8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конкурент Вагнера. Новая российская ЧВК выходит на сирийский «рынок».

В Африке объявились новые наемники вместо ЧВК Вагнера

Власти Мозамбика привлекли новых наемников из частных военных компаний (ЧВК) в попытке одержать победу над исламистами, которые взяли под контроль ряд крупных городов на севере страны. Об этом пишет Daily Maverick.

Как отмечает издание, 8 и 9 апреля правительственные силы нанесли авиаудары по базам террористов из группировки «Ахлю ас-Сунна ва-ль-Джамаа» в районах Муэде, Авасси и Муидумбе. Насколько серьезный ущерб был причинен джихадистам, не сообщается, однако известно, что в атаке принимали участие наемники. Пока неясно, представителей какой из ЧВК задействовали власти Мозамбика на этот раз.

По информации одного из собеседников издания, речь идет о ЧВК Вагнера, бойцы которой прибыли в Мозамбик в ноябре прошлого года по приглашению правительства. В то же время два других источника Daily Maverick в сфере обеспечения безопасности сообщили, что в африканской стране объявились наемники из другой частной военной компании Dyck Advisory Group (DAG), которых и привлекли к военной операции вместо ЧВК Вагнера. Известно, что владельцем DAG является бывший зимбабвийский полковник Лайонел Дик, который близок к президенту Зимбабве Эммерсону Мнангагве.

По словам тех же источников, необходимость в новых наемниках возникла у властей Мозамбика после того, как бойцы ЧВК Вагнера в марте покинули страну. По какой причине это произошло, точно неизвестно, однако собеседники издания заявили, что это связано с тем, что «вагнеровцы» не смогли приспособиться к условиям и особенностям местности, на которой им приходилось работать, и потерпели несколько поражений в боях с террористами. При этом, пишет Daily Maverick, о деятельности ЧВК Вагнера известно мало и ряд наблюдателей отмечает, что в обязанности ее наемников не входила борьба с местными повстанцами, — они якобы должны были обеспечивать исключительно личную безопасность президента Мозамбика Филипе Ньюси.

Как отмечает издание, боевики из «Ахлю ас-Сунна ва-ль-Джамаа», лояльной «Исламскому государству» (ИГ, террористическая организация, запрещенная в России), активизировались в Мозамбике в октябре 2017 года. С того времени они регулярно осуществляли атаки, направленные против местного населения. Однако в марте 2020-го террористы, по-видимому, решили изменить тактику: вместо убийств мирных жителей они предприняли ряд крупных атак в провинции Кабу-Делгаду и заняли несколько городов и деревень, уничтожив там всю связанную с госвластью инфраструктуру. Кроме того, уточняет Daily Maverick, подобные успехи повстанцев начинают представлять угрозу для иностранных компаний, которые занимаются добычей и переработкой газа на побережье в данной провинции.

В ноябре 2019 года сообщалось, что деятельность ЧВК Вагнера в Мозамбике приводит к тому, что местные частные военные компании теряют контракты и терпят убытки. При этом представители местных компаний заявляли, что справились бы с задачами лучше, так как давно работают в регионе.

ЧВК Вагнера — неофициальное вооруженное формирование, которое связывают с российским бизнесменом Евгением Пригожиным. Считается, что его сотрудники оказывают услуги по обеспечению безопасности в нескольких странах Африки, в числе которых Демократическая Республика Конго, Судан, Ливия, Мадагаскар, Ангола, Гвинея, Гвинея-Бисау, Мозамбик, Зимбабве и Центральноафриканская Республика. По некоторым сведениям, они также принимали участие в боевых действиях в Донбассе и Сирии.

У ЧВК «Вагнер» в Сирии появился конкурент под названием «Патриот»

У частной военной компании «Вагнер», действующей, по данным СМИ на территории Сирии, появился конкурент: новая ЧВК «Патриот», предположительно связанная с Минобороны, принимает участие в боевых действиях в Сирии. Об этом пишет «Дождь».

Журналистам телеканала о существовании нового игрока на теневом военном рынке рассказали во время подготовки репортажа «Военкомат Россия» несколько источников: собеседник на рынке охранных услуг, офицер Минобороны и представители ветеранских организаций.

Также военная компания упоминается наряду с ЧВК «Вагнера» в обращении к властям (есть в распоряжении «Дождя»), которое подписали генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов, глава международной общественной организации «Честь и Родина» Владимир Петров и председатель комитета Общероссийского офицерского собрания Евгений Шабаев. Все трое подтвердили «Дождю», что знают о существовании ЧВК «Патриот».

В заявлении содержится требование определить правовой статус россиян, которые прошли боевые действия в составе ЧВК, его планируется в ближайшее время направить в генпрокуратуру, Верховный суд и президенту, рассказал Шабаев. Авторы предупреждают о грядущем кризисе в ветеранском движении: в Общероссийское офицерское собрание уже три года поступают жалобы от раненых в боях в Сирии, которые не получают «социальную, реабилитационную и экономическую поддержку» от государства из-за отсутствия правового статуса у сотрудников ЧВК.

Собеседники в ветеранских структурах связывают новую ЧВК с министерством обороны. «Патриот» формируется в том числе из кадровых российских военнослужащих, рассказывает Шабаев: «Туда в основном берут профессиональных граждан, которые, по нашей информации, до сих пор проходят службу в Минобороны». Это и действующие специалисты Главного управления Генштаба, и военные юристы, и бойцы Сил специальных операций, уточняет генерал-полковник Ивашов.

Читать еще:  Самодельная пневматика

Офицер Минобороны, сравнивая новую ЧВК с «группой Вагнера», отметил, что в «Патриоте» больше платят и лучше ставят боевые задачи. По данным Шабаева, «в зависимости от специализации зарплаты могут достигать от 400 тысяч до миллиона рублей. Работа занимает месяц-два, более длительных контрактов здесь не возникает». Командиры «Патриота», предполагает Шабаев, могут получать процент от сделок между ЧВК и заказчиками ее услуг.

Собеседник в ветеранских структурах рассказал, что «Вагнер» и «Патриот» конкурировали за получение контракта, связанного с охраной золотодобытчиков в Центральноафриканской республике. По словам источника, в итоге контракт достался «Вагнеру» (о присутствии бойцов ЧВК в республике уже сообщали СМИ). Также обе военные компании воюют и работают в Сирии. «Если „Вагнер“ чаще берет на себя боевые задачи, то „Патриот“ больше занимается охраной первых лиц», — добавляет собеседник Дождя.

Как сказано в обращении Общероссийского офицерского собрания, «Патриот» — не единственная новая ЧВК. «Есть другие компании, которые выходят на рынок, — точные их названия мы не знаем, но знаем, что они входят в Ливию, Йемен, Судан, Бруней. Сейчас идет целый комплекс консультаций по африканским странам», — говорит Шабаев.

Одна из ЧВК, пока не имеющая названия, охраняет строительство российской базы в Бурунди, рассказал собеседник «Дождя» в Минобороны. Двести специалистов — охрана, геологи, инженеры, строители — координируют свои действия с МИД, Военно-космическими силами (ВКС) и ФСБ. О существовании российского охранного проекта в Бурунди также упоминал в беседе с «Дождем» глава украинской ЧВК Omega Consulting Group Андрей Кебкало.

«Нет ничего удивительного, что военные хотели бы выделиться, создать какие-то компании и начать зарабатывать на том, к чему они привыкли, — говорит эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. — Но размножение таких групп создает правовой хаос. Как это будет оформлено? У нас сейчас ЧВК нет. Компании оформляются как ЧОПы, занимающиеся военным консалтингом, и что-то делать они могут только за рубежом».

Министерство обороны не ответило на запрос «Дождя».

Ранее глава российского МИДа Сергей Лавров заявил о необходимости ввести ЧВК в правовое поле России, чтобы защитить интересы их сотрудников. На данный момент создание и участие в частных военных кампаниях подпадает под действие статьи УК РФ о «наемничестве».

Конкурент Вагнера. Новая российская ЧВК выходит на сирийский «рынок».

Информация о появлении в Сирии конкурента самой «известной» российской частной военной компании (ЧВК) Вагнера обретает все более четкие очертания.

Телеканал «Дождь» со ссылкой на свои источники в Минобороны РФ и опрошенных представителей рынка охранных структур и ветеранских организаций, утверждает о задействования в Сирии новой ЧВК «Патриот» . При этом, авторы статьи четко увязывают работу «Патриота» и российского военного ведомства. Утверждается, что в отличии от Вагнера, бойцы новой ЧВК выполняют более конкретные и четко поставленные задачи.

При этом основным профилем «Патриота» является охрана важных персон, тогда как «вагнеровцы» в большинстве своем участвуют в непосредственных боевых действиях, что приводит к высоким потерям.

Наименование отличной от ЧВК Вагнера структуры фигурирует в официальном запросе ряда высокопоставленных отставников Правительству РФ по вопросу определения правового статуса российских граждан, участвовавших в боевых действиях в составе частных военизированных подразделений.

Уже несколько лет организации ветеранов оставляют без ответа жалобы раненых в боевых действиях «частников» о невозможности получения финансовой и социальной поддержки государства, отсутствия реабилитационной помощи ввиду правовой неопределенности.

Как утверждают собеседники «Дождя», в отличии от «вагнеровцев», преимущественно состоящих из добровольцев не всегда имеющих боевой опыт, комплектование «Патриота» осуществляется из числа кадровых военнослужащих Минобороны, в том числе представителей Главного управления Генштаба (бывшее ГРУ ГШ) и Сил специальных операций.

В результате денежное довольствие «патриотов» в разы выше своих коллег. Зарплата наемника здесь может составлять от 400 000 до миллиона рублей. Контракт носит краткосрочный характер и длится не более двух месяцев.

О прямой конкуренции двух ЧВК стало известно по итогам борьбы за контракт по обеспечению безопасности золотодобычи в Центральноафриканской республике. Победу в итоге одержал Вагнер.

Наемники Вагнера и «Патриота» — не единственные представители на рынке частных военных компаний России. Многие, не столь известные, организации, иногда не имеющие и своего названия, работают как в Сирии, так и в Ливии, Йемене, Судане, Брунее. Сообщается об участии одной из таких ЧВК в охране строительства российской военной базы в Бурунди.

Несмотря на высказывания ряда политиков о необходимости введения правового регулирования деятельности ЧВК, на сегодняшний день они осуществляют свою деятельность лишь в контексте статьи Уголовного кодекса РФ № 359 «Наемничество».

Бизнес на крови. Что известно о российских частных военных компаниях

В той или иной форме наемные войска, напрямую не подконтрольные собственной стране, существуют столько, сколько существует организованная война как таковая. В современном виде такие вооруженные формирования именуются одним емким термином ЧВК — частные военные компании. В развитых странах ЧВК являются вполне сформировавшимся направлением бизнеса, в котором задействованы десятки тысяч людей, а его прибыль зачастую измеряется в миллиардах долларов. Объемы мирового рынка ЧВК огромны: только по подсчетам некоммерческой организации War on Want, рынок услуг «военного консалтинга» имеет годовой оборот от $100 млрд до $400 млрд. Несмотря на то что большая часть этих денег оседает на банковских счетах владельцев и совладельцев, своих сотрудников частные военные компании не обижают. В среднем только за время пребывания в Ираке сотрудники одиозной Blackwater получали от $500 до $2500 в сутки в зависимости от должности и квалификации. А, например, выручка самой крупной ЧВК в мире G4S составила $10,5 млрд в 2015 году. В то же время в развивающихся странах ЧВК представляют собой явление из «серой» зоны, опасно балансирующее между службой государству и статусом нелегального вооруженного формирования. Наиболее ярким примером такого отстающего развития частных военных компаний является Россия.

Читать еще:  Адмирал Кузнецов - авианосец российского флота, вооружение и характеристики тяжелого авианесущего крейсера ВМФ РФ, какая длина и размеры

Не секрет, что Россия имеет богатую военную историю. На протяжении веков в больших и малых конфликтах русские доказывали, что в случае необходимости умеют воевать как мало кто другой. Поэтому появление русских на рынке частных военных услуг было исключительно вопросом времени. Ввиду довольно сложного в экономическом и социальном отношении периода, переживаемого Россией накануне XXI века, воспользоваться западным опытом работы ЧВК долгое время никому не приходило в голову. Вкупе с общей разрухой на рубеже тысячелетий в России началась гражданская война в Чечне, потребовавшая значительных людских ресурсов и еще больше дестабилизировавшая общество. Только после окончания Второй чеченской кампании в 2009 году, когда тысячи молодых людей, испробовавших на себе войну, остались не у дел, в военной среде начались первые, тогда еще робкие разговоры о ЧВК.

Но первая серьезная попытка занять новый рынок была предпринята лишь спустя несколько лет, в 2013 году. Именно тогда была сформирована и зарегистрирована первая «официальная» российская ЧВК «Славянский корпус». Поскольку российское законодательство запрещает наемничество как таковое, регистрировать фирму пришлось в Гонконге. Первым контрактом компании стала охрана нефтяных месторождений в Сирии, где к тому времени уже два года шла война. Для выполнения поставленной задачи было сформировано подразделение, состоящее из двух рот, общей численностью чуть меньше 300 человек.

Однако в результате непродуманной логистики и откровенной халатности командования первое же боестолкновение «Славянского корпуса» оказалось для него последним — колонна подверглась обстрелу и, не получив поддержку, вынуждена была отступить на аэродром, откуда в срочном порядке эвакуировалась в Россию. И вот здесь начинается самое интересное. Сразу же после приземления все участники «Славянского корпуса» были арестованы сотрудниками ФСБ по обвинению в наемничестве. После долгого судебного разбирательства некоторые получили реальные сроки до трех лет тюремного заключения.

Все руководители компании от дальнейших планов по развитию ЧВК отказались. Все, кроме одного.

Помощь придет

Одним из взводных командиров «Славянского корпуса» был бывший офицер спецназа ГРУ, тогда еще никому не известный человек по имени Дмитрий Уткин. Очень скоро, буквально через год, его позывной «Вагнер» станет именем нарицательным, синонимом понятия «российская ЧВК».

В 2014 году, когда конфликт на Юго-Востоке Украины перерос в настоящую гражданскую войну, так называемому народному ополчению (жителям Донбасса, несогласным с действиями центральных властей Украины) отчаянно требовалась военная помощь, выходящая далеко за рамки того, что может официально предоставить Российская Федерация. Такой помощью стало вмешательство внезапно сформированной безымянной ЧВК, которая появилась на Донбассе неожиданно для обеих сторон конфликта. Первой серьезной операцией новой военной силы стал так называемый Дебальцевский котел — масштабное окружение в феврале 2015 года, в которое попали, по разным оценкам, от 5000 до 8000 украинских военнослужащих. За неимением названия новую ЧВК начали именовать по позывному ее руководителя, вначале даже не склоняя, — «ЧВК Вагнера». Тогда «вагнерá» показали себя наилучшим образом, действуя эффективнее не только местного ополчения, но и штатных армейский формирований, уступая разве что спецподразделениям российской армии. Однако в том же 2015 году широкомасштабные военные действия на Юго-Востоке Украины были окончены. А «Вагнер» остался.

В Сирию за деньгами

Гегель писал, что история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, а второй — в виде фарса. Это как нельзя лучше описывает дальнейшую судьбу «ЧВК Вагнера». После окончания активных боевых действий на Украине «Вагнер» вновь вернулся в Сирию, на этот раз обладая куда большими силами и административным ресурсом. Непосредственная связь «Вагнера» и российского Министерства обороны была очевидна с самого начала. Очевидно, что в специфике российских реалий никакой чисто коммерческой организации ни за какие деньги просто не позволили бы участвовать в украинских событиях. Впрочем, полностью исключать коммерческую составляющую нельзя, ведь для рядового сотрудника компания «Вагнера» все-таки является более-менее типичной ЧВК — в первое время заработная плата наемника в «песках» могла достигать 300 000 рублей в месяц и более. Правда, по мере роста потока сотрудников и авторитета компании расценки сильно упали, практически вдвое, да и то с подводными камнями. А уж о том, чтобы родственники могли получить страховку в случае гибели бойца, никто уже и не думал.

Но вернемся к Вагнеру. Заручившись поддержкой на высочайшем уровне и доказав свою лояльность государству, Дмитрий Уткин развернул по-настоящему масштабную деятельность в Сирии. С осени 2015 года число сотрудников компании, пребывающих на территории Сирийской Арабской Республики, практически не опускалось ниже отметки 1000 человек. Это притом что по условиям контракта каждые три месяца предусмотрена ротация. То есть совокупно число сотрудников этой компании может превышать три тысячи человек. Наряду с российскими ВКС, «ЧВК Вагнер» стал главной силой, помогающей Башару Асаду удержать власть в стране. Российские наемники показали себя как самодостаточные и сверхмотивированные воинские формирования, способные эффективно выполнять задачи любого уровня сложности. Именно «вагнеровцам» принадлежит авторство одной из самых известных операций сирийской компании — освобождение Пальмиры.

Читать еще:  Охота на дикого голубя

Разумеется, за эффективность нужно платить. На войне главной разменной монетой являются человеческие жизни, и Вагнер в этом отношении оказался на удивление щедрым человеком. По оценкам непосредственных участников событий, средний уровень боевых потерь достигает 30-35%. Уже в первые месяцы участия России в сирийском конфликте стали расползаться слухи, что Вагнер с молчаливого одобрения Кремля просто утилизирует наиболее пассионарных граждан России. Однако даже это не разрушило ореол таинственности и юношеского романтизма российских ЧВК. Вместе с потоком желающих попробовать себя в роли «солдата удачи» росло количество компаний, якобы предоставляющих такую возможность. Иногда, как в случае с ЧВК «Туран», речь шла о чистом вымысле, порожденном ошибкой журналистов. Иногда же за ЧВК выдавалась работа штатных спецподразделений (ССО) Министерства обороны РФ, действующих под прикрытием. Самым известным примером такой химеры является ЧВК «Патриот».

Экспансия российских ЧВК

«Черным четвергом» российских ЧВК стало 8 февраля 2018 года, когда колонна из нескольких сот «вагнеровцев» была уничтожена огнем артиллерии и авиации вооруженных сил коалиции во главе с США. Тогда, по разным оценкам, погибло от 200 до 600 человек. Причины столь серьезного провала официально не названы до сих пор и вряд ли когда-либо будут представлены широкой аудитории. Одной из самых циничных и в то же время реалистичных причин, приведших к таким вопиющим потерям, стал конфликт руководства «Вагнера» и высших чинов Министерства обороны РФ. Причиной конфликта могло послужить все что угодно, но, вероятнее всего, Вагнер поверил в собственную незаменимость и решил показать характер, чего официальные власти очень не любят. Исходя из этого можно предположить, что «золотой век» Вагнера остался в прошлом и в ближайшем будущем его ждет усиленное внимание и давление со стороны государственных структур. А поскольку необходимость в услугах ЧВК, как и рыночная возможность их предоставления, в России никуда не денется, очень скоро мы сможем наблюдать начало здоровой конкуренции и неизбежный выход русских на международный рынок частных военных услуг. Впрочем, это уже началось.

Одним из первых засвидетельствованных появлений россиян на рынке серьезных ЧВК стала компания PMC FDG Corp., созданная в 1996 году, но претерпевшая значительные организационные изменения после прихода в ее руководство бывшего российского офицера Дмитрия Смирнова в 2010 году. С тех пор компания успешно действует на территории Афганистана и Ирака, выполняя в основном разовые спецоперации. Впрочем, есть и «чистые» ЧВК, состоящие только из россиян. Например, компания «РСБ-Групп», зарегистрированная в России как ЧОП (частное охранное предприятие), по факту заявляет стандартный перечень услуг ЧВК. Правда, при этом на сайте организации подчеркивается, что компания не занимается наемничеством и не участвует в военных конфликтах на стороне других государств. Очевидно, такой прием используется ввиду специфики российского законодательства, которое, к слову, не первый год пытаются изменить в сторону легализации ЧВК. А до тех пор, пока этого не произошло, желающие работать на рынке частных военных услуг вынуждены искать лазейки и пути обхода законодательных препятствий.

Между тем уже известны случаи, когда интерес к русским специалистам проявляют иностранные компании. Например, ЧВК Centurion, изначально заявляющая себя как консалтинговая компания, набирает в свои ряды российских офицеров запаса из состава элитных подразделений. В качестве работы будущим сотрудникам предлагается не стандартное участие в боевых действиях и охране объектов, а консалтинг вооруженных сил, сотрудников полиции и частных служб безопасности в странах второго и третьего мира. На практике же в зависимости от квалификации сотруднику может быть предложена только аналитическая и аудиторская работа, не предполагающая даже выезд за границу. Возможно, именно такая бизнес-модель окажется «золотой серединой», позволяющей разделить коммерческую и политическую сферы.

В целом, рассматривая специфику российских частных военных компаний, можно отметить два очевидных факта. С одной стороны, российская власть, и в особенности спецслужбы, не желают допускать деятельность «самостоятельных» ЧВК, продолжая использовать схожие структуры для достижения своих политических целей. С другой стороны, в России проживает масса неустроенных в жизни людей, обладающих колоссальным боевым опытом и желающих этот опыт реализовывать на коммерческой основе. В результате получается довольно специфическая ситуация, когда действуя с массой правовых ограничений, российские ЧВК обладают значительным потенциалом развития и способны оказать серьезное влияние на рынок частных военных услуг. На сегодняшний день объем этого рынка, по приблизительным подсчетам, составляет порядка $400 млрд. Даже сейчас, в полулегальном положении, русские наемники благодаря сочетанию высоких профессиональных качеств и низких зарплатных ожиданий могут начать демпинг, доставляя массу неудобств старым рыночным игрокам. В том же случае, если деятельность ЧВК в России будет полностью легализована, можно с большой долей вероятности говорить о грядущем переделе рынка такого масштаба, что вполне вероятно обострение геополитической обстановки вплоть до прямых столкновений представителей США и России.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector