3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Спецназ ГРУ в сирийском Дэйр-эз-Зоре

Выживший наемник ЧВК Вагнера рассказал СМИ подробности боя под Дейр-эз-Зором

Выживший участник боя в сирийской провинции Дейр-эз-Зор 7 февраля заявил, что в результате сражения погибли 200-250 россиян. Об этом российский наемник ЧВК Вагнера рассказал в переписке с «Радио Свободой», но издание обращает внимание, что личность военного, который в ходе беседы назвал себя командиром отделения, не подтверждена. Сначала в редакцию прислали аудиосообщение предполагаемого военного. В нем он утверждал, что местные передали информацию противнику о готовящейся операции.

«Я говорю, нас сдали. Если не пацаны с арбатского военного («Арбатский военный округ» военные называют Министерство обороны и Генштаб, расположенные в центре Москвы. — Прим. «Радио Свободы»), то местные, 100%. У них было все. Были ПЗРК (переносной зенитный ракетный комплекс — прим. Znak.com). Поставили им просто в … (огромных) масштабах.

Никто не приехал, когда нас с вертушки … (обстреливали). Ночь, темно, у нас два сраных ДШК

(пулемет Дягтерева-Шпагина крупнокалиберный. — Прим. «Радио Свободы»). Что мы сделаем? … (полный кошмар), короче!»», — сказал военный, а позже в переписке с изданием добавил, что «противник точно знал, что ПВО (противовоздушной обороны — прим. Znak.com) у ударной группы нет».

По словам представителя частной военной компании, в наступлении на нефтеперерабатывающий завод участвовали примерно 30% сирийцев и 70% россиян. Они организовали «две колонны, плюс артиллерия, плюс маневренные группы». По основной группе «примерно с километра открыли огонь из стрелкового оружия и минометов». «Моя группа обходила завод с фланга. … (кошмар) начался, когда основняк подошел к заводу примерно на 400–500 метров — по ним … (ударили) ствольной артиллерией», — рассказал наемник.

Несмотря на то, что начало смеркаться, из-за отсутствия приборов ночного видения штурм было решено продолжить. По плану половина колонны «еще только подъезжала к месту боя, они должны были сменить нас, когда мы захватим завод». «И тут внезапно … (мат), прилетели вертушки. Пара… (обстреливала) ближайших к заводу, пара отработала ленточку. По итогу машин нет, … (стремительно покидать место боя) не на чем, а эти … (мат) в тир с тепловизором играют. Причем подолгу зависали на одном месте: натурально знали, что у нас из ПВО — голый … (мат), и то один на троих», — сообщил о ходе сражения военный. Он добавил, что сослуживцы унесли с поля боя 300 раненых и 200 погибших.

На вопрос журналиста, «должно ли Минобороны признать потери в рядах «вагнеровцев»?», наемник объяснил:

«В этом и есть суть ЧВК Есть веселые парни, которым ты платишь деньги и не отчитываешься про очередное «вашипатери» и «вытаместь». В этом и есть суть ЧВК: ты ни за что не отчитываешься и ничего не признаешь».

На вопрос, было ли в курсе Министерство обороны РФ о планируемой операции, военный заявил, что это не входит в его полномочия. «Я командир отделения, мне ставят тактическую задачу, и я в душе …. (не хочу знать), кто из московских … (уничижительное обозначение геев) что-то знал», — написал боец.

На вопрос журналиста, было ли обещано прикрытие ПВО, россиянин ответил отрицательно, но отметил, что у сирийцев оно было в наличии.

Интервью с супругой уральского бойца «ЧВК Вагнера», погибшего в Сирии

Военный конфликт, произошедший 7 февраля, по одной версии, был атакой на штаб «Сирийских демократических сил», где находились американские военные советники, сторонниками Башара Асада, включая бойцов ЧВК Вагнера. По другой версии, «Коммерсантъ» со ссылкой на источники передавал, что местные «крупные предприниматели» пытались захватить нефтяные и газовые месторождения, находящиеся под контролем союзников США.

Сведения о погибших российских наемниках разнятся от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова 15 февраля заявила о пяти погибших в результате авиаудара в Сирии, при этом в Министерстве обороны РФ опровергли присутствие российских военнослужащих в районе атаки и добавили, что силы коалиции действовали в порядке самообороны.

Bloomberg со ссылкой на два источника сообщил, раненые российские наемники лечатся в госпиталях Минобороны РФ в Москве и Санкт-Петербурге. Reuters ссылается на военного реаниматолога, работающего с пострадавшими в Дейр-эз-Зоре, который утверждает, что на вечер 10 февраля в российских больницах находились более 50 бойцов ЧВК, у 30% из них были серьезные раны.

Разгром

Что на самом деле произошло в сирийской провинции Дейр-эз-Зор и какие выводы могут сделать военные РФ и США. Версия Павла Фельгенгауэра

  • Разгром сводной группировки примерно в одну механизированную тактическую батальонную группу (ТБГ) из бойцов-контрактников так называемой «ЧВК Вагнера» в ночном бою 7 февраля на левом берегу Евфрата вблизи города Дейр-эз-Зор вроде бы ничего всерьез не поменял в местном и региональном военно-политическом раскладе.

    Нефтеперегонный завод, построенный когда-то в мирное время американской компанией Conoco, который вроде был основной целью бойцов «Вагнера», выдвинувшихся вместе с некоторым числом местных сирийских союзников — сторонников президента Башара Асада, остался после боя, больше похожего на одностороннюю бойню, под контролем бойцов «Сирийских демократических сил» (SDF) и их американских советников.

    (По некоторым сообщениям, на заводе Conoco кроме арабо-курдских бойцов SDF и американцев были и английские спецназовцы.)

    Общие потери разные источники оценивают от пары десятков до нескольких сотен человек. Но разгромленную ТБГ никто не преследовал, и линия раздела по Евфрату на «американскую» и «российскую» зоны влияния, которую отряд «Вагнера» пытался 7 февраля сдвинуть «чуть на восток», осталась практически неизменной.

    Читайте также

    Нефтяники удачи. Попавшее под американскую авиацию в Сирии подразделение решало не государственную, а частную задачу

    Российско-американские отношения, которые и так уже хуже некуда, бой под Дейр-эз-Зором внешне существенно не ухудшил. Американцы расстреляли с воздуха грозного «Вагнера», а у самих потерь — один легкораненый курдский ополченец.

    Похоже, в Пентагоне несколько испугались столь подавляюще неуважительной победы — как бы не было эскалации да большой войны, и пока официально не признаются, что наносили удар по русским, мол, не знаем, кто это был. Их российские коллеги вовсе воды в рот набрали.

    Первоначально было объявлено, что в Дейр-эз-Зоре «проасадовские силы» напали на курдов из SDF, без упоминания «ЧВК Вагнера». Но отношения между курдами и режимом Асада тоже не пострадали. Напротив, в Дамаске официальное агентство SANA сообщило 19 февраля, что некие «народные силы» сторонников Асада помогут курдским отрядам народной самообороны — Yekineyen Parastina Gel (YPG) защитить кантон Африн на северо-востоке Сирии от наступления турецких военных вместе с отрядами сирийской оппозиции, которое началось месяц назад.

    Турки объявили YPG террористической организацией, но в Дамаске террористами называют как раз протурецкую сирийскую оппозицию, а турецкую операцию в Африне «Оливковая ветвь» объявили агрессией. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 19 февраля срочно позвонил Владимиру Путину и, как сообщили в Анкаре, пригрозил властям Дамаска «последствиями», если те помогут курдам отстоять Африн. В Дамаске срочно дали задний ход и в Африн посылать подмогу пока не стали, но с курдами определенно стремятся договориться и заключить союз. Поскольку SDF и YPG — это по большому счету одно и то же,

    Читать еще:  КАМАЗ, вездеход 6х6 или 4х4, технические характеристики тягача 43118, история создания, предназначения и задачи, современные модели

    сирийскому руководству не было никакого резона давать отмашку на поход «ЧВК Вагнера» отжимать неработающий завод у потенциальных союзников.

    Читайте также

    Не спасать рядовых Вагнера. Факт перемещения стратегической авиации над Сирией не мог оставаться тайной для руководства США и России

    Российская сторона представляет дело так, что некие «сирийские ополченцы» действовали 7 февраля по собственной инициативе и «несогласованно с российским командованием». То, что обычно очень бойкие на пиар российские ведомства так надолго и безнадежно притихли и не обличают жестокие удары противных янки, вызывает подозрение в том, что какое-то согласование все-таки было, и теперь в военном ведомстве решают вечные русские вопросы: «Что делать?» и «Кто виноват?» И главный — что в итоге доложить Путину и на кого свалить последствия поражения?

    Есть неподтвержденная версия, что в районе операции 7 февраля за спиной у «ЧВК Вагнера» были бойцы сил спецопераций ВС РФ, которые, возможно, вовремя отошли и не попали под губительный американский огонь. Есть также сообщения о присутствии в этом районе проиранских сил. Возможно, что истинной целью операции был вовсе не завод сам по себе и не курдские бойцы из SDF, а именно западные советники-спецназовцы на заводе.

    Пленение или ликвидация бойцов американского спецназа «сирийскими ополченцами» с непременной демонстрацией трупов нанесла бы мощный удар по американскому престижу в регионе,

    что могло бы в конечном счете привести к полному выводу американских сил из Сирии. Это, очевидно, и является частью стратегической линии Москвы.

    Американский народ очень не любит, когда его лучшие сыны гибнут непонятно где и непонятно за что. Были прецеденты.

    • В октябре 1983-го два смертника на грузовике с 5 тоннами тротила взорвали штаб морской пехоты в Бейруте: погибли 241 морпех и 58 французских десантников. Нападение предположительно организовали проиранские силы. А в феврале 1984-го США, Франция, Италия и Великобритания вывели свои войска из Ливана.
    • В октябре 1993-го в бою в Могадишо по ходу неудачной операции американского спецназа погибли 18 американцев и 1 малайзиец. В результате до конца марта 1994-го все американские войска были выведены из Сомали. Конгресс проголосовал единогласно.

    Генерал Джеффри Харригян, глава подразделения США, отвечающего за воздушное прикрытие операций в Сирии, Ираке и Афганистане

    Из брифинга генерала Джеффри Харригяна, начальника ВВС Центрального регионального объединенного командования США (CENTCOM), ответственного за воздушное прикрытие операций в Сирии, Ираке и Афганистане, известно, что за неделю до начала операции 7 февраля началась концентрация сил и средств «ЧВК Вагнера» на плацдарме на Евфрате, где в прошлом сентябре во время освобождения Дейр-эз-Зора от исламистов российские саперы собрали и установили за пару дней малый автодорожный разборный мост (МАРМ) длиной в 210 метров. 6 февраля уровень воды в Евфрате неожиданно поднялся на несколько метров, а скорость течения увеличилась в два раза.

    7 февраля мост снесло, и ударная группировка «Вагнера» оказалась отрезана, но все равно начала операцию.

    Российские военные полагают, что сброс воды произошел из водохранилища ГЭС Эт-Табка выше по течению, плотину которого контролируют отряды SDF, и что за этим стоят американцы, которые, однако, официально отвергли все обвинения.

    По словам генерала Харригяна, коалиция по установленным линиям связи сообщила российскому командованию о том, что SDF и американцы занимают позиции на заводе Conoco где-то в 8 км от плацдарма. Поток воды, смывший МАРМ, мог быть еще одним предупреждением. Но собранная группировка «ЧВК Вагнера», возможно, самая большая за всю сирийскую войну — танки, другая бронетехника, тяжелая артиллерия, минометы, системы залпового огня, пара штурмовых рот, мобильные группы, — была готова и выдвинулась, а американцам наши вроде заявили, что ничего не знают и российских военных там нет.

    Наступление ТБГ «Вагнера» начала, когда уже темнело. Очевидно, предполагалось стремительно сблизиться с противником, чтобы американские ВВС не смогли ответить контрударом из-за страха попасть в темноте по своим, когда боевые порядки перемешаны. Возможно, предполагалось, что курды отступят, оказав символическое сопротивление.

    Те, кто планировал операцию, проявили дремучую некомпетентность: американские военные уже много лет предпочитают вести общевойсковой бой, как наступательный, так и оборонительный, во тьме, поскольку у них лучшее в мире комплексное ночное оборудование.

    Опыт донецкой и сирийской войн сыграл с «ЧВК Вагнера» злую шутку, подставив их, слепых и беспомощных, под американскую молотилку. Не было также полного понимания того, какие возможны последствия массированного удара сплошь высокоточным оружием.

    Изначально в воздухе над полем боя были американские ударно-разведывательные беспилотники MQ-9 Reaper и «невидимые» истребители 5-го поколения F-22, которые, похоже, ожидали, не поднимутся ли с базы Хмеймим российские боевые самолеты. Но авиация не прилетела, и после последнего предупреждения по каналам спецсвязи американские военные открыли огонь на поражение.

    Наши военные упорно не желают понимать, сколько бы им ни писали разведдоклады в ГРУ (ГУ) Генштаба, что американская система принятия решений и управления боевыми действиями кардинально отличается от нашей. Всем общевойсковым боем с их стороны 7 февраля единоначально управлял командир американского спецназа с завода Conoco, и ничего он с верхними штабами не согласовывал.

    Это железный американский (западный) принцип — командир на поле боя знает обстановку лучше, и он ставит задачи всем остальным.

    Командир, в частности, четко обозначил свою передовую, развернув своих бойцов и SDF в цепь и вступив в огневой контакт с наступающим противником. Никакого смешения боевых порядков не было, и всем было понятно, где зона свободного огня. Через контролеров (наводчиков) ВВС, которые были в составе отряда, американский командир ставил боевые задачи разнородной группировке ударной авиации и дальнобойной тяжелой артиллерии, которая вела высокоточный огонь.

    Расстрел продолжался три часа. Поскольку наступления ждали, и примерное время его начала американцы могли определить заранее, их ударные авиагруппы были уже готовы. И когда наступление началось, истребители-бомбардировщики F-15E Strike Eagle, беспилотники MQ-9 Reaper, самолеты и вертолеты огневой поддержки AC-130 и AH-64 Apaches, бомбардировщики B-52, выведенные из состава стратегической авиации по договору СНВ-3 и переданные в CENTCOM для выполнения тактических задач, — скорее всего уже находились в воздухе.

    Основой этой группировки были самолеты поддержки спецопераций AC-130U Spooky, которые оснащены радарной и оптической системами отслеживания целей, многослойной автоматической системой защиты от зенитных ракет всех видов наведения и по левому борту 105-мм гаубицей, а также 40-мм и 25-мм автоматическими пушками. Лет сорок назад штук шесть AC-130А были сбиты во Вьетнаме, но по мере появления все новых модернизаций самолета это больше никому не удавалось. Гаубица M102 позволяет вести высокоточный бортовой огонь за километры от цели, не входя в зону поражения зенитных средств. Поскольку самолет сделан на основе транспортного С-130, то может нести много боеприпасов для долгого непрерывного огня, и на нем стоит мощная стационарная станция радиоэлектронной борьбы (РЭБ). По данным генерал-полковника Леонида Ивашова, все средства управления и связи у ТБГ «Вагнера» были подавлены.

    Много пишут о том, что у «Вагнера» не было ПЗРК, но во тьме они практически бесполезны — стрелок-зенитчик должен видеть цель и навести систему, чтобы тепловая ГСМ взяла цель.

    База Хмеймим в 500 км к западу от поля боя с ее радарами, самолетами и ЗРК ничем не могла помочь, когда стало ясно, что «Вагнер» попал в смертельную ловушку.

    Разные части отряда по-разному пострадали от американского огня, всю технику и тяжелое вооружение выбили в первую очередь, и сейчас непонятно, всех ли раненых вынесли в темноте или кого-то оставили умирать, и все ли были собраны тела, разорванные и сожженные вместе с техникой. Поскольку моста нет, плацдарм, откуда началось наступление, очевидно, прекратил свое существование. Для тщательного осмотра бывшего поля боя надо договариваться с американским командованием, но непонятно, готовы ли к этому российские начальники.

    Читать еще:  «Лучные кошки»: выбираем тренажер

    Сообщают, что «танкового» генерал-полковника Сергея Суровикина, которого только в ноябре назначили главкомом ВКС, вроде бы хотят не в очередь вновь срочно отправить командующим в Сирию. Суровикин там уже командовал с марта по декабрь 2017-го, после чего его сменил генерал-полковник Александр Журавлев, который уже второй раз командует в Сирии и был выдвинут в награду в командующие Восточным военным округом. Суровикин считается фаворитом Путина и имеет репутацию человека, готового принимать самые беспощадно-решительные меры. Похоже, ситуацию в Сирии после разгрома под Дейр-эз-Зором оценивают как критическую, и, возможно, в Кремле считают, что Журавлев не справляется.

    Генерал-полковник Сергей Суровикин

    Разгром без единой потери у противника хорошо подготовленной и вооруженной «вагнеровской» ТБГ — вроде тех, что успешно крушили ВСУ под Иловайском и Дебальцево в Донбассе даже без поддержки авиации, — подрывает моральный дух во всех вооруженных силах и ставит под сомнение результаты триллионной программы перевооружения и общую готовность войск и штабов.

    Последствия боя 7 февраля могут оказаться намного серьезнее, чем само по себе тактическое поражение на далекой реке в чужой пустыне.

    Боец ЧВК Вагнера: «Лафа закончилась после ссоры Шойгу и Пригожина»

    Один из уральских добровольцев, воевавших в Донбассе, а затем в Сирии, в составе ЧВК Вагнера, вернулся недавно из зоны боевых действий. На условиях анонимности боец рассказал, как все устроено в частной военной компании. Правда ли, что в ней правят бывшие зэки, как вагнеровцы воюют с ИГИЛ, помогают ли им российская и сирийская армии, подробности боя 7 февраля, когда погибли сотни россиян, детали быта «наемников» — в его эксклюзивном интервью для «URA.RU».

    Александр (имя героя изменено) — бывалый вояка. По виду не скажешь: хоть и крепыш, но невысокого роста — явно не Рэмбо. Однако он профессиональный военный: офицер запаса российской армии. В 2014—2015 годах ездил добровольцем в Донбасс, командовал подразделением ополчения, в 2016-м отправился в Сирию в составе частной военной компании Вагнера. Просит не называть не только его фамилию, но и даже позывной («меня легко вычислят — служба безопасности у Вагнера работает хорошо»). На интервью согласился, чтобы рассказать правду о ЧВК Вагнера и попытаться изменить мнение россиян о добровольцах, воюющих в Сирии.

    — У вас на днях была опубликована статья про ЧВК Вагнера и «Патриот» — мне очень не понравились высказывания экспертов, назвавших нас наемниками, — говорит Александр. — Наемники — это люди, которым по барабану, за кого воевать — лишь бы платили. У нас наемников нет, мы — добровольцы, работающие на интересы государства. В законе о воинской обязанности есть статья о краткосрочных контрактах, по ней все военнослужащие (в т. ч. запаса), воюющие с террористами, не являются наемниками.

    Если называть нас «наемниками», то тогда наши военные разве не наемники? Тоже воюют за деньги — за тройное жалованье. Тоже на контракте сидят, как и мы. Я даже американские ЧВК не могу назвать наемниками, потому что они тоже работают на государство — на Госдеп, на ЦРУ, на Пентагон или на какую-то из спецслужб. Я нигде не видел информации, чтобы они работали на частные компании».

    — Но разве ЧВК Вагнера не действует в интересах нефтегазовых компаний?

    — Везде пишут, что мы заняты только отжатием заводов, нефтяных скважин. Я провел в Сирии почти год, у меня было две боевых командировки — за это время я ни одной скважины не отжал.

    — Чем же вы тогда занимались?

    — Мы штурмовали [сирийские города] Акерабат, Дэйр-Эз—Зор, уже после моего отъезда ребята штурмовали Меядин, Восточную Гуту. Говорить, что ЧВК Вагнера только отжимает заводы и «качалки» — это неправда.

    — Но ведь бой 7 февраля, когда погибло много вагнеровцев (в СМИ речь шла о сотнях убитых и раненых) произошел якобы именно за того, что ЧВК пошла отжимать у американцев завод…

    — Четыре завода. Но задача была не отжать эти заводы (это было само собой разумеющееся), а занять местность за ними, где стояли американские базы. Задача была вообще вытеснить их оттуда. Но генерал, который курировал эту операцию, не поддержал нас с воздуха. Задача войск была прикрыть нас или хотя бы включать средства радиоэлектронной борьбы и создать помехи авиации и дронам американцев, чтобы они не смогли работать, не «резвились» с воздуха.

    Американский полковник вышел на связь, говорит: «Уберите своих — они наступают, мы не хотим кровопролития». А наш генерал из центра взаимодействия ответил, что российских военнослужащих там нет. Вот и получилось, что четыре батальонных группы пошли без поддержки, а у нас самих средств противовоздушной обороны в тот момент не было. По большому счету «Пятерку» (пятую тактическую группу) и «Карпаты» подставили.

    — Ты сам в тот момент тоже там находился?

    — Я тогда не занимался штурмовкой — мы сидели в обороне, прикрывая фланги. Но о том, что происходило, мы слышали в радиообмене.

    — В статье на «URA.RU», о которой ты упоминал, эксперты объяснили потери 7 февраля некомпетентностью командования, отношением к личному составу как к «расходному материалу» и тем, что в ЧВК Вагнера мало профессиональных военных, зато много уголовников…

    — ЧВК Вагнера — это состоявшаяся и эффективная военная организация. Но в ней много бардака.

    То, что некоторыми подразделениями командуют люди без военного образования — это правда. Есть и люди с уголовным прошлым, некоторые из них — на командных должностях.

    Причем они совершенно не знают военное дело, но политика бригады: «Мы не вмешиваемся в кадровую политику командиров отрядов». И это вызывает проблемы.

    У «блатных» очень большая жажда власти, но мизер ответственности. А у настоящего воина всегда есть ответственность. Я сколько ездил в Донбасс — не потерял ни одного своего бойца. Потому что я в первую очередь думал не только о том, как выполнить задачу, но и как сохранить личный состав — хотя мы и в разведку ходили, в том числе на вражескую территорию. Потому что я знаю, что у всех ребят жены, дети. А некоторые командиры, чтобы выслужиться, готовы подставлять людей.

    — Как все непросто в вашей ЧВК!

    — Но даже при таких раскладах эта бригада вытащила на себе почти всю Сирию.

    — В смысле? Разве не сирийская армия освобождает города при поддержке авиации Минобороны РФ?

    — Наше министерство обороны там ничего не штурмует. Авиация — да, работает. ПВО работает, потому что охраняет авиацию. ВДВ и морская пехота сидят на блоках вокруг авиабазы Хмеймим и морской базы Тартус, охраняют периметр. Реальной боевой работой по штурмовке позиций боевиков, населенных пунктов они не занимаются, за исключением групп ССО (силы специального назначения — армейский спецназ, прим.ред.). Достаточно ознакомиться с озвученными потерями минобороны в Сирии: около трех десятков погибших за три года. Война без потерь не бывает.

    Сирийская армия… это вообще смех. Я даже не могу назвать ее армией. Там одна-единственная дивизия генерала Аль Хасана воюет более-менее, все остальные — никак.

    Когда встал вопрос о форсировании Евфрата для освобождения Дэйр-Эз-Зора, чтобы взять правостороннюю часть, сирийская армия отказалась первой форсировать. Там же надо плацдарм взять и удержать. Фатемиды (афганские наемники) тоже отказались. Кого бросили? Нас. И Пальмиру брали тоже мы — ЧВК Вагнера, и первый раз, и второй.

    Читать еще:  Т 90МС: характеристики нового танка, история создания, вооружение и особенности конструкции, масса, размеры, скорость и экипаж

    До Пальмиры было все нормально, снабжение было армейское. Когда первый раз брали Пальмиру, в ЧВК были и танки Т-90, и гаубицы, и «Тигры», и БТРы. Но когда Шойгу доложил главнокомандующему: «Мы взяли Пальмиру», директор ЧВК Вагнер Пригожин возмутился: «Это мы брали Пальмиру, а не вы!». ЧВК Вагнера реально взяла все высоты вокруг нее (в том числе, знаменитую крепость тамплиеров), и террористы сами ушли из города, потому что сидеть внизу, когда тебя начнут кошмарить с высоты, смысла нет никакого. И потом подразделения министерства обороны спокойно шли по пустыне, не встречая почти никакого сопротивления. Всю тяжелую штурмовую работу сделала ЧВК Вагнера.

    И когда Шойгу с Пригожиным поругались, лафа закончилось: Шойгу приказал отобрать у нас оружие…

    Чем закончилась ссора Шойгу и Пригожина, почему некоторые ИГИЛовцы достойны уважения, как относятся к русским бойцам жены террористов, как победить бардак в ЧВК, почему «вагнеровцы» уповают на Лаврова и ненавидят либералов — читайте во второй части интервью бойца ЧВК Вагнера.

    P. S. ИГИЛ (ИГ) — террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории РФ.

    «Испытание войной»: каких результатов достигла российская военная разведка в Сирии

    Золотые звёзды

    День военной разведки был учреждён указом президента России Владимира Путина от 31 мая 2006 года. Основанием для установления праздничной даты послужило создание 5 ноября 1918 года в структуре Красной армии управления «для координации усилий всех разведывательных органов».

    Появившееся почти 100 лет назад ведомство стало прообразом будущего Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооружённых сил СССР. С образованием ГРУ военные разведчики оказались подчинены начальнику Генштаба, а тот, в свою очередь, министру обороны.

    2 ноября, в преддверии Дня военного разведчика, министр обороны России Сергей Шойгу отметил высокий профессионализм сотрудников ГРУ. Выступая перед ветеранами спецслужбы, он заявил, что военные разведчики обеспечили в Сирии успешное выполнение боевых заданий российскими ВКС.

    При этом, как сообщил Шойгу, функция целеуказания, которая возложена на ГРУ, — это «лишь маленькая часть той работы, которую сегодня ведёт военная разведка». Министр обороны напомнил, что за проявленное мужество более 740 сотрудников военной разведки получили золотые звёзды Героя Советского Союза и Героя России.

    И днём, и ночью

    Бойцы ГРУ работают в обстановке строжайшей секретности — не известны ни их имена, ни лица, ни количество, ни подробности проведённых ими операций. Однако именно ореол таинственности привлекает внимание множества исследователей деятельности спецслужб.

    В недавно вышедшей на английском языке книге Elite Warriors Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) утверждается, что с 2009 года ГРУ входит в состав Сил специальных операций (ССО), структуры, объединившей подразделения армейского спецназа России. Управление ССО было создано на базе воинской части №92154 в Московской области (Центр спецназначения «Сенеж»).

    Старший научный сотрудник института Министерства обороны Норвегии Тор Букволл полагает, что сотрудники ГРУ составляют костяк ССО. По приблизительной оценке эксперта, из 14 тыс. бойцов Сил специальных операций 12 тыс. являются сотрудниками ГРУ.

    В книге ЦАСТ указывается, что группы ССО автономны, могут эффективно действовать в любое время суток, независимо от погодных и климатических условий. Каждый боец — уникальный специалист, который обладает специальными навыками и знаниями.

    Минобороны России не уточняет, когда в Сирию были переброшены военные разведчики. Зарубежные эксперты полагают, что бойцы ГРУ выполняют функции авианаводчиков с первого дня воздушной операции, которая началась 30 сентября 2015 года.

    Первое официальное подтверждение присутствия российских разведчиков в САР появилось в СМИ 26 марта 2016 года. В интервью «Российской газете» первый заместитель начальника штаба Центрального военного округа Александр Дворников заявил: «Не буду скрывать, что на территории Сирии действуют и подразделения наших ССО».

    В глубоком тылу

    Бойцы ГРУ в основном специализируются на диверсионно-разведывательных операциях. В Сирии одна из основных задач ведомства заключается в осуществлении разведки и в наведении авиации на позиции террористов. Передовые авиационные наводчики проникают в глубокий тыл боевиков, обнаруживают объекты и скопление сил противника, закрепляются на месте и начинают передавать координаты цели ВКС.

    В своей работе бойцы используют комплекс разведки, управления и связи «Стрелец», который входит в современную экипировку «Ратник». Эта разведывательно-ударная система позволяет бойцам общаться между собой во время военных действий, наводить авиацию и получать приказы от командиров.

    Старший лейтенант Александр Прохоренко был одним из таких передовых авиационных наводчиков. 17 марта 2016 года Прохоренко, находившийся неделю в тылу противника, был окружён боевиками ИГ* в районе населённого пункта Тадмор (провинция Хомс). Спецназовец вступил в бой с террористами и, не желая сдаваться в плен, вызвал огонь на себя.

    Указом российского президента от 11 апреля 2016 года за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, Прохоренко удостоен звания Героя России.

    В мае 2017 года стало известно, что группа из 16 бойцов ГРУ России во время выполнения задач по вычислению позиций террористов попала под миномётный и артиллерийский обстрел в восточной части Алеппо. Вместе с российскими военными действовали войска сирийской армии, но из-за возникшей неразберихи они отступили.

    Командир отряда ГРУ решил не покидать стратегическую позицию, и военные разведчики приняли бой против 300 террористов. Более суток российские военные успешно отражали атаки превосходящих сил боевиков, и те, понеся тяжёлые потери, решили отступить. Все спецназовцы остались живы. Четверо сотрудников ГРУ были удостоены правительственных наград, командир отряда получил звание Героя России.

    Из сообщений СМИ следует, что военные разведчики используют в Сирии высокотехнологичные вооружения — тепловизоры, приборы ночного видения, средства связи с зашифрованным каналом, беспилотники, противотанковые ракетные комплексы «Корнет», снайперские винтовки с приборами для ведения бесшумного огня.

    Проверка боеготовности

    Участник контртеррористических операций на Северном Кавказе Алексей Голубев в беседе с RT отметил, что операция в Сирии стала очередным экзаменом для военных разведчиков России, серьёзной проверкой их боеготовности. По мнению эксперта, спецназовцы продемонстрировали, что способны справиться с самыми сложными задачами.

    «Судя по достигнутым в борьбе с террором результатам и награждениям, о которых нам известно, сотрудники ГРУ работают в Сирии очень профессионально. Однако я бы призвал не представлять наших ребят эдакими супергероями западных блокбастеров. Они выполняют безумно тяжёлую, почти ювелирную работу, и в ней нет никакого ковбойства», — сказал Голубев.

    Эксперт полагает, что ГРУ Генштаба за время существования накопило огромный опыт, однако совершенствование боевой подготовки — это процесс, который не должен приостанавливаться. Участие в сирийской кампании позволяет проверять в реальных условиях существующие методы работы.

    «Идёт непрерывный сбор и анализ данных на основе проводимых в Сирии операций. Это способ устранить некие огрехи. Кроме того, испытание войной проходят новое оружие, спецсредства, экипировка. Только таким образом можно оценить эффективность вооружений. Любая теория должна проверяться практикой», — пояснил Голубев.

    Собеседник RT подчеркнул, что мощная военная разведка — неизменный атрибут любой державы, один из столпов её независимой внешней политики. ГРУ ориентировано на выполнение зарубежных миссий, и поэтому деятельность управления носит строго засекреченный характер.

    «Мы не знаем практически ничего. Телевидение не показывает нам лица героев, нет никаких подробностей спецопераций, даже из советского прошлого известно не так много. Дело в том, что вся эта информация может представлять интерес для потенциального противника. Нам достаточно знать, что военные разведчики работают для того, чтобы мы спокойно спали», — подытожил Голубев.

    *«Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация, признанная террористической и запрещённая решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector