и субъективные факторы выбора прототипа фирмы «Хеншель», имелись и объективные причины неприятия конструкций Ф. Порше. До войны этот конструктор активно участвовал в разработке сложных конструкций гоночных автомобилей, которые были единичными образцами-прототипами, не предназначенными для крупносерийного производства. Ему удавалось добиться и надёжности, и эффективности своих конструкций, но за счёт использования очень высококвалифицированной рабочей силы, качественных материалов и индивидуальной работы с каждым выпущенным образцом техники. Этот же подход конструктор попытался перенести и в танкостроение, где он был неприменим при массовом производстве боевой техники.

Хотя управляемость и живучесть всей моторно-трансмиссионной установки получили очень хорошую оценку со стороны эксплуатировавших её немецких военных, ценой за это стали высокие технологические издержки по её производству и увеличение массогабаритных характеристик всего танка Tiger (P) в целом. В частности, в некоторых источниках упоминается большая потребность Третьего рейха в меди, а обильное её использование в электротехнике Tiger (P) расценивалось как излишество. Кроме того, танк с такой схемой имел слишком большой расход топлива. Поэтому ряд перспективных проектов танков Ф. Порше был отвергнут именно из-за применения в них электротрансмиссии.

Читать еще:  Президент Египта, когда и как проходят выборы, список и биография бывших от первого до последнего, полномочия и указы

Подвеска с продольными торсионами была намного легче в обслуживании и ремонте по сравнению с «шахматной» торсионной подвеской танка «Тигр I». С другой стороны, она была очень сложна в производстве и менее надёжна в эксплуатации. Все варианты последующего её развития неуклонно отвергались руководством немецкого танкостроения в пользу более традиционной и технологичной «шахматной» схемы, пусть и гораздо менее удобной в ремонте и обслуживании.

Поэтому с производственной точки зрения немецкое армейское руководство и Министерство вооружений и амуниции фактически вынесли вердикт о ненужности Tiger (P) вермахту. Однако значительный запас практически готовых шасси этой машины сделал возможным эксперимент по созданию первого в мире тяжелобронированного истребителя танков. Количество изготовленных самоходок жёстко лимитировалось количеством имевшихся шасси, что предопределило мелкосерийность «Фердинандов», независимо от преимуществ и недостатков его конструкции
.

Боевое применение «Фердинандов» оставило двойственное впечатление. Мощнейшая 88-мм пушка идеально подходила для уничтожения бронетехники противника на любой дистанции боя, и экипажи немецких САУ действительно набирали весьма крупные счета уничтоженных и подбитых советских танков. Мощное бронирование делало «Фердинанд» практически неуязвимым для снарядов практически всех советских орудий при стрельбе в лоб, борт и корма не пробивалась 45-мм бронебойными снарядами, а 76-мм снаряды (причём лишь модификаций Б, БСП) пробивали её только с предельно малых дистанций (менее 200 м), строго по нормали. Поэтому наставления для советских танкистов и артиллеристов предписывали бить по ходовой части «Фердинандов», в ствол орудия, в стыки бронеплит и смотровые приборы. Более эффективные подкалиберные снаряды имелись в очень небольшом количестве.

Несколько лучшей была эффективность 57-мм противотанковых пушек ЗИС-2 по бортовой броне (по нормали бортовая броня САУ пробивалась снарядами этих пушек примерно с 1000 м). Достаточно эффективно поражать «Фердинанды» могла артиллерия корпусного и армейского уровня — тяжёлые, маломобильные, дорогие и малоскорострельные 122-мм пушки А-19 и 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20, а также дорогостоящие и уязвимые вследствие большого габарита по высоте 85-мм зенитные пушки. В 1943 году единственным советским бронеобъектом, способным эффективно бороться с «Фердинандом», была САУ СУ-152, которая сильно уступала немецкой самоходке по бронированию, точности и эффективной дальности стрельбы бронебойным снарядом (хотя неплохие результаты достигались и при стрельбе по «Фердинанду» осколочно-фугасными — броня не пробивалась, но повреждались ходовая часть, орудие, внутренние узлы и агрегаты, травмировался экипаж). Также вполне эффективным против бортовой брони «Фердинанда» был 122-мм кумулятивный снаряд БП-460А САУ СУ-122, но дальность и точность стрельбы этим снарядом была очень невысока.

Борьба с «Фердинандами» стала менее сложной в 1944 году, с поступлением на вооружение РККА танков ИС-2, Т-34-85, САУ ИСУ-122 и СУ-85, весьма эффективных при стрельбе по «Фердинанду» в борт и корму на наиболее распространённых дистанциях боя. Задача же поражения «Фердинанда» в лоб так и не была решена окончательно. Вопрос о пробитии 200-мм лобовой бронеплиты до сих пор является спорным: имеются сведения, что с этим справлялись 100-мм орудия БС-3 и САУ СУ-100, но советские отчёты 1944—1945 годов свидетельствуют об их меньшей бронебойной способности по сравнению со 122-мм пушками А-19 или Д-25. Для последних в таблицах стрельбы указана толщина пробиваемой брони около 150 мм на дистанции 500 м, но график бронепробиваемости тех лет утверждает о пробитии лба «Фердинанда» на дистанции 450 м. Даже если принять последнее за истину, то при столкновении в лоб соотношение сил между «Фердинандом» и ИС-2 или ИСУ-122 является во много раз более благоприятным для немецкой САУ. Зная это, советские танкисты и самоходчики практически всегда обстреливали тяжелобронированные цели на дальних дистанциях фугасными 122-мм гранатами. Кинетическая энергия 25-кг снаряда и его взрывное действие могли с хорошей вероятностью вывести «Фердинанд» из строя без пробития лобовой брони.

Противотанковая и танковая артиллерия Великобритании и США также была неэффективна против лобовой брони «Фердинанда», лишь появившиеся в середине 1944 года подкалиберные снаряды с отделяющимся поддоном к 17-фунтовой (76,2-мм) противотанковой пушке (которая устанавливалась также на танках Sherman Firefly, САУ Achilles и Archer) могли решить эту задачу. В борт же немецкая САУ уверенно поражалась бронебойными снарядами английских и американских 57-мм и 75-мм пушек с дистанции порядка 500 м, 76-мм и 90-мм пушек — с дистанции порядка 2000 м. Оборонительные бои «Фердинандов» на Украине и в Италии в 1943—1944 годах подтвердили их очень высокую эффективность при использовании по целевому назначению — как истребителя танков.

С другой стороны, высокая защищённость «Фердинанда» в известной мере сыграла отрицательную роль в его судьбе. Вместо дальнобойного истребителя танков из-за массированного и точного огня советской артиллерии немецкое командование под Курском использовало «Фердинанды» в качестве острия тарана советской глубокоэшелонированной обороны, что было явной ошибкой. Для этой роли немецкая САУ годилась плохо — сказывались отсутствие пулемёта, низкая энерговооружённость для большой массы машины и высокое давление на грунт. Известно, что значительное число «Фердинандов» было обездвижено подрывами на советских минных полях и артиллерийским огнём по ходовой части, большая часть таких машин была уничтожена своими же собственными экипажами из-за невозможности быстрой эвакуации вследствие чрезмерной массы САУ. Советская пехота и противотанковая артиллерия, зная непробиваемость «Фердинанда» и его слабость в ближнем бою, подпускали немецкие САУ поближе, стараясь лишить их поддержки немецкой пехоты и танков, после чего попытаться подбить их стрельбой в борт, по ходовой части, орудию, как и рекомендовали наставления по борьбе с вражескими тяжёлыми танками и САУ.

Обездвиженные САУ становились лёгкой добычей пехоты, вооружённой средствами ближнего противотанкового боя, например, бутылками с зажигательной смесью. Такая тактика была чревата большими потерями, но иногда это приводило к успеху, особенно если немецкая САУ теряла возможность поворота. В частности, один попавший в песчаную яму «Фердинанд» не смог самостоятельно оттуда выбраться и был захвачен советской пехотой, а его экипаж пленён. Слабость «Фердинанда» в ближнем бою была отмечена немецкой стороной и послужила одной из причин модернизации в «Элефант».

Большая масса «Фердинанда» затрудняла его проход по многим мостам, хотя и не являлась запредельно большой, в особенности по сравнению с тяжёлым танком «Тигр II» и САУ «Ягдтигр». Большие габариты и малая подвижность «Фердинанда» не лучшим образом сказывались на живучести машины в условиях воздушного господства авиации союзников.

В целом, несмотря на отдельные недостатки, «Фердинанды» зарекомендовали себя очень хорошо, и при правильном использовании эти САУ являлись чрезвычайно опасным противником любого танка или САУ тех времён. Наследниками «Фердинанда» стали вооружённая столь же мощным орудием, но более лёгкая и слабее бронированная «Ягдпантера» и «Ягдтигр», самый мощный и тяжёлый истребитель танков Второй мировой войны.

Прямых аналогов «Фердинанда» в других странах не было. По концепции и вооружению ближе всего к ней подходят советские истребители танков СУ-85 и СУ-100, но они в два раза легче и намного слабее бронированы. Другой аналог — советская тяжёлая САУ ИСУ-122, при мощном вооружении сильно уступала немецкой самоходке по лобовому бронированию. Английские и американские противотанковые САУ имели открытую рубку или башню, а также были очень легко бронированы.

«Элефант»
Классификация истребитель танков
Боевая масса, т 65,0
Компоновочная схема отделение управления и трансмиссионное спереди, моторное посередине, боевое сзади
Экипаж, чел. 6
История
Разработчик Фердинанд Порше
Производитель Porsche
Годы разработки 1942–1943
Годы производства 1943
Годы эксплуатации 1943–1945
Количество выпущенных, шт. 91
Размеры
Длина корпуса, мм 8140
Ширина, мм 3380
Высота, мм 2970
Клиренс, мм 485
Бронирование
Тип брони катаная и кованая поверхностно закалённая
Лоб корпуса (верх), мм/град. 200(100+100) / 12°
Лоб корпуса (низ), мм/град. 200 / 35°
Борт корпуса (верх), мм/град. 80 / 0°
Борт корпуса (низ), мм/град. 60 / 0°
Корма корпуса (верх), мм/град. 80 / 40°
Корма корпуса (низ), мм/град. 80 / 0°
Днище, мм 20–50
Крыша корпуса, мм 30
Лоб рубки, мм/град. 200 / 25°
Маска орудия, мм/град. 125
Борт рубки, мм/град. 80 / 30°
Корма рубки, мм/град. 80 / 30°
Крыша рубки, мм/град. 30 / 85°
Вооружение
Калибр и марка пушки 88-мм Pak 43
Тип пушки нарезная
Длина ствола, калибров 71
Боекомплект пушки 50–55
Углы ВН, град. −8…+14°
Углы ГН, град. 28°
Прицелы перископический Sfl ZF 1a
Пулемёты 1 × 7,92 MG-34
Подвижность
Тип двигателя два V-образных 12-цилиндровых карбюраторных
Мощность двигателя, л. с. 2×265
Скорость по шоссе, км/ч 35
Скорость по пересечённой местности, км/ч 10–15
5–10 по мягкой пахоте
Запас хода по шоссе, км 150
Запас хода по пересечённой местности, км 90
Удельная мощность, л. с./т 8,2
Тип подвески торсионная
Удельное давление на грунт, кг/см² 1,2
Преодолеваемый подъём, град. 22°
Преодолеваемая стенка, м 0,78
Преодолеваемый ров, м 2,64
Преодолеваемый брод, м 1,0

Читать еще:  Календарь ЦСН ФСБ России на 2018 год.

5 мощнейших танков и САУ, принимавших участие в Курской битве

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Советский танк Т-34 был достаточно хорош, однако он уступал по многим параметрам немецким средним танкам Т-IV и «Пантера». Лобовая атака на тяжелый «Тигр» для любой одиночной 34-ки была подобная самоубийству. Однако Т-34 превосходили немецкие танки в скорости и маневренности на пересеченной местности. И самое главное, они были проще и дешевле в производстве, а потому на 190 «Пантер» и 134 «Тигра» со стороны вермахта приходилось около 2 тысяч советских Т-34.

Вооруженный 76-мм орудием Т-34 не мог пробить лобовую броню немецких «котят». Советские танкисты вспоминали, как снаряды отскакивали от немецкой брони. Поэтому, экипажам приходилось заходить с фланга или тыла и сбивать гусеницы. Танкисты старались устраивать засады, чтобы получить преимущество над более тяжелыми машинами. Численное превосходство и опыт советских экипажей позволилои в том бою вырвать победу из рук куда лучше вооруженного противника, пускай и высокой ценой.

Су-152

На момент битвы на Курской дуге у Советского Союза было поистине грозное и универсальное оружие против любой, даже самой тяжелой бронетехники вермахта, — самоходно-артиллерийская установка СУ-152. Конструкция этого оружия была настолько удачной, что в серию истребитель бронетехники пошел почти без изменений.

САУ вооружалась невероятно мощной 152-мм гаубицей МЛ-20С. К несчастью, когда началась Курская битва, расчеты Су-152 испытывали серьезный дефицит бронебойных снарядов. Однако данное обстоятельство мало помогло вермахту. Ведь 43-килограммовый осколочно-фугасный снаряд, выброшенный из орудия 152-ой, все равно уничтожал абсолютное большинство танков врага.

Попадания таких снарядов проделывали в немецких танках огромные дыры, отрывали им башни, вырывали куски корпуса. Снимки попаданий СУ-152 одновременно пугающие и ужасно завораживающие. Интересно, что СУ-152 была единственной советской машиной способной остановить сверхтяжелые немецкие «Фердинанды» с неуязвимой 200-мм броней. Советские солдаты прозвали убойную САУ «Зверобоем». Была только одна проблема. Во время Курской битвы в сражении участвовало только 24 такие машины.

Pz. Kpfw.VI «Тигр»

Было бы «невежливо» не вспомнить и грозную технику противника, которая, впрочем, все равно не помогла одержать вермахту победу. В первую очередь упоминания заслуживает Pz. Kpfw.VI «Тигр», которого очень боялись на всех союзнических фронтах. Мощное бронирование делало его неуязвимым к огню 45-мм артиллерии. 76-мм пушка могла пробить борт или корму только на расстоянии пистолетного выстрела. Орудие «Тигра» делало до 8 выстрелов в минуту при достаточно опытном экипаже. Примечательно, что танк имел «мягкую подвеску» и (неожиданно!) управлялся при помощи руля, а не привычных большинству танкистов рычагов. Вот только у танка не было системы защиты и очистки катков от снега и грязи, что сыграло с этой грозной машиной злую шутку во время войны в СССР.

САУ «Фердинанд»

Уже упомянутая немецкая самоходно-артиллерийская установка «Фердинанд» — та самая, лобовую броню которой не брали никакие выстрелы (кроме орудия СУ-152).Это было действительно грозное оружие. Нарезная пушка Pak 43/2 калибра 88 мм позволяла немцам выбивать любые советские танки на расстоянии до 3 км. Звучит страшно? Безусловно.

Вот только «Фердинанд» был невероятно тяжелым, что значительно сокращало его боевые возможности. Также у САУ не было дополнительного вооружения. Конечно, при грамотном использовании оба недостатка нивелировались. За время проведения операции «Цитадель» вермахт безвозвратно потерял 39 таких САУ. Часть из них была взята в качестве трофеев Красной армией. Кстати, «Фердинанд» очень сильно интересовал специалистов из Главного автобронетанкового управления Красной Армии.

Sturmpanzer IV

В заключение еще одна интересная машина. Немецкая 150-мм гаубица StuH 43 L/12 применялась как для поддержки пехоты, так и в качестве истребителя танков (в исключительных случаях). На Курской дуге фактически состоялся дебют этого виде техники. В целом орудие показало себя достаточно посредственно. Броня защищала Sturmpanzer IV только от средних советских калибров. Кстати, одна из таких гаубиц сейчас демонстрируется в подмосковной Кубинке.

Хочется еще интересной военной техники? Как насчет того, чтобы узнать больше про один любопытный немецкий самолет-гигант Messerschmitt 323, который мог «проглотить» целый танк и перевезти его на другое место.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Фердинанд — (сау): расположение экипажа внутри самоходной установки, потери на курской дуге, вся правда и вымысел

Сегодня — 70 лет с момента окончания Курской битвы. Это был перелом в войне, переход стратегической инициативы к советскому командованию. Это высочайшее напряжение страны, работающей на фронт. Называть какую-то одну составляющую действий Красной армии решающей в этой победе — дело неблагодарное. Страна решала огромное количество проблем, чтобы армия имела возможность побеждать. Например, к весне 1943 года советское командование пришло к неутешительному выводу, что у Красной Армии не было, оказывается, теперь танков и других противотанковых средств, способных надежно поражать германскую БТТ с расстояния дальше, чем 500 метров. Произошло это отчасти потому, что первая наша самоходная артиллерийская установка знаменитая СУ-76М оказалась настолько удачной, что почти полностью заменила все легкие танки, которые в начальный период войны так неудачно поддерживали пехоту на поле боя.

Увлекшись количеством, наши танкостроители совсем позабыли про качество и про дальнейшее усовершенствование своей БТТ, а немцы, оказывается, не сидели сложа руки, а, сделав правильные выводы за прошедшие два года войны, провели существенную модернизацию всей имевшейся у них в то время БТТ, плюс к тому же разработали еще и новые более мощные и современные типы танков и САУ. Например — «Фердинанд». Но к началу Курского сражения в советские войска всё-таки спели поставить несколько отдельных тяжелых самоходных полков (ОТСАП) нашей новой СУ-152. Каждый такой полк имел на вооружении 21 самоходку в составе 4 батарей по 5 машин плюс одну командирскую. Эти тяжелые САУ предназначались в основном для разрушения полевых и долговременных фортификационных сооружений, борьбы с танками на дальних дистанциях, поддержки пехоты и танков в наступлении. Только эти САУ и смогли на равных бороться со всеми типами германских танков. Действуя в обороне в основном из засад, СУ-152 показали, что нет такой вражеской техники, которую они не могли бы уничтожить…

В известном фильме «Место встречи изменить нельзя» шофер Копытин говорит Шарапову про немецкую САУ «Фердинанд»: «Да ты же был на фронте, их видел…» Наши кинорежиссеры, равно как и большинство зрителей, считают, что тысячи «Фердинандов» буквально разгуливали по полям сражений Великой Отечественной войны. На самом деле первая установка «Фердинанд» была сдана фирмой «Порше» в феврале 1943 г., а последняя, 90-я по счету, 8 мая 1943 г. Имя «Фердинанд» самоходке присвоил лично Гитлер в феврале 1943 г. в честь конструктора Фердинанда Порше. Кроме того, она полу-чила индекс Sd.Kfz.184.

К 1 июля 1943 г. 90 САУ «Фердинанд» поступили в 653-й и 654-й тяжелые истребительно-противотанковые батальоны 656-го полка штурмовых орудий. Впрочем, на 5 июля в полку было 89 «Фердинандов», так как один не прибыл из-за поломки железнодо-рожной платформы.

САУ была создана на шасси тяжелого танка VK 4501 конструкции Фердинанда Порше. Этот танк не был принят на вооружение, и опытная серия в 90 штук осталась без назначения. «Фердинанд» был оснащен 8,8-см танковой пушкой Pak 43/2, созданной на базе качающейся части лучшего зенитного орудия рейха — 8,8-см пушки Flak 41, и имев-шей одинаковые с ней боекомплект и баллистику.

Читать еще:  Проект 1155 Фрегат - большие противолодочные корабли, модернизация, ТТХ и вооружение, БПК: Адмиралы Трибуц, Харламов и Чабаненко

Используя «Фердинанды», немцы у станции Поныри впервые применили новое боевое построение — «линию» с тяжелыми штурмовыми орудиями 654-го дивизиона в голове группы. Дивизион действовал, выстроившись в два эшелона. В линии первого эшелона наступали две роты с интервалом между машинами около 100 м. Командир дивизиона, майор Ноак, располагался в центре боевого порядка в командирском танке. Во втором эшелоне двигалась третья рота с интервалом между машинами от 120 до 150 м. Командиры рот находились в центрах боевых порядков рот на командирских «Фердинандах», которые несли флажки на антеннах.

Новые САУ наступали, ведя огонь с коротких остановок на дальность 1000–2500 м, используя первоклассные цейсовские прицелы.

Согласно донесению германского командования, на 7 июля в строю было 37 «Фердинандов», 8 июля — 26, 9 июля — 13, 10 июля — 24, 11 июля — 12, 12 июля — 24, 13 июля — 24, 14 июля — 13. Всего с 5 по 14 июля 1943 г. было безвозвратно потеряно 19 «Фердинандов». Часть этих машин получила повреждения от мин и была взорвана экипажами, а часть уничтожена огнем советской тяжелой артиллерии. Четыре «Фердинанда» вышли из строя из-за короткого замыкания в электрооборудовании, вызвавшего пожар.

В ходе советского наступления, начавшегося 12 июля, немцы потеряли еще 20 «Фердинандов» (на 1 августа). Большинство этих машин были взорваны экипажами из-за невозможности эвакуировать их после выхода из строя по боевым и техническим причи-нам.

Итого общие безвозвратные потери 653-го и 654-го батальонов в ходе операции «Цитадель» составили 39 «Фердинандов». При этом штаб 656-го танкового полка доносил, что за этот период полк вывел из строя 502 танка и САУ противника, 20 противотан-ковых и около ста других орудий. 653-й батальон докладывал, что с 5 по 27 июля 1943 г. его «Фердинанды» уничтожили 320 советских танков и множество пушек и грузовиков.

15 июля подбитая и уничтоженная у станции Поныри немецкая техника была изучена представителями ГАУ и НИБТП. Всего на поле боя северо-восточнее станции Поныри остались 21 штурмовое орудие «Фердинанд», три 15-см штурмовых орудия «Brummbär», восемь средних танков Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV, три из которых имели ко-роткоствольные орудия, а также два командирских танка, несколько изуродованных взры-вами и две исправных танкетки с дистанционным управлением «Боргуард» (В IV).

Большая часть «Фердинандов» обнаружены на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб, причем более половины машин имели большие повреждения ходовой части (разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки). Пять машин имели повреждения ходовой части, вызванные попаданием сна-рядов калибра 76-мм и более. Два «Фердинанда» были обезоружены из-за прострела ство-лов их орудий советскими снарядами и пулями противотанковых ружей.

Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы с бомбардировщика «Пе-2» и одна — попаданием 203-мм снаряда гаубицы Б-4 в крышу боевого отделения. Лишь один «Фердинанд» имел пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом (7 тан-ков Т-34 и четыре 76-мм дивизионных орудия обстреливали его со всех направлений с дистанции 200–400 м). Еще один «Фердинанд», не имея повреждений ходовой части, был подожжен бутылкой КС, брошенной пехотинцами. По германским данным танк Т-IV из своей длинноствольной 7,5-см пушки по ошибке пробил бок рубки «Фердинанда».

Наибольшее количество «Фердинандов», имевших повреждение ходовой части, были подожжены своими экипажами при отходе во время контратаки советской пехоты и танков. Те же машины, экипажи которых не успели отойти и оказывали сопротивление советской пехоте, также поджигались бутылками КС.

Советским ответом на появление танков «Тигр» и САУ «Фердинанд» стала тяжелая САУ на базе танка КВ, получившая известность в «околовоенной» литературе как «Зверобой».

Распространено мнение, что впервые тяжелые германские танки Т-V «Тигр» были применены на Курской дуге летом 1943 г. На самом деле 502-й тяжелый танковый батальон в составе четырех «Тигров» и нескольких средних танков Т-III был 21 сентября 1942 г. придан 170-й пехотной дивизии, сражавшейся на Волховском фронте.

В январе 1943 г. под Пушкиным впервые был захвачен «Тигр» почти в исправном состоянии. Ценный трофей отправили на Кубинкский полигон для испытаний.

Испытания показали, что состоявшие на вооружении противотанковые и дивизи-онные пушки малоэффективны при стрельбе по танкам «Тигр». Зато на всех реальных дистанциях боя гарантировался выход из строя Т-V при попадании в него бронебойного снаряда из корпусных орудий завода № 172 — 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 и 122-мм пуш-ки А-19.

Специально для борьбы с танками было решено создать САУ с качающейся частью 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20. По представлению ГАУ ГКО постановлением от 4 января 1943 г. обязал завод № 100 Наркомата тяжелой промышленности и завод № 172 Наркома-та вооружений в течение 25 дней разработать и изготовить на базе тяжелого танка КВ-1С опытный образец установки СУ-152, вооруженный 152-мм гаубицей-пушкой МЛ-20.

Опытный образец был готов 24 января 1943 г., он получил заводское обозначение КВ-14 («объект 236»). В начале февраля на Чебаркульском полигоне прошли испытания установки, давшие удовлетворительные результаты. Постановлением ГКО от 14 февраля 1943 г. самоходная установка СУ-152 была принята на вооружение.

Уже в феврале 1943 г. завод № 172 начал серийное производство артсистем «152-мм МЛ-20 для СУ-152», так их, кстати, тогда обозначали в документах.

Установка СУ-152, созданная на базе танка КВ-1С, была полностью бронирована и имела переднее расположение броневой рубки. Боевое отделение и отделение управления были совмещены.

Недостатком МЛ-20С (так позже стали именовать артиллерийскую часть САУ) яв-лялись малые углы вертикального наведения (-5°; +18°) и горизонтального наведения (12°). Но тут конструкторы ничего не могли поделать. Чтобы увеличить углы наведения, нужно было делать или башенную установки, или открытую (щитовую) установку. Конструировать башенную установку было слишком долго и хлопотно, мог уйти год, а то и два. А щитовая установка была куда более уязвима, чем рубка САУ.

Всего до декабря 1943 г. была выпущена 671 САУ СУ-152.

В первой половине 1943 г., по изготовлении промышленностью СУ-152, стали формироваться тяжелые самоходно-артиллерийские полки. Тяжелый самоходно-артиллерийский полк РВГК по штату № 08/218 состоял из шести батарей, по две установ-ки СУ-152 в каждой (12 установок). Подразделения обеспечения этого полка по своей ор-ганизации были аналогичны соответствующим подразделениям полков, вооруженных установками СУ-76 и СУ-122.

Экипаж майора Санковского, командира одной из батарей СУ-152, за один день вывел из строя 10 вражеских танков и был удостоен звания Героя Советского Союза (в некоторых источниках говорится, что этот успех относился ко всей его батарее).

Любопытна оперативная сводка 1529-го ТСАП, входившего в состав 7-й Гвардейской ар-мии Воронежского фронта, за 8 июля 1943 г.:
«В течение суток полк вел огонь: 8.07.1943 г. в 16.00 по батарее штурмовых орудий на южной окраине свх. „Поляна“. Подбито и сожжено 7 самоходных орудий и разбито 2 ДЗОТа, расход 12 ОФ гранат. В 17.00 по танкам противника (до 10 шт.), вышедшим на грейдерную дорогу 2 км юго-западнее свх. „Батрацкая Дача“. Прямой наводкой СУ-152 3-й батареи 2 танка были зажжены и 2 подбиты, один из них Т-6. Расход 15 ОФ гранат. В 18.00 3-ю батарею посетил командующий 7-й гв. А генерал-лейтенант Шумилов и вынес благодарность расчетам за отличную стрельбу по танкам. В 19.00 была обстреляна колонна автомашин и повозок с пехотой на дороге южнее свх. „Поляна“, разбито 2 автомашины, 6 повозок с пехотой. До роты пехоты рассеяно и частично уничтожено. Расход 6 ОФ гранат».

С принятием на вооружение Красной Армии нового тяжелого танка ИС-1 ГКО вы-дал задание заводу № 100 к началу октября 1943 г. создать на базе этого танка опытный образец 152-мм самоходной установки, а ГБТУ к 1 ноября должно было испытать этот образец стрельбой и пробегом. Работы были завершены раньше срока, и по постановлению ГКО от 4 сентября 1943 г. завод № 100 начал выпуск самоходных установок, получивших наименование ИСУ-152.

История создания и противостояния «Фердинандов» и «Зверобоев» показала, что в обстановке жесточайшего цейтнота наши конструкторы оказались в состоянии создать оружие, которое внесло ощутимый вклад в Курскую битву.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector