3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сирия и Египет напали на Израиль. Война Судного дня

Сирия и Египет напали на Израиль. Война Судного дня

К осени 1972 года египетский президент Анвар Садат был убежден, что единственный способ сломать неблагоприятный дипломатический застой — начать новую войну против Израиля. Цель войны состояла в полном возврате Синая, но никаких иллюзий у Египта относительно трудности достижения этой цели не было, и даже достаточно большой плацдарм к востоку от Канала представлялся стоящим приобретением. Сирия, недолго думая, присоединилась (как сегодня развиваются события в этой ближневосточной стране по ссылке).

Анвар ас-Садат на обложке журнала TIME.ближневосточная смута. Президент Египта с 1970 по 1981 гг.

Время начала операции зависело от скорости поставок Советским Союзом необходимой помощи, погодной обстановки и готовности израильтян. Главные планы дезинформации преследовали цель убедить израильтян в наличии конфликта с русскими и замаскировать наращивание сил на Голанских высотах и Суэцком канале. Была выбрана дата 6 октября 1973 года, так как «Цахал» будет несколько дезорганизован религиозным праздником Йом Киппур, и будет ожидать того же от арабских сил, также отвлечённых праздником Рамадан. Атака была назначена на субботу 6 часов вечера, когда на Голанах израильским солдатам солнце будет светить в глаза, а сумерки дали бы Египтянам время навести переправы через Канал прежде, чем им смогут помешать израильские военно-воздушные силы.

Война Йом-Кипур. Иллюстрация

Война началась в 1400 6 октября 1973 г. во время празднования Судного дня (Йом Кипур), в день, когда большинство израильских военнослужащих проводило в молитвах, будучи в отпусках и увольнениях. Подготовка к нападению шла в глубокой тайне, и вторжение арабов стало полной неожиданностью для израильтян. Египетские и сирийские войска одновременно двинулись на еврейское государство с двух сторон. В первые часы и дни потери ЦАХАЛа были огромны, организовать полноценное сопротивление Израилю не удавалось.

Египетские силы вторжения насчитывали 600 тысяч человек, 2000 танков, 2300 орудий, 160 батарей противовоздушных ракет, 550 боевых самолетов. При этом на стороне египтян было преимущество внезапного нападения. Египтянам противостояли несколько сот израильских солдат, находившихся на Синае в бункерах на линии Бар-Лева.

Сирийцы атаковали израильские укрепления на Голанских высотах. Израильтяне отчаянно оборонялись, но сирийцы постепенно оттеснили их к мосту Бнот-Яаков через Иордан.

Израильская артиллерия ведет огонь по сирийским позициям

Осторожность некоторых израильских командиров привела тому, что части закалённой 7-ой бронетанковой бригады находились на своих позициях на Голанских высотах, и эта прозорливость оказалась главным фактором, поломавшим сирийские планы. Оборона «Пурпурной линии» на высотах была возложена на одну пехотную и одну бронетанковую бригаду, 188-ую бронетанковую бригаду «Барак» (молния); последняя имела четыре батальона, всего 90-100 танков, поддерживаемых 44 105мм и 155мм самоходными орудиями. 7-ая бригада имела приблизительно 105 танков, но на момент удара сирийцев боеготовой была только часть соединения. На своё счастье израильтяне тщательно разместили замаскированные огневые позиции, минные поля и противотанковые препятствия, направив возможные сирийские атаки по крайне труднопроходимым участкам. Однако приблизительно 200 израильским танкам противостояли приблизительно 1260 сирийских и нескольким сотен единиц другой бронетехники.

Боевые действия на сирийском фронте / wikipedia.org

Сирийские атаки 6 октября были сдержаны израильскими танкистами, несмотря на необычайно интенсивный огонь сирийской артиллерии. Первые вражеские волны, достигнув противотанковых рвов, были отброшены; последующие волны, которые преодолевали рвы, используя танки — мостоукладчики и бульдозеры, были приостановлены местными израильскими контратаками. В последующих ночных боях 7-ой бронетанковой бригаде удалось удержаться на своих позициях на севере, но на юге хуже защищённая линия обороны бригады «Барак» была прорвана с тяжелыми потерями. 46-ая танковая бригада 5-ой пехотной дивизии сирийцев прорвалась около Рафида, и к рассвету уже находилась в прямой видимости от израильских поселений на Галилейском море.

Довольно быстро израильтянам удалось переломить ход событий на севере. К третьему дню войны на помощь войскам Северного фронта стали поступать свежие подкрепления. Перегруппировав свои силы, утром в среду 10 октября, израильтяне перешли в контрнаступление. Сирийцы, уже измотанные оборонительными действиями ЦАХАЛа и потерявшие около 500 единиц бронетехники, отступили за линию прекращения огня. К концу 9 октября долина к северу от Эль-Кунейтры, по которой атаковали арабы на севере, была усеяна горящими сирийскими танками, грузовиками и бронетранспортерами.

Танковое сражение в «Долине слез» / wikipedia.org

12 октября правый фланг Ланера подвергся мощной атаке. Это была иракская 3-я бронетанковая дивизия, подошедшая на помощь сирийцам совместно с иорданской 40-ой бронетанковой бригадой. По необъяснимой причине иракцы приостановились, отложив развитие атаки на следующий день и дав израильтянам время организовать мощную засаду. Под ударами с флангов иракцы потеряли 80 танков, прежде чем отступить. Нескоординированная атака 18 октября обошлась Ираку и Иордании в 60 иракских и 20 иорданских танков, сгоревших на поле боя. Это было последнее большое танковое сражение на сирийском фронте.

Египетский зенитно-ракетный комплекс захваченный израильскими военными

На суэцком фронте события развивались по схожему сценарию.

Египтяне нанесли удар в субботу после полудня, 6 октября и воплотили в жизнь блестяще задуманное и выполненное форсирование Суэцкого канала. Занимаемые небольшими силами укрепления израильской «Линии Бар-Лева» были подавлены артиллерийским огнём, а израильские ВВС удерживались на расстоянии мощным оборонительным поясом ПВО. Амфибийные штурмовые группы переправились через канал и, как только понтонные мосты были установлены, за ними последовали большие массы пехоты. Вперёд были высланы противотанковые подразделения, которые разместили свои ракеты «Малютка» на путях вероятного подхода израильских танков для деблокирования осаждённых укреплений. Первое значительное столкновение бронетанковых сил произошло, когда плавающие танки ПТ-76 и бронетранспортёры БТР-50 130-ой бригады морской пехоты попытались штурмовать входы на перевалы Гиди и Митла. Их тонкая броня не обеспечивала защиту против 105мм пушек израильских танков, оборонявших проходы, и атака была быстро отбита. Египтяне начали переправлять через канал основные танки на паромах.

Tugtncrbt подразделения пересекают Суэцкий канал

Танковые атаки, без достаточной поддержки пехоты, наткнулись на замаскированные позиции египетской пехоты, насыщенные противотанковыми командами с РПГ и ракетами «Малютка». Понеся тяжелейшие потери среди командиров танков в 1967 году, израильские танкисты предпочитали вести бой, «не высовываясь», израильские танки были отброшены с тяжёлыми потерями.

Уничтоженные израильские танки возле египетского города Исмаилия / wikipedia.org

Израильтяне ожидали, что египтяне, предпримут попытку главного прорыва в центральном Синае, и вместо того, чтобы терять танки от египетских ракет, они решили подготовиться именно к такому наступлению. Израильское командование справедливо предположило, что атакуя, египтяне выйдут из под прикрытия своих ПВО, и их танковые клинья подвергнуться израильским воздушным ударам.

Израиль стал спешно собирать ядро бронетанковых сил на юге. Генеральный штаб ЦАХАЛа принял решение: в течение ночи значительная часть войск, высвобождающаяся после поражения Сирии, была переброшена на мобилизованных по всей стране автобусах, такси, легковых машинах и т. п. на Южный фронт. Продвигающиеся вперёд египетские дивизии были остановлены и скованы фронтальными боями. Решающую роль и победную точку в войне выполнил изящный и блестящий маневр Резервной бронетанковой дивизии израильтян под командованием генерал-майора Ариэля Шарона.

Утром 14 октября египетская и израильская армия сошлись в величайшей после Курского сражения (во время Второй мировой войны) танковой битве. Сражение продолжалось целый день, атака египтян захлебнулась, их бронетанковые части были почти полностью уничтожены. Египетские механизированные колонны быстро оторвались от поддерживавшей пехоты и столкнулись израильтянами в классическом встречном танковом бою, где израильтяне имели решающее превосходство в подготовке наводчиков и в оснащении. К вечеру египтяне потеряли 260 танков и 200 других единиц бронетехники, в то время как Израильтяне потеряли только около 40 танков.

Боевые действия на синайском фронте с 15 по 24 октября/ Источник: wikipedia.org

Израильтяне форсировали Суэцкий канал и вступили в Египет, остановившись всего лишь в ста километрах от Каира, столицы государства. Египет запросил посредничества ООН для заключения перемирия. В результате Генри Киссинджер, государственный секретарь США, был приглашен в Москву для обсуждения условий соглашения о прекращении огня.

Танковое сражение за «Китайскую ферму»/ 17 октября 1973/ wikipedia.org

Между США и СССР нарастало опасное напряжение. Советский Союз поставил арабам огромное количество вооружения и боеприпасов не только до войны, но и в ходе ее, прибегая к методу непрерывного «воздушного моста». Америка, вслед за Советским Союзом, тоже пустила в ход «воздушный мост», по которому в Израиль начали поступать самолеты, военное снаряжение и противотанковое оружие.
Киссинджер прибыл в Москву 20 октября. По его соглашению с советскими дипломатами Израиль должен был воздержаться от полного уничтожения арабских армий; вместо этого «немедленно и одновременно» с заключением перемирия должны были начаться прямые переговоры между Израилем и Египтом, направленные на достижение «справедливого и длительного мира» в данном районе. 22 октября Совет Безопасности ООН одобрил совместный американо-советский призыв к прекращению огня.

Пока продолжались переговоры о перемирии, израильские силы продолжали продвигаться вперед. К моменту, когда прекращение огня вошло в силу, они успели окружить 20-тысячную отборную Третью египетскую армию, прижатую к южной части Суэцкого канала. Египтяне справедливо опасались, что Третьей армии придется сдаться в плен, и этого ни в коем случае не хотели допустить их советские покровители.

Читать еще:  11 сентября, правда про терракт в США, взрыв башен-близнецов, сколько человек погибло, количество жертв

Израильские войска на дороге Суэц-Каир

24 октября русские направили президенту Никсону послание, в котором угрожали своим военным вмешательством в арабо-израильский конфликт, если Америка не настоит на отводе израильских сил с передовых позиций к западу от канала и снятии блокады с окруженной Третьей египетской армии. Президент Никсон приказал привести в боевую готовность американские ядерные силы по всему миру.

Однако, перемирие всё же вступило в силу. После этого ещё происходили отдельные столкновения вплоть до организации буферной зоны Чрезвычайными Вооруженными Силами ООН (UNEF). При посредничестве ООН удерживалось хрупкое перемирие, и в январе 1974 года израильтяне под контролем ООН согласились вывести войска с западного берега Суэцкого канала.

Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев и Президент США Р.Никсон

За 18 дней войны ЦАХАЛу удалось остановить наступление арабских армий, перейти в контрнаступление на обоих фронтах, запереть в Синае 3-ю египетскую армию и перенести военные действия на египетский берег канала. К моменту прекращения огня силы ЦАХАЛа проникли на вражескую территорию на расстояние 20 миль к Западу от Суэцкого канала.

Египет и Израиль подписали соглашение о прекращении огня от 11 ноября 1973

Сирийцы потеряли около 3500 солдат убитыми и около 1200 танков. Египетские потери составили около 15 тысяч убитыми и свыше 1 тысячи танков. В израильском плену оказались 370 сирийских и 8 тысяч египетских военнослужащих. Потери Израиля также были велики — 2552 человека убитых и около 7000 раненых. Израильские ВВС потеряли более 100 самолетов, бронетанковые войска — 800 танков. Не простившая себе эти потери премьер-министр Голда Меир через несколько месяцев после окончания войны ушла в отставку.

Голда Меир. Премьер-министр Израиля с 1969 по 1974

Октябрьская война 1973-го года

История знает немало примеров того, как нежелание идти на компромисс, безрассудность и политическая глухота приводила противоборствующие стороны к кровопролитным трагедиям, позорными пятнами ложащимся на виновников столкновения. Как яркий пример такого поведения – трагедия 6 октября 1973-го года – день, когда назревавший долгие годы конфликт между двумя ближневосточными государствами вылился в открытое военное противостояние. Именно в этот день сорок лет назад в еврейский праздник Йом-Киппур египетские вооруженные силы совместно с сирийскими военными внезапно атаковали расслабившийся Израиль. Данное столкновение длилось восемнадцать суток и было четвертым по счету масштабным арабо-израильским конфликтом, получившим название «войны Судного дня».

Инициатором военного наступления на территорию Израиля стали два государства Ближнего Востока: Египет и Сирия. Дипломаты этих стран неоднократно пытались вести переговоры с израильскими властями по вопросу возврата захваченных еще в 1967-ом году земель. Однако Израиль категорически отклонял поступающие от соседей предложения, вынудив арабов пойти на крайние меры и подписать так называемое «правило трех «нет», предполагающее отказ от переговоров, от признания и от мира с еврейским государством. Это положило начало вялотекущему политическому конфликту, который в истории остался под заглавием «война на истощение». Возвращение отнятых когда-то земель превратилось для арабов в дело принципа, запоздалое стремление отмыться от бесчестья, полученного в предыдущей «Шестидневной войне».

Одержав довольно быструю и убедительную победу в войне 1967-го года, Израиль был совершенно уверен в том, что арабы, не умеющие, по их мнению, толком воевать, не посмеют в ближайшие десятилетия нападать на них. Вдоль Суэцкого канала израильтяне возвели мощные укрепления, названные «линией Бар-Лева (от имени их разработчика – генерала Хаима Бар-Лева). Они состояли из нескольких полос обороны глубиной от тридцати до пятидесяти километров. Первая полоса проходила вдоль Суэцкого канала и включала в себя противотанковый вал двадцатиметровой высоты (протяженностью около ста шестидесяти километров) с оборудованными на гребне взводными опорными пунктами. Каждый взвод пехотинцев поддерживал танковый взвод. Внутри вала располагались трубопроводы, обеспечивающие поступление нефти в канал. В критической ситуации предполагалось ее выпустить и поджечь. Между полосами обороны шла дорога, патрулируемая группами танков и мотопехоты. Дорога предназначалась для переброски батареи САУ на угрожаемый участок. Основой второй линии были ротные опорные пункты, способные, по расчетам, держаться автономно более пяти дней. И, наконец, в тридцати километрах от канала в резерве стояли три бронетанковых бригады. Сооружение «линии Бар-Лева» обошлось Израилю в триста миллионов долларов. На Голанских высотах (сирийский фронт) также был возведен оборонительный рубеж протяженностью в семьдесят пять километров. Основу составляли расположенные на высотах опорные пункты, включавшие в себя вкопанные в грунт танки (около двенадцати единиц на один километр фронта). Был на высотах и свой канал – ров шириной шесть и глубиной четыре метра. И на Сирийском, и на Суэцком направлениях израильтяне готовились к оборонительной войне, а успех мотомеханизированных частей в предыдущих битвах на полуострове привел их командующих к переоценке значения танков и недооценке пехоты и артиллерии. За эти ошибки пришлось расплачиваться кровью.

Зародившееся еще в 1967-ом году стремление Египта вернуть оккупированные соседом Синайский полуостров и Голанские высоты и восстановить территориальную целостность, приобрели первостепенную важность после того, как осенью 1970-го к власти в Египте после смерти президента Гамаля Абдель Насера пришел его преемник Анвар Садат. Учтя совершенные ошибки, египтяне провели огромную работу по наращиванию и укреплению своей боевой мощи, а также разработке новой военной стратегии. Подготовка к будущему выступлению была начата жаждущими реванша арабами еще в 1971-ом, когда неподалеку от Александрии и Каира были построены специальные учебные центры, «кусочки линии Бар-Лева», на которых мобилизованные египетские вооруженные силы отрабатывали практические навыки по ведению боевых действий в условиях форсирования канала и преодоления высот в холмистой местности.

В составе египетских вооруженных сил возросло число саперных подразделений. Особое внимание уделялось доставке техники на плацдарм – втаскивать и спускать с вала тяжелые машины занятие медленное и не самое приятное. Кроме того египтяне решили использовать не совсем обычный подход для решения проблемы продвижения тяжелой техники через попадающиеся на пути песчаные валы. В течение лета 1973-го года в ФРГ и Англии ими были закуплены около ста шестидесяти водяных пушек – водометов. Задумка была проста и гениальна: вместо того, чтобы преодолевать препятствие через верх, было решено с помощью водометов размывать проходы в рыхлых песчаных валах.

Следующим шагом было привлечение к делу нападения на обидчиков еще одного недовольного соседа, Сирии. Для отвлечения внимания и сил израильтян она должна была начать боевые действия со стороны Голанских высот, а ведение Израилем войны сразу на двух направлениях позволяло значительно увеличить шансы египтян на победу. Согласно некоторым источникам дополнительным толчком к вступлению в войну этого арабского государства послужило нападение израильской авиации на сирийские МИГи 13 сентября 1973-го года. Воздушное столкновение, в котором израильтянами было сбито двенадцать сирийских самолетов, произошло над Ливано-Сирийской границей.

Одним из усвоенных уроков «Шестидневной войны» стало массовое перевооружение армий Сирии и Египта. Огромный вклад в их оснащение более современной военной техникой был внесен СССР, который поставлял в Египет не только свои танки различных модификаций, но и опытных инструкторов, обучавших солдат правильному ведению боя с использованием бронетанковой техники. Арабы оснастили свою армию большим количеством ПТУРов «Малютка», которые были способны быстро и эффективно уничтожать технику противника. Периодически проводимые учения, которые поначалу насторожили израильскую разведку и пограничные наряды, в конце концов, стали восприниматься соседями как норма.

Не менее внимательно арабы подошли и к вопросу о выборе дня наступления, которым стал один из главных иудейских праздников Йом-Киппур (День искупления). Им было известно, что Судный день израильтяне проводят в молитве, а города как будто бы вымирают: не работают учреждения и общественный транспорт, а радио и телевидение приостанавливают свое вещание. Однако хитрый противник не учел того факта, что именно отсутствие загруженности транспортных магистралей позволило израильтянам в конечном счете быстро провести мобилизацию и получить подкрепление вскоре после начала наступления.

Называть атаку египтян и сирийцев внезапной будет не совсем правильно, ибо доподлинно известно, что уже ранним утром, задолго до начала вторжения, в Израиле была объявлена мобилизация. Принятия срочных мер, некоторые члены правительства Израиля требовали давно, а регулярно поступающие сведения разведки о готовящемся наступлении беспокоили все правящие круги этой страны. Однако неуверенность и нерешительность премьер-министра Голды Меир, на которую оказывалось давление со стороны госсекретаря США, а также скептицизм тогдашнего министра обороны Моше Даяна оказались в итоге решающими.

Внезапной для израильских военных оказалась та мощь, с которой противник 6 октября обрушился на удерживаемую ими территорию Синая. Описывая танковые сражения Четвертой арабо-израильской войны, многие историки сравнивают их с такими грандиозными историческими событиями как Курская битва во Вторую мировую. Очевидцы боев вспоминают о расстилавшейся до горизонта бесчисленной армаде египетских танков, двинувшихся на израильтян. Земля постоянно содрогалась от разрывов артиллерийских снарядов. Это было одно из самых массовых танковых сражений в мировой истории. Ровно в 14:00 на позиции израильтян был совершен авиационный налет, а пятью минутами позже египетская артиллерия нанесла сокрушительный удар, в котором поучаствовало более двух тысяч орудий и минометов. О подготовленности наступления красноречиво свидетельствует тот факт, что всего через двадцать минут египтяне уже вывели из строя все огневые точки обороны израильтян, а спустя еще десять минут находились на вершине вала, перенеся огонь вглубь обороны. Их войска форсировали Суэцкий канал на всем протяжении, одновременно готовя проходы для техники в семидесяти заранее обозначенных местах. После обеда ликующий Анвар Садат позвонил послу Советского Союза в Каире Владимиру Виноградову и прокричал в трубку: «Мы пересекли канал! Мы на восточном берегу. Египетский флаг на восточном берегу!».

Читать еще:  Армения получила оружие, которого нет у России!

Израилю в «войне Судного дня» помог СССР

Сорок лет назад, 6 октября 1973 года, началась четвертая арабо-израильская война. Есть у нее и другие названия, например, «война Судного дня». В преддверии 40-летней даты израильское правительство рассекретило часть документов, касающихся этого непродолжительного вооруженного конфликта между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Сирией, с другой.

Из интернета можно узнать, что по количеству танков и по ожесточенности боев «война Судного дня» превзошла танковые сражения Второй мировой войны, даже одно из самых массовых столкновений бронетанковых сил на Курской дуге. О самом результативном танкисте в истории бронетехники, лейтенанте Цви Грингольде, который за полутора суток уничтожил до 60 танков противника. Про арабо-израильскую войну написано много книг, но еще больше сложено небылиц.

Из-за просчетов высшего политического и военного руководства Израиля, о чем через четыре месяца после окончания войны публично сказала премьер-министр страны Голда Меир, Израиль едва не оказался разгромленным, спустя всего шесть лет после своей достаточно убедительной победы в Шестидневной войне (июнь 1967 года). Потери израильтян в «войне Судного дня» составили 2 656 человек. Более 10 тысяч раненых. Таких больших потерь не было даже во время Войны за независимость в 1948 году. Вскоре Голда Меир вынуждена была уйти с поста главы правительства, ее сменил начальник генштаба во время Шестидневной войны, посол Израиля в США, 52-летний Ицхак Рабин.

Предпосылкой нападения Египта и Сирии на Израиль явился воздушный бой в небе над границей между Ливаном и Сирией 13 сентября 1973 года, когда израильские летчики сбили дюжину самолетов МИГ-21 военно-воздушных сил Сирии.

Сирийские войска перешли установленную ООН после войны 1967 г. линию перемирия, так называемую «Пурпурную линию», и атаковали укрепления на Голанских высотах в районе Эль-Кунейтры силами трех пехотных, двух танковых дивизий и отдельной танковой бригады. В каждой из трех пехотных дивизий насчитывалось по двести танков. Сирийцам противостояли одна пехотная и одна танковая бригады армии Израиля, а также часть подразделений 7-й танковой бригады. В четырех батальонах 188-й танковой бригады было до сотни танков (в основном — «Центурионы») и 44 105- и 155-мм САУ. Общее число израильских танков на Голанских высотах составило 180-200 боевых машин.

«Во всех арабо-израильских войнах побеждал Израиль, в том числе и в «войне Йом-Кипур», потому что среди них было еще очень много людей, которые помнили, как они брали Берлин», — сказал «Правде.Ру» президент Института изучения Израиля и Ближнего Востока Евгений Янович Сатановский.

По мнению эксперта «Правды.Ру», вооруженные силы Израиля вышли победителями из противостояния с арабскими государствами, потому что в их армии был «на четверть наш народ».

«Невозможно сравнивать два государства, где есть танкостроение и где оно отсутствует. Вопрос в экипажах. Сколько бы времени наши ребята не готовили своих арабских коллег — результат все равно оказывался плачевным. За единственным исключением. У Иордании, где вообще-то все хорошо было с вооруженными силами, по причине того, что король Хусейн был крайне серьезным военным летчиком и к своей армии соответственно относился. Кстати замечу, там была и великолепная авиация.

И единственная война, где Израилю пришлось воевать серьезно — это бои с иорданцами. Но это было в 1967-м году. К 1973-му году король Хусейн уже все потерял, и Западный берег и Восточный Иерусалим, и с тех пор Иордания с Израилем уже не воевала. У иорданцев были британцами подготовленные танковые части. Что касается израильской танковой школы, в принципе, это советская танковая школа. В прямом смысле. Летчики, разведчики, танкисты, артиллеристы Израиля — это воспитанники Советской армии, прошедшие Вторую мировую войну. На тот момент эта школа была, безусловно, лучшей в мире».

Неизвестно еще, как бы обернулись события войны 40-летней давности, если бы ветеранам Великой Отечественной войны, воевавшим за Израиль, противостояли бы советские военные советники при арабских вооруженных силах.

«Как таковых советских военных советников в 1973 году в Сирии и Египте уже не оставалось, — утверждает в интервью «Правде.Ру» генерал армии, президент Российской академии военных наук, доктор военных наук, доктор исторических наук, профессор Махмут Ахметович Гареев, который в 1970–1971 годах был главным военным советником в Объединенной Арабской Республике (ОАР). — Если бы они оставались, арабы действовали бы лучше. Были допущены две ошибки.

С правой стороны, если смотреть со стороны советского командования, была 3-я армия, с левой — 2-я армия. В стык между ними, в районе Горького озера, израильтяне и нанесли удар. А египтяне решили, раз там озеро, то танки туда не пойдут. Этот просчет и поставил египетскую армию на грань поражения. Во-вторых, захватив большой плацдарм на другой стороне Суэцкого канала, израильтяне вышли на войска второго эшелона, которые были лишены средств борьбы с танками, поскольку почти все свои противотанковые средства передали в первую эшелонированную линию».

«Правда.Ру» попросила своего собеседника прокомментировать следующий, выловленный на просторах рунета, пассаж: «Израильский рекорд дальности танкового огня в бою (не на учениях) был достигнут во время операции в Ливане. Тогда была поражена цель на расстоянии 5600 метров выстрелом штатным снарядом из башенного орудия танка МАГАХ 6 бет

«Полная ерунда, — отозвался об этой блогерской находке генерал Гареев. — Дальность прямого выстрела из танка никогда не превышала полутора-двух километров. Это могло быть какое-то случайное попадание. Сейчас на этот счет у каждого свои фантазии. Придумывают что-то».

В заключение приведем мнение военного историка Михаила Никольского, изложенное им в книге «Бронетехника в ближневосточных войнах»: «Всего в пяти арабо-израильских войнах с обеих сторон принимали участие около 32 тысяч танков, 4200 из них были подбиты или полностью выведены из строя. Так, в войне 1967 года (по западным данным) арабы потеряли 1100 танков, Израиль — 900 (соотношение потерь 1:1,2); в войне 1973 года — арабы потеряли 2400 машин, Израиль — 2500 (примерно 1:1), в войне 1982 года 250 к 450 (соотношение 1:1,8).

На фоне тотального проигрыша борьбы за господство в воздухе (особенно в войне 1967 года) эти цифры впечатляют. Необходимо также учитывать, что значительная часть арабских танков была уничтожена авиацией, таким образом, соотношение чистых потерь танки против танков будет явно в пользу арабов, что полностью развенчивает миф о техническом превосходстве западных боевых машин. Хуже подготовленные танкисты Сирии, Египта, Ирака на Т-54, Т-62 и Т-72 смогли выиграть противоборство с «Центурионами», «Супер Шерманами», М60 и «Меркавами».

Читайте самое интересное в рубрике «Мир»

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

«Война Судного дня»: затрещина, которая отрезвила элиты Израиля

Константин Богданов, обозреватель РИА Новости.

Сорок лет назад, 6 октября 1973 года, внезапным нападением Сирии и Египта на Израиль началась Четвертая арабо-израильская война, она же «война Судного дня». В итоге эта война сложилась удачно для Израиля, хотя первые ее дни легко могли привести еврейское государство к военной катастрофе. По сути же, «война Судного дня» резко отрезвила израильские элиты и заставила их всерьез заняться мирным процессом на Ближнем Востоке, который они до того высокомерно игнорировали.

Долгое «накануне»

Война 1973 года была предрешена «шестидневной войной» 1967-го примерно так же, как Вторая мировая неизбежно следовала из результатов Первой. Внезапный блицкриг израильской армии, разнесшей арабов в 1967 году и приведший к оккупации Синая, Голанских высот (и, что важнее, западного берега реки Иордан с Иерусалимом), логично подогревал арабский реваншизм. Который в данном случае и реваншизмом-то можно называть, только если отрешиться от негативного эмоционального фона этого слова. Поскольку налицо было стремление силой восстановить территориальную целостность.

Обе стороны выражали категорическое нежелание договариваться. Израиль отвергал одну за другой схемы примирения. В ответ арабы подписали так называемую «хартумскую декларацию», так же известную как «правило трех «нет»: нет миру с Израилем, нет переговорам с Израилем, нет признанию Израиля. Начался мутный малоинтенсивный конфликт, получивший прозвище «войны на истощение».

Осенью 1970 года скончался президент Египта Гамаль Абдель Насер, на его место пришел Анвар Садат, который поставил своей целью возвращение отторгнутого Синая.

Вечером Судного дня

Дату нападения выбрали целенаправленно: удар наносился 6 октября — в 1973 году на этот день выпадал важнейший у иудеев религиозный праздник Йом-Киппур, «День искупления» или, что более привычно, «Судный день». Этот день предписывается проводить в посте и молитвах о покаянии.

Вечером этого дня Израиль вымирает: ограничения на деятельность накладываются еще более строгие, чем в традиционные субботы. Закрываются учреждения, останавливаются предприятия, прекращают свое вещание телевидение и радиостанции. Не работает общественный транспорт и не принято садиться за руль, из-за чего магистрали пустуют.

Так что момент выбирался тщательно. Впрочем, постфактум некоторые исследователи указывали, что арабами была допущена критическая ошибка: в Йом-Киппур дороги свободны, а резервисты сидят по домам и молятся — что позволило Израилю резко ускорить внезапно объявленную мобилизацию.

Для маскировки очевидных приготовлений 27-30 сентября Египет провел призыв резервистов под видом учений. Это не осталось незамеченным израильским руководством, но общим консенсусом было не провоцировать арабов и не устраивать симметричного повышения боеготовности армии обороны Израиля.

В течение 3-5 октября скопление египетских войск вдоль Суэцкого канала вызвало-таки озабоченность у армейской разведки Израиля, но длительные обсуждения на уровне командования Южного военного округа ни к чему не привели.

В военном руководстве Израиля выделилась группа алармистов, требовавших мобилизации и даже превентивного удара, но все их доводы разбивались о скепсис министра обороны Моше Даяна и неуверенную позицию премьера Голды Меир.

Читать еще:  Гладкоствольный карабин tg3

Буквально накануне войны египетский миллиардер Ашраф Марван, зять покойного президента Насера, связался с израильской разведкой и сообщил, что война начнется «на закате» 6 октября. Это было второе предупреждение такого рода от Марвана, первое, в мае 1973 года, не сбылось.

Даян, когда ему сообщили о предупреждении, заявил, что это еще не повод объявлять мобилизацию. В то же самое время госсекретарь США Киссинджер звонил Голде Меир и требовал ни в коем случае не прибегать к превентивным мерам.

Марван, которого некоторые считают двойным агентом египетской разведки, и тут наврал: арабы нанесли удар на четыре часа раньше, около 14 часов по местному времени. Вот в таких «замечательных» условиях и началась Четвертая арабо-израильская война.

Начали!

На Голанских высотах у арабов, строго говоря, мало что получилось: после первых бестолковых дней израильское командование пришло в чувство и к 8 октября начало довольно крепко колотить сирийцев. К 14 октября израильтяне выдвинулись вперед по направлению к Дамаску и закрепились, чтобы не растягивать коммуникации.

Все самое интересное разворачивалось на Синае. Египтяне легко прорвали оборону израильтян и двинулись вперед. 7-8 октября попытка контратаковать из глубины танками натолкнулась на подготовленную оборону египетской пехоты, насыщенной переносными противотанковыми комплексами, что привело к непривычно тяжелым потерям в живой силе и технике.

К 10 октября фронт после тяжелейших боев с трудом стабилизировался. Положение было шатким, и любая осмысленная активность египтян вновь могла опрокинуть израильтян и открыть арабам дорогу на север.

Новое наступление действительно не замедлило себя ждать, и утром 14 октября египтяне бросились вперед, но чересчур предсказуемо. Их растянувшиеся боевые порядки несли потери, упершись лбом в наспех подготовленную противотанковую оборону израильтян.

По ту сторону Суэца

14 октября израильская диверсионно-разведывательная группа вывела из строя египетский центр радиоперехвата в районе Джебель-Атака, чем усложнила египтянам ведение разведки и управление войсками, и без того находившимися в ситуации обычного околокризисного хаоса наступления.

Израильтяне решили этим воспользоваться, потому что других шансов нанести египтянам поражение не просматривалось. 15 октября 1973 года севернее Большого Горького озера, на стыке 2-й и 3-й египетских армий был нанесен контрудар 143-й бронетанковой дивизии. Ею командовал спешно выдернутый из запаса генерал-майор Ариэль Шарон, изрядный отличник боевой и политической подготовки времен ранних арабо-израильских войн и сопровождавших их зачисток арабских территорий.

Что характерно, еще 9 октября Моше Даян настаивал на том, чтобы Южный округ воздержался от любых наступлений, стабилизируя фронт в преддверии потенциальных переговоров с египтянами о прекращении огня. Дальше, однако, включились национальные особенности армии обороны Израиля: Шарон эту инструкцию полностью проигнорировал.

Арабы поначалу не придали значения небольшому отряду, закрепившемуся на западном берегу Суэцкого канала. За это время израильтяне успели навести понтонный мост. Тут египетское командование обратило внимание на происходящее и 17 октября кинуло туда войска, чтобы сбросить отряд обратно в канал.

Но дивизия Шарона отбила контратаку, и к 18 октября израильские 252-я и 162-я дивизии начали переправляться на западный берег Суэцкого канала. Израильтяне отклонились к югу, в тыл основной египетской группировки в лице 3-й армии, которая продолжала заходить на северо-восток. Обе стороны словно погнались друг за другом через «дверь-вертушку», осью которой было Большое Горькое озеро.

Наследники Бонапарта и Манштейна

Шарон совершенно авантюрно применил прием, ранее блестяще продемонстрированный на тактическом уровне Наполеоном в битве при Аустерлице, а на оперативном — командованием «группы армий А» вермахта во время вторжения во Францию: удар по ослабленному центру позиции охватывающего тебя противника.

Чем при этом вдохновлялся «Арик» Шарон — общей безысходностью ситуации на фоне невразумительности верховного командования или конкретным историческим примером успешных операций прошлого — теперь уже трудно сказать. Известно только, что перед войной Шарон резко критиковал строительство на Синае цепочки укреплений («линии Бар-Лева»), указывая, что аналогичная «линия Мажино» не спасла Францию в 1940 году.

Так или иначе, но «линия Бар-Лева» действительно не сыграла осенью 1973 года. А маневр Шарона можно честно ставить в один ряд с классической операцией Эриха Манштейна в Арденнах и захватом французами Пратценских высот под Аустерлицем.

Одним из основных результатов наступления израильтян стала полная дезорганизация и фактическое уничтожение сил и средств ПВО Египта, развернутых западнее канала. Это окончательно открыло небо для израильской авиации.

Положение 3-й армии из доминирующего на фронте превратилось в угрожаемое. 25 октября израильская бронетехника ворвалась на окраины Суэца, завершая полное окружение 3-й египетской армии, но была отброшена от города. Ситуация опять повисла в нестабильности: египтяне вроде бы окружены, но позиции Израиля на западном берегу канала не могут считаться устойчивыми, и временный тактический успех мог быть опровергнут решительными и правильными действиями Каира.

Однако тут в дело уже вступило «международное сообщество». Еще 22 октября Совбез ООН настоятельно призвал прекратить огонь, однако обе стороны умело использовали перерывы в боевых действиях для перегруппировки и новых ударов. Три дня совокупного давления на Тель-Авив, включившего в себя демонстративное приведение в повышенную готовность советских воздушно-десантных войск, окончательно остановили боевые действия как раз к исходу 25 октября.

Тель-Авив, прямо скажем, отделался испугом средней тяжести: то, что начиналось чуть ли не как 22 июня 1941 года, закончилось ничьей «по очкам». Если не считать, конечно, без малого 3000 убитых и свыше 8000 раненых израильских военнослужащих.

Особенности национальной политики

Израильская политика — это очень специальная дисциплина. Основной ее лозунг, видимо, можно сформулировать как «бей своих, чтобы чужие боялись». Именно это и началось после 25 октября, когда все выдохнули и начали разбираться, кто виноват в этой неожиданной победе, которая чуть не стала национальной катастрофой. Была созвана специальная комиссия по расследованию во главе с председателем Верховного суда Шимоном Агранатом.

Оппозиция в кнессете и пресса бушевали, ширились протесты и среди резервистов. Основной целью стал Моше Даян, персонифицировавший в глазах израильской общественности ту безалаберность, с которой страна вошла в серьезнейшую войну в своей истории. Голда Меир, однако, не желала сдавать бравого одноглазого вояку, на все выпады оппозиции отвечая однозначно: «Причем тут Даян? Требуйте моей отставки».

Промежуточные выводы «комиссии Аграната» были опубликованы 1 апреля 1974 года и даже на не самом тихом фоне зимы 1973-1974 годов произвели эффект разорвавшейся бомбы. Оказалось, что разведка не сумела вскрыть приготовлений арабов под покровом учений, а военное руководство страны в полном составе уверяло, что мобилизацию резервистов проводить не следует, т.к. это только спровоцирует Египет и Сирию. До того разведка и Генштаб в течение долгих месяцев уверяли политическое руководство, что Египет и Сирия абсолютно не готовы к войне, отталкиваясь от графиков поставок из СССР современной боевой авиации и тактических ракет.

Полетели головы военных: в отставку отправились командующий Южным округом Шмуэль Гонен, начальник Генштаба Давид Элазар, руководители военной разведки. Досталось на орехи и «спасителю нации» Шарону, который до августа 1973 года занимал пост главы Южного округа. Голда Меир и Моше Даян в отчете были тщательно обойдены стороной.

Действительно, многие пытаются повесить всех собак за «войну Судного дня» персонально на Голду Меир, но при этом забывают, что та, вне зависимости от своих реальных убеждений на сей счет, в любом случае была бы вынуждена утвердить коллегиальное решение об отказе от мобилизации и превентивных действий, принятое министром обороны Даяном, руководителями Генштаба и военной разведки.

На комиссии она, правда, говорила о «нехороших предчувствиях», но судить об этом мы можем только с ее слов. В ее поведении перед войной, во всяком случае, не ощущается влияния никаких «предчувствий».

Ни один нормальный политик в таких случаях не будет переламывать все военное руководство страны. Для такого поведения надо быть как минимум Черчиллем, да и тот не злоупотреблял волюнтаризмом, даже когда видел, что военные все делают неправильно.

Голда Меир, прославившаяся санкцией на физическое устранение лидеров палестинской группировки «Черный сентябрь», Черчиллем все-таки не была. 11 апреля 1974 года, на гребне выплеснувшихся на улицу протестов, она подала в отставку, бросив на прощание «Хватит с меня пяти лет, сил моих больше нет тащить эту ношу».

Сменивший ее Ицхак Рабин, будущий автор мирных соглашений 1993 года в Осло с палестинцами, не смог отладить пошедший вразнос правительственный блок и уступил в 1977 году место одному из лидеров правой партии «Ликуд» Менахему Бегину, положив конец длившемуся 30 лет правлению израильских левых. Кстати, в правом кабинете Бегина опять возникнет Моше Даян, но уже в кресле главы МИД (за что его выкинут из рядов парламентских социал-демократов).

И уже Бегину придется проводить неизбежную политику примирения с Египтом, отвергнутую кабинетом Меир. Завершится она, напомним, крупным успехом Тель-Авива — подписанием в 1979 году сепаратных Кэмп-Дэвидских договоренностей, фактически разваливших арабский фронт борьбы с еврейским государством.

Ирония истории: Бегин заключит важнейший мир с Анваром Садатом практически на тех же условиях, которые в 1971 году во время зондирования почвы для переговоров резко отвергла Голда Меир — и получила на свою голову войну, чуть было не стоившую Израилю всех завоеваний за 30 лет. И именно для того, чтобы Кэмп-Дэвид стал возможен, потребовалась мощная затрещина «войны Судного дня», в очередной раз доказавшая, что гордыня — плохой советчик в ближневосточной политике.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector