0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тяжелый атомный авианесущий крейсер «Ульяновск»

АТАКР «Ульяновск»: последний флагман советского флота

Советский авианосец, который Россия так и не получила. История «Ульяновска» — это трагичная история хорошего корабля.

Атомный тяжелый авианесущий крейсер (АТАКР) проекта 1143.7, седьмой по счету из «Кречетов» — серии советских авианесущих крейсеров, он же «заказ № 107» для Черноморского судостроительного завода. В истории отечественного флота 1143.7 чаще всего упоминается по имени, данном ему при закладке. Назвали корабль в честь небольшого города, в котором век с лишним назад родился создатель страны, служить которой был призван крейсер.

Печальную историю «Ульяновска» вспоминают редко, и не все, даже среди увлекающихся флотом, сейчас знают о нем. Этому поспособствовал и скоропостижный конец корабля. Хотя крейсер занимает особое место в истории отечественного ВМФ — это не только первый отечественный «настоящий авианосец» — с катапультами для самолетов, но и крупнейший военный корабль, когда-либо заложенный в России.

Задание на разработку нового корабля было выдано Невскому проектно-конструкторскому бюро (ПКБ) в декабре 1984 года. Проект 1143.7 стал логичным венцом развития советских авианесущих кораблей. Был пройден долгий путь от противолодочного крейсера-вертолетоносца проекта 1123 типа «Москва», через «Киевы» (проекты 1143.1/4) — оснащенные сквозной полетной палубой носители самолетов вертикального взлета и посадки, и «Риги» (проекты 1143.5/6, после достройки — «Адмирал Кузнецов» и «Варяг») с трамплинами.

Несмотря на возможность базирования на кораблях проектов 1143.5/6 обычных истребителей, трамплинная схема накладывала на самолеты высокие требования по тяговооруженности. Для базирования сбалансированной авиагруппы, включающей в себя, в частности, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО), было необходимо оснастить корабль катапультами.

Сборка катапульт для АТАКР «Ульяновск»

Кроме катапульт, остро стоял вопрос о силовой установке. Предыдущие советские авианесущие крейсеры строились с котлотурбинной силовой установкой. Корабельный запас топлива — около 10 тысяч тонн — занимал значительный внутренний объем. Это, в свою очередь, ограничивало запас авиационного топлива и вооружения. Таким образом, при активном применении авиации требовались регулярное пополнение ее топливных запасов и доставка вооружения с судов снабжения. Не говоря уже о необходимости регулярно заправлять сам авианосец!

Для СССР, лишенного крупной сети заморских военно-морских баз, эта проблема стояла острее чем для США, где в начале 70-х, по аналогичным причинам, пришли к выводу, что «суперавианосцы» надо строить исключительно с атомной силовой установкой.

При таком решении дозаправка самого корабля требуется только несколько раз за все время службы, и освобождается много места, что позволяет значительно увеличить количество топлива и вооружения для самолетов. Кроме того, реактор обладает значительно более высокой паропроизводительностью, что позволяет более эффективно использовать катапульты.

Поскольку в этот раз было задумано создать корабль, равный по мощи американским «Нимицам», было принято логичное решение оснастить его атомной силовой установкой.

Таким образом, на новом авианесущем крейсере должны были быть внедрены сразу два фундаментальных новшества — реактор и катапульты.

Реактор создали на основе КН-3, которые устанавливались на ракетных крейсерах проекта 1144 типа «Киров» (к этому типу принадлежит, например, «Петр Великий»). Для 1143.7 их форсировали — продлили ресурс без замены активной зоны до 12 лет. Новые реакторы получили обозначение КН-3−43. На будущем «Ульяновске» их должно было стоять сразу четыре. При этом корабль смог бы нести запас топлива и вооружения для авиагруппы, более чем вдвое превосходящий аналогичный у 1143.5.

Реактор достался кораблю практически готовым. Работа над отечественной катапультой проходила гораздо длительней и драматичней. Научно-производственное объединение «Пролетарский завод» совместно с Невским ПКБ занималось этой темой с середины 70-х годов. Известный крымский центр НИТКА строился во многом именно под нее. К концу 80-х удалось создать полностью рабочую и готовую к установке на корабль катапульту «Маяк».

АТАКР «Ульяновск» на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве, начало 1990-х

Сам корабль официально был заложен 25 ноября 1988 года, на освободившемся в тот же день — после спуска на воду корабля проекта 1143.6 «Рига» — стапеле.

В списки ВМФ СССР корабль был занесен 4 октября того же года. Строительство шло по графику, корабль планировали спустить на воду в 1992 году. После достройки, дооборудования и испытаний в 1995−96 годах корабль должен был быть передан флоту. Однако вмешались обстоятельства непреодолимой силы…

В ноябре 1991-го прекратилось финансирование строительства. Корабль был исключен из состава еще советского ВМФ.
К этому моменту готовность по корпусу составляла примерно 70%, общая — 18%.

В начале 1992 года новые власти молодого украинского государства, имевшие планы на «нулевой стапель», где находился корпус «Ульяновска» (там планировалось строить крупные танкеры для Норвегии), потребовали срочно его освободить и даже нашли деньги на порезку корабля на лом. Было предложение за те же деньги достроить корпус до состояния, при котором он смог бы держаться на воде, освободить стапель и отложить принятие решение о судьбе корабля. Однако новые российские власти также демонстрировали полное безразличие к «Ульяновску», и завод рисковал получить просто еще одну громоздкую обузу — у него уже был почти готовый и тоже повисший в неопределенности «Варяг».

На фоне этого, а также заманчивых предложений зарубежных дельцов о приобретении лома, в начале февраля 1992 года приняли решение «Ульяновск» утилизировать. К концу года корпус был разрезан.

Было ли это несчастливым стечением обстоятельств или чьей-то сознательной операцией, но после того, как началась разделка корпуса, скупщики лома передумали его покупать, а когда освободили стапель, норвежцы отказались от планов постройки танкеров…

К моменту прекращения строительства «заказа № 107» на заводе полным ходом шли работы по следующему кораблю этого типа. № 108, так и не получивший имя, должен был быть заложен в 1992-м, одновременно со спуском на воду «Ульяновска». Его передача флоту планировалась в 1998−99 годах. В общей же сложности в серии должно было быть четыре корабля.

«Ульяновск» мог бы стать уникальным кораблем. Его авиагруппа составляла бы около 70 летательных аппаратов (ЛА), включая истребители Су-33 и МиГ-29К, самолеты ДРЛО Як-44, противолодочные и поисково-спасательные вертолеты Ка-27. Это делало ее как минимум равной авиагруппе авианосцев типа «Нимиц» в задаче завоевания локального господства в воздухе. Несмотря на теоретически большую вместимость, «Нимиц» для удобства редко несет больше 80 ЛА.

При этом «Ульяновск» — традиционно для отечественных авианесущих крейсеров — и сам оснащался мощным вооружением: 12 противокорабельными сверхзвуковыми крылатыми ракетами «Гранит» (в ряде источников — 16, однако на сохранившихся макетах и чертежах видны 12 пусковых установок). Ракеты П-700с ядерными или проникающими фугасными боевыми частями имеют дальность более 550 км при высотной траектории полета.

По ряду сообщений, начиная со второго корабля серии, ракеты «Гранит» устанавливать не планировалось — советские авианесущие крейсеры стали бы «чистыми» авианосцами. Связано это с тем, что значительную часть палубы требовалось освобождать от людей и техники перед пуском ракет, которые располагались под трамплином. Мало того, после пуска нужно было длительное время очищать палубу от образовавшегося мусора, который мог попасть в воздухозаборник авиадвигателя. Таким образом, наличие ударного ракетного комплекса хоть и дает кораблю определенные дополнительные возможности, но на практике малооправдано, особенно если учесть габариты и массу ракет (стартовая — более 7 тонн) и техническую сложность комплекса в целом (так, например, пусковые установки перед пуском должны заполнятся водой).

Схема 1143.7 была уникальной — комбинированной трамплинно-катапультной. На угловой палубе располагалось две катапульты, а на носу — две стартовые позиции, ведущие на трамплин. Это решение также, вероятно, носило переходный характер, хотя могло и доказать свою полезность в ходе эксплуатации.

Будучи достроенным, АТАКР «Ульяновск» по сей день оставался бы вторым по размерам военным кораблем мира и обладал бы сопоставимыми, если не равными, боевыми возможностями с американскими авианосцами.

К сожалению, давняя мечта многих советских флотоводцев начала воплощаться в реальность слишком поздно — в последние мгновения существования их страны. Корабль и страна ушли, но мечта осталась. И в последние годы разговоры о перспективном авианосце для ВМФ России ведутся все чаще и увереннее.

Авианосец «Ульяновск» тряхнет стариной, чтобы бросить вызов ВМС США

Через десять лет у «Адмирала Кузнецова» появится товарищ по оружию

В России может появиться еще один «бумажный» авианосец. Их уже достаточно много, существующих в виде макетов, перевозимых с выставки на выставку морской техники. Есть пара легких, водоизмещением 40 и 50 тыс. тонн. Есть тяжелый «Прибой» водоизмещением 100 тыс. тонн. Есть «Ламантин» примерно такой же «комплекции». И каждый из этих проектов имеет свой номер и шифр. Конструкторские бюро работают с повышенной нагрузкой.

В начале этой недели два источника в судостроительной отрасли сообщили ТАСС, что Главное командование ВМФ Министерства обороны должно до конца 2020 года закончить работу над ТТЗ (тактико-техническим заданием) на постройку первого российского авианосца («Адмирал Кузнецов» — советский) с атомной энергетической установкой.

После чего ТТЗ будет передано в Объединенную судостроительную компанию для начала работ по проектированию авианосца. И тут источники сообщают важную и весьма любопытную деталь — при проектировании будет использована архивная документация по недостроенному советскому атомному тяжелому авианесущему крейсеру (АТАВКР) проекта 1143.7 «Ульяновск». То есть получается, что ТТЗ пока еще нет, а основные характеристики корабля уже известны. Но, в общем-то, практика достаточно распространенная — разработчик выдвигает вчерне, в инициативном порядке, созданный проект, а заказчик, которого проект устраивает, трансформирует предложенный военный комплекс в требования к нему.

Предполагается, что контракт на постройку авианосца будет подписан к 2025 году. А строительство завершится к 2030 году.

При этом источники, дабы не раскрывать секрета Полишинеля, ничего не сказали о том, кто же будет реализовывать этот проект. Хотя абсолютно понятно, что это Невское проектно-конструкторское бюро. Именно это бюро спроектировало в 1987 году «Ульяновск». И оно же показала на недавнем Международном военно-морском салоне в Петербурге макет «Ламантина» (проект 11430Э), который внешне отличается от «Ульяновска» только островом — палубной надстройкой. Так что всё сходится. Собственно, и документы не надо из архива поднимать — они давно уже в работе в Невском ПКБ.

Читать еще:  Япония станет самым крупным иностранным покупателем истребителей F-35. Амбиции растут.

Вполне понятно, что если бы «Ульяновск» был принят на флот, как было запланировано, в 1995 году, то это был бы достаточно современный и эффективный корабль, способный работать в любой точке Мирового океана. Его преимущество в сравнении со всеми прочими отечественными авианесущими крейсерами (а их раньше было несколько) определяло хотя бы наличие атомной энергетической установки. Но у «Ульяновска» были и иные преимущества.

Увы, история распорядилась по-своему. Строительство «Ульяновска» началось в 1988 году на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве (ныне Украина). В 1991 году «Ульяновск» был выведен из списочного состава ВМФ СССР. Работы прекратились, когда авианосец был готов на 20%. А в 1992 году корабль начали разделывать на металл.

Итак, что же мог получить флот в 1995 году, если бы страну миновали политические потрясения? И «Адмирал Кузнецов», и другие отечественные авианосцы, как уже существующие, так и строившиеся, значительно проигрывали бы «Ульяновску» и по ударной мощи, и по географии решения боевых задач.

На корабле водоизмещением 80 тыс. тонн (у «Адмирала Кузнецова» 60 тыс. тонн) должны были базироваться 70 самолетов и вертолетов (на «Кузнецове» 50). Причем самолеты на атомном авианосце были представлены только одними тяжелыми палубными истребителями Су-33, в то время как на «Кузнецове» «разбавлены» легкими МиГ-29К. Существенно отличалась и автономность плавания — 120 суток против 45 суток.

Еще одно существенное достоинство, которое так и не было реализовано не только из-за отказа от продолжения строительства «Ульяновска», — наличие в авиагруппе четырех турбовинтовых самолетов ДРЛО Як-44, которые также были бы оснащены аппаратурой радиоэлектронной борьбы. Вот благодаря этому обстоятельству перспективный АТАВКР вставал вровень с американскими авианосцами того периода. Однако и Як-44 не получился. В 1993 году этот жизненно необходимый для ВМФ проект был свернут в связи с прекращением финансирования.

Что же касается оружия обороны, то оно было примерно таким же, как и у «Кузнецова» — ПКР «Гранит», ЗРК «Кинжал», ЗПРК «Кортик», реактивные бомбометы, пара противолодочных вертолетов.

Все это позволяет сказать, что в случае воссоздания «Ульяновска» под названием «Ламантин» или еще каким-то, он будет однозначно существенно сильнее нашего многострадального «Адмирала Кузнецова». К тому же следует еще учесть, что на него будет установлено современное радиоэлектронное и ракетное оружие.

Однако при этом следует понимать, что это будет авианосец вчерашнего дня. Никак он не может быть современным в отсутствии самолета ДРЛОиУ. Но это, конечно, вопрос оснащения и комплектации, от Невского ПКБ не зависящий. А вот использование трамплина, отсутствие даже паровой, не говоря об электромагнитной катапульте, — значительно снижает боевые возможности палубных истребителей.

Дело в том, что появление на американских авианосцах атомных силовых установок преследует, в том числе, цели обеспечения работы катапульт (как паровых, так и электромагнитных) очень значительным количеством энергии, необходимой для разгона большого количества самолетов в сжатый период времени. Традиционные силовые установки с этим плохо справляются.

У катапульт есть целый ряд достоинств, которых лишен взлет с трамплина. Во-первых, возможность запускать более тяжелые самолеты, то есть с полной загрузкой топливом и боекомплектом. На «Кузнецове» есть только один трек, проходящий от самой кормы до трамплина, который позволяет загружать самолеты не намного меньше, чем позволяют их ЛТХ. Два других трека укорочены, из-за чего тяжелый самолет не успевает набрать необходимую для правильного отрыва скорость. То есть трамплин сокращает дальность полетов истребителей и их ударные возможности.

Во-вторых, катапульта позволяет производить взлеты при более жестких погодных условиях — качке и ветре. В-третьих, при запуске самолетов с катапульты удается выдерживать более высокий темп взлетов. Это важно. Потому что самолетам приходится тратить дополнительное время и топливо на то, чтобы все встретились в точке сбора.

Конечно, у катапульты, особенно паровой, есть недостатки. Например, она занимает на корабле значительный объем и сложна в эксплуатации. Но это с лихвой компенсируется вышеперечисленными достоинствами.

Так что к радостным комментариям относительно того, что перспективный авианосец будет не хуже американских, следует относиться скептически. Хотя бы из-за трамплина и отсутствия самолета ДРЛОиУ.

Необходимо сказать, что в Советском Союзе был опыт, почти увенчавшийся успехом, по созданию паровой катапульты. Ее разработка началась в 1977 году. Эксперименты проводились в Крыму на комплексе НИТКА. В 1987 году появился шанс довести проект до победного конца и оснастить «Ульяновск» паровой катапультой. Работы по катапульте продолжались и после того, как авианосец был заложен. Но прекратились одновременно с отказом ВМФ от «Ульяновска».

Была попытка создания и электромагнитной катапульты. Она продолжалась 15 лет до конца 90-х годов в Институте высоких температур Академии наук (ИВТАН) при участии ОКБ Микояна.

И еще один важный момент. Для перспективного авианосца необходимо построить хотя бы пару кораблей охранения, которые должны отвечать за противоракетную и противолодочную защиту. И они должны быть «посерьезнее», чем у «Адмирала Кузнецова». То есть это должны быть крейсера или эсминцы, потому что это предопределено тем, что у авианосца атомная силовая установка и, следовательно, он, в отличие от «Кузнецова», должен совершать сверхдальние походы в океанской зоне. Но наша судостроительная промышленность за весь российский период освоила лишь строительство фрегатов.

Ну, и еще один вопрос. Очень серьезный. Нужен ли России осовремененный «Ульяновск»? Американский авианосный флот на протяжении нескольких последних десятилетий используется в основном как средство психологического давления на заведомо более слабого противника. Во время же серьезных военных операций в 90-е годы — начале нулевых годов нового столетия на Ближнем Востоке вклад палубной авиации по сравнению с налетами истребителей и бомбардировщиков ВВС был незначительным.

Самой крупной послевоенной операцией, в которой принимали участие авианосцы США, была Война в Персидском заливе 1990−1991 годов. В ней принимали участие 6 авианосцев — от построенного в 1945 году «Мидуэя» до ныне эксплуатирующегося «Теодора Рузвельта».

За два с половиной месяца операции ударные самолеты всех шести авианесущих групп совершили 18 117 боевых вылетов, в которых главным образом принимали участие палубные самолеты F/A-18 Hornet. За тот же период авиация наземного базирования совершила более 98 тыс. вылетов. Причем и ракетно-бомбовые удары у нее были мощнее, поскольку в операции принимали участие стратегические бомбардировщики.

Атомный тяжелый авианесущий крейсер проекта 11437 «Ульяновск»

Тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» имел свободную от носа до кормы полетную палубу, трамплин для взлета самолетов, бортовые самолето подъемники и аэрофинишеры. Корпус корабля, выполненный в основном из броневой стали, на всем протяжении имел двойное дно. Непотопляемость обеспечивалась при затоплении пяти смежных отсеков общей длиной не менее чем 20 % длины корабля. Надстройка («остров») насчитывала 13 ярусов и имела высоту 32 м. По общей архитектуре она повторяла надстройку проекта 11436 и устанавливалась на спонсоне. Четыре реактора с соответствующим оборудованием попарно размещались в одном отсеке побортно. Каждый из реакторных отсеков по диаметральной плоскости корабля делился на две части водонепроницаемой переборкой. В корму от этих отсеков находились два машинных отделения, в которых устанавливались четыре ГТЗА, из которых два носовых работали на наружные гребные валы, а два кормовых — на внутренние. Электростанции располагались в нос и в корму от отсеков главной энергетической установки. Для подачи авиационного боезапаса из погребов имелось 12 лифтов. Посадка самолетов должна была производиться на аэрофинишеры в кормовой части полетной палубы. ПКР «Гранит» размещались также как и на пр. 11346.

Всего корпус делился на 20 водонепроницаемых отсеков, переборки которых доводились до ангарной палубы, имелось также второе дно и две водонепроницаемые платформы. Шпация традиционно для Невского ПКБ была принята в 1 метр. В первом (таранном) отсеке — приборы гидроакустического комплекса (ГАК) в носовом бульбовом обтекателе, якорно — швартовное устройство, цепные ящики, балластные цистерны и мелкие кладовые. Во втором, жилом отсеке — кубрики личного состава, санитарно- бытовые помещения, цистерны. В третьем отсеке подпалубные пусковые установки (ПУ) комплекса «Гранит» и боевые посты. В четвертом и пятом жилых отсеках — каюты, кубрики, кладовые, отделения вспомогательных механизмов. Шестой отсек — погреба авиабоезапаса, шахты подъемников, каюты. В седьмом отсеке — вспомогательные механизмы, боевые посты и каюты. Восьмой и девятый отсеки — жилые. В десятом отсеке — главный командный пост (ГКП), боевая информационно-управляющая система (БИУС), боевые посты, здесь же на шестой палубе выход на забортные трапы. Одиннадцатый отсек — вспомогательные котлы, носовая электростанция, ПЭЖ, коридор газоходов. Двенадцатый — реакторный отсек с надаппаратным помещением, затем идут носовой и кормовой турбинные отсеки (носовой эшелон на бортовые винты). Пятнадцатый отсек — кормовая электростанция, щитовые. Шестнадцатый отсек — цистерны авиатоплива, погреб авиабоезапаса, вспомогательные механизмы. Далее в двух отсеках — цистерны авиатоплива в отдельных емкостях. Далее идут кормовые — румпельный и дифферентный отсеки.

Вдоль левого борта предусмотрен сквозной проход от носа до кормы, с огнезащитными закрытиями, в боевых условиях проход рассекается, а в каждом водонепроницаемом отсеке имеется индивидуальная шахта схода.

Энергоустановка тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» была атомная, с 4 реакторами по 305 МВт и с 4 паровыми турбинами по 50000 л. с. Движители — 4 винта фиксированного шага диаметром 4,8 м при 300 оборотах. Скорость полного хода — 29,5 уз, экономического — 18 уз. На вспомогательных паровых котлах корабль мог дать ход в 10 узлов. Дальность плавания и мореходность неограниченная. Систем успокоения качки не предусматривалось (имелись лишь протяженные скуловые кили). Мощность электростанции 27000 кВт — 10 турбогенераторов по 1500 кВт, 8 дизель-генераторов по 1500 кВт. Запас авиатоплива — 5000 т.

Предполагалась отработанная на предыдущих ТАКР система организации: семь боевых частей, четыре службы и три команды: (БЧ-1 штурманская, БЧ-2 ракетно-артиллерийская, БЧ-3 минно-торпедная, БЧ-4 связи, БЧ-5 электромеханическая, БЧ-6 авиационная, БЧ-7 радиотехническая, службы — медицинская, химическая, живучести и снабжения, команды — управления, комендантская, боцманская).

Для вооружения тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» было предусмотрено 70 летательных аппаратов, в том числе самолетов Су-27К до 25 единиц, самолетов МиГ-29 до 20 единиц, самолетов ДРЛО Як-44 до 8 единиц, 15 противолодочных вертолетов КА-27ПЛО, 2 поисково- спасательных вертолета КА-27ПС. Угол трамплина — 14 градусов, его длина — 51 метр, ширина на сходе — 27 метров, посадочная полоса длиной 228 метров.

Читать еще:  Назван неисправимый недостаток американского истребителя F-35

Ракетное вооружение тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» состояло из 12 ПКР оперативно-тактического назначения «Гранит» в подпалубных установках (с «мокрым» стартом), а также многоканальный ЗРК самообороны «Кинжал» (4 пакета по 6 ПУ) со 192 ЗУР вертикального пуска и 4 антенными постами К-12, сопряженными с ЗРАК «Кортик» через БИУС. Ракетно- артиллерийский комплекс самообороны «Кортик» состоял из 8 боевых модулей (256 ЗУР и 48000 патронов калибра 30 мм) и работал в режиме дострела прорвавшихся после «Кинжала» ракет или по мелким надводным целям (например, плавающие мины). Любопытно, что на «Туламашзаводе» успели изготовить 16 установок «Кортик», как раз на два авианосца, они пылились на складах фирмы и только недавно их стали устанавливать на экспортные корабли для Индии.

Вместо «Кинжала» также прорабатывалась установка новейшего зенитного комплекса самообороны «Колчан» (или, иначе, «Полимент-Редут»), который, конечно же, никак не успевал ко времени сдачи корабля. Вместо «Кортика» мог быть установлен ЗРАК «Палаш» с более высокими характеристиками.

Противолодочное и противоторпедное вооружение тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» включало в себя ГАК «Звезда» с РКПТЗ «Удав» (боезапас — 60 РГБ), правда, со стапельных фотографий носовой части «Ульяновска» видно, что скорее всего, оставлен «Полином», как и на предыдущих четырех, только без буксируемой антенны.

Радиотехнические системы тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» включали в себя БИУС «Трон-Дипломант», при помощи которой системы ПРО были объединены в единый автоматизированный контур; авиационную БИУС, систему наведения истребителей «Газон», навигационный комплекс «Андромеда» (в 1,5 раза обеспечивший увеличение точности по сравнению с «Салгиром»), комплекс средств радиосвязи, систему космической связи «Центавр», комплекс обнаружения воздушных и надводных целей с системой обработки информации «Марс-Пассат», резервные РЛС общего обнаружения МР-650 «Подберезовик» и обнаружения низколетящих воздушных целей МР-350 «Подкат-М», РЛС управления полетами «Резистор К-4», навигационные РЛС «Волга», автоматизированный комплекс средств РЭБ ТК-146 «Созвездие-БР».

Разработка АППУ для тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» проводилась на базе освоенного в производстве оборудования реакторов КН-3, которые устанавливались на атомных крейсерах типа «Киров», только форсированного типа, с продленным до 12 лет ресурсом активной зоны за счет применения высокообогащенного урана. Работы выполнялись под руководством главного конструктора ОКБМ Ю. К. Панова, технический проект компоновки АППУ выполнялся под руководством А. В. Агеева, а рабочий проект (с 1987 г.) под руководством И. С. Вотинцева.

Установка проектировалась с обеспечением новых повышенных требований по безопасности, к реализации намечались все самые современные технические решения (в том числе экранированный коллектор системы компенсации давления), полностью учитывающие опыт создания и эксплуатации установок- прототипов. АППУ типа КН-3 показала себя вполне безопасной и ремонтопригодной — так, на 800 заказе в 1985 г. вышел из строя один из насосов первого контура. Год корабль ходил с ограничением мощности, после чего на заводе насос был заменен в течение 10 суток. Отдельные ремонтные работы производились в системах компенсации давления, трубных систем парогенераторов и не приводили к отклонениям от нормы радиационной обстановки на кораблях (за пределами подблочного пространства АППУ).

Рабочий проект был согласован в 1988 г. со всеми заинтересованными предприятиями и началось изготовление необходимой оснастки и оборудования. С августа 1988 г. сотрудниками бюро компоновки было начато периодическое техническое обслуживание изготовления и монтажа реактора КН-3-43 на заводе-строителе. Корабельной АЭУ с такими характеристиками в мире до этого не было и нет до сих пор — при мощности турбоагрегатов около 300 МВт и мощности вспомогательных систем 27 МВт общая мощность составляла 810 МВт, что почти вдвое превышает таковую на американских авианосцах, паропроизводительность дошла бы в час до 900 тонн пара при его температуре в 475 градусов.

К моменту полного прекращения финансирования строительства в ноябре 1991 г. на заводе-строителе было завершено изготовление четырех баков железоводной защиты, блоков биологической защиты, секций ограждения, была начата сварка главных патрубков насосов первого контура.
Надводная бронированная защита погребов и ангара общей массой 1700 т была впервые внедрена на четвертом корабле «Баку» проекта 11434. Принятая система как бы зеркально отличалась от классического линкорного бронирования: защита имела взводную (экранную) переборку, за которой на расстоянии 3,5 м располагалась броня.

Для тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск» промышленность предлагала как относительно готовые машины Су-33 (так с 1988 года стал называться Су-27К), МиГ-29К, Су-25, Ка-27, так и совершенно новый корабельный самолет радиолокационного дозора Як-44.

Боевой Единицей ПВО авианосца соединения должны были стать самолет Як-41 (после 1988 года получивший обозначение Як-141) и два самолета типа Су-33, патрулирующие на удалении 120—130 км от корабля базирования, на высотах от 4500 до 7500 метров, с общим временем патрулирования до 3 часов. При базировании самолетов Як-141 ими предполагалось управлять при помощи вертолета радиолокационного дозора и наведения Ка-252РЛД.

Для учебных целей предполагалось наличие самолетов МиГ-29Ку и Су-25УТГ. Авиагруппа «Ульяновска» должна была включать: 24 истребителя Су-27К, 24 истребителя МиГ-29К, 4 самолета РЛДН Як-44РЛД, 16 противолодочных вертолета Ка-27 и 2 поисково-спасательных вертолета Ка-27ПС.

Тяжелый авианесущий крейсер проекта 11437 «Ульяновск» оснащался двумя паровыми катапультами «Маяк», созданными на Пролетарском заводе, трамплином и 4 аэрофинишерами. Для хранения ЛА под палубой имелся ангар размером 175х32х7,9 м. На полетную палубу ЛА поднимались при помощи 3 подъемников грузоподъемностью по 50 т (2 по правому борту и 1 по левому). В кормовой части размещалась оптическая система посадки «Луна».

Строительство корабля шло интенсивными темпами: к средине 1991 года были установлены конструкции общей массой около 27000 т., а готовность доведена до 18,3 процентов.

1 ноября 1991 года АТАВКР «Ульяновск» был исключен из состава ВМФ, финансирование проекта прекратилось. Некоторое время завод на собственные средства вел монтаж и сборку, но в начале 1992 года, после распада СССР и Россия, и Украина окончательно отказались дальнейшего строительства авианосца. В соответствии с распоряжением № 69-Р от 4 февраля 1992 года, подписанного первым вице-премьером Украины К. Масиком, с 5 февраля 1992 года начата разделка корпусных конструкций АТАВКР «Ульяновск». Затраты на эти работы составили 80 процентов от трудоемкости уже сделанного.

К 29 октября 1992 года «нулевой» стапель был свободен — 107 заказ перестал существовать.

Основные характеристики тяжелого авианесущего крейсера проекта 11437 «Ульяновск»:
Водоизмещение, т: полное — 79,758; стандартное — 62,580;
Длина, м: по ватерлинии — 302,6; наибольшая — 324,6;
Ширина, м: по ватерлинии — 39,5; наибольшая — 75,5;
Высота габаритная, м: 65,5;
Высота борта от основной плоскости до верхней палубы, м: на миделе — 27,5; в носу – 33;
Осадка, м: 10,7;
Двигатели: 4 ядерных реактора КН-3, 4 ППУ ОК-900;
Мощность, л. с.: 280000;
Движитель: 4;
Скорость хода, уз.: 30;
Дальность плавания, миль: не ограничена;
Автономность плавания, суток: 120;
Экипаж, чел.: 3800;
Ракетное вооружение: 16 х ПКРК «Гранит», ЗРАК «Кортик», ЗРК «Кинжал»
Авиационная группа: 70 самолетов и вертолетов

«Ульяновск» – тяжелый авианесущий крейсер с ядерной энергетической установкой

В конце 80-х ЧСЗ готовился взять еще одну ступень, очередную технологическую и производственную высоту – постройку тяжелого авианесущего крейсера с ядерной энергетической установкой.

К 1988 году Черноморский судостроительный завод в Николаеве был одним из крупнейших судостроительных центров Советского Союза и единственным предприятием этой отрасли, которое осуществляло постройку авианесущих кораблей уже на протяжении 26 лет. Давно находились в строю противолодочные крейсеры «Москва» и «Ленинград» . Осуществлено строительство и сдача флоту тяжелых авианесущих крейсеров «Киев» , «Минск» и «Новороссийск» .

К указанному периоду Черноморский завод находился на пике своей производственной мощности – в акватории предприятия велись работы сразу на трех тяжелых авианесущих крейсерах. Готовился к сдаче флоту «Баку» , осуществлялась достройка «Тбилиси» , а в ноябре 1988 года был произведен спуск на воду «Риги», будущего «Варяга» . Параллельно на других стапелях завода строились корабли и суда других проектов военного и гражданского назначения.

Разговоры, дискуссии, переходящие в споры о необходимости строительства и наличия в составе ВМФ СССР авианесущих кораблей продолжались уже не одно десятилетие. Эскизы и проекты, порой весьма проработанные и интересные (например, проект Костромитинова 1944 года) сменяли друг друга с регулярным постоянством. К концу 1960-х гг. лёд в отношении авианесущих кораблей был сломан. В состав советского флота вступили противолодочные вертолетоносцы «Москва» и «Ленинград». Началась постройка корабля по новому проекту – «Киева».

Однако до появления авианосцев было еще очень далеко. 1970-е годы принесли новые проекты и новый виток споров. Сосредоточить ли усилия на дальнейшем развитии тяжелых авианесущих крейсеров? Или же начать строить полноценные авианосцы с катапультами, аэрофинишёрами и самолетами горизонтального взлета и посадки?

В начале 1970-х появился проект авианосца с ядерной энергетической установкой – проект 1160. Это был корабль водоизмещением почти в 80 тыс. тонн с авиагруппой в 70 летательных аппаратов. Однако в этот период появлению авианосцев в составе советского флота помешали перипетии во властных кабинетах. Во главе министерства обороны вместо благоприятствующего созданию авианесущих кораблей маршала Гречко встал Дмитрий Федорович Устинов, который относился к подобным проектам более сдержанно. Работы по проекту 1160 были прекращены. Впоследствии на его основе был разработан проект 1153 шифр «Орел» – с меньшим водоизмещением и меньшей по численности авиагруппой. Однако по целому ряду причин он также остался нереализованным.

С начала 1980-х гг. Черноморский судостроительный завод приступил к постройке тяжелых авианесущих крейсеров проектов 1143.5 и 1143.6 – к осени 1988 г. заказ 104 «Тбилиси» готовился к испытаниям, заказ 105 «Рига» был спущен на воду. Следующий корабль проекта 1143.7 приставлял собой дальнейшее, усовершенствованное развитие своих предшественников, и главным его отличием являлось наличие ядерной энергетической установки. Советский флот, наконец, должен был получить корабль такого уровня.

На стапеле – атомный

Разработку проекта очередного, в данном случае этапного, авианесущего крейсера осуществляло Невское проектно-конструкторское бюро в Ленинграде. Тактико-техническое задание на проектирование подобного корабля это учреждение получило в 1984 г. При работе над перспективным атомным авианесущим крейсером были использованы наработки и опыт, полученные во время создания проектов 1160 и 1153.

В 1986 году был утвержден эскизный проект, а на следующий, 1987-й, – и технический. Главным отличием от предыдущих тяжелых авианесущих крейсеров было не только наличие ядерной энергетической установки. Новый корабль планировалось оснастить кроме трамплина еще и двумя паровыми катапультами. Предполагалось, что он будет иметь более крупную авиагруппу в составе 70 самолетов и вертолетов: в их числе не только палубные истребители Су-27К и МиГ-29К, вертолеты Ка-27 и Ка-31, но и двухмоторный самолет радиолокационного дозора и целеуказания Як-44РЛД.

Читать еще:  Техника стрельбы из арбалета

Особенностью этой машины, разработка которой велась с конца 1970-х гг., было оснащение ее уникальными винтовентиляторными двигателями Д-27, позволявшими самолету взлетать, по расчетам, не только при помощи катапульты, но и с трамплина. Расширение авиагруппы повлекло за собой появление не двух, а трех самолетоподъемников.

Атомный авианесщий крейсер предполагалось вооружить ударным ракетным комплексом «Гранит» и достаточно мощной системой ПВО, включавшей в себя комплексы «Кинжал» и «Кортик». Водоизмещение, в отличие от предшественников, было увеличено и достигало 73 тыс. тонн. Четырехвальная энергетическая установка мощностью 280 тыс. кВт могла обеспечить скорость полного хода до 30 узлов.

Силуэтом корабль незначительно должен был отличаться от крейсеров проекта 1143.6 и 1143.5. – он имел несколько меньшую по размерам надстройку. Всего по проекту 1143.7 предполагалось построить четыре атомных авианесущих крейсера.

Головной корабль был заложен на освободившемся после спуска «Риги» стапеле 25 ноября 1988 года. Он получил название «Ульяновск».

Параллельно строительству тяжелых авианесущих крейсеров шло непрерывное совершенствование и модернизация самого Черноморского завода в связи новыми задачами. К середине 80-х гг. предприятие уже имело в своем распоряжении уникальный стапельный комплекс, состоящий из двух 900-тонных кранов финского производства. В цеха шло новое оборудование. Новый виток технического и производственного усовершенствования пришелся к началу строительства атомных тяжелых авианесущих крейсеров.

При подготовке к постройке заказа 107, которым был «Ульяновск», Государственный специализированный проектный институт «Союзверфь» создал проект расширения завода. На намывной территории, образуемой при реконструкции Восточной набережной Большого ковша, планировалось расположить внушительный блок монтажно-достроечных цехов площадью 50 тыс. кв. метров. Там должны были быть сосредоточены новые производственные мощности для достройки атомных тяжелых авианесущих крейсеров. В том числе там предполагалось поместить производство атомных паропроизводящих установок. Для перевозки атомных реакторов от места расположения будущих монтажно-достроечных цехов к козловым кранам стапеля предусматривалось строительство специального понтона.

Подготовительные работы по строительству заказа 107, будущего «Ульяновска», начались с января 1988 г. После закладки корабля 25 ноября того же года строительство корпуса крейсера продолжилось довольно быстрыми темпами. При этом широко использовался уже отработанный на предыдущих заказах крупноблочный метод сборки. Сам корпус должен был формироваться из 27 блоков, насыщенных оборудованием, массой 1380 тонн каждый. Стоимость «Ульяновска» при закладке оценивалась в 800 млн. рублей, а общая стоимость, включающая в себя расходы на проектирование, вооружение и оснащение, должна была достигнуть примерно 2 миллиардов рублей. В строй корабль планировалось ввести в 1995 году.

Поскольку темпы строительства корпуса были достаточно высокими, они стали значительно опережать работы по намыванию площадей под будущий блок монтажно-достроечных цехов. Начало строительства зданий предполагалось только в 1991 году, а атомные паропроизводящие установки в количестве 4 штук надо было смонтировать и погрузить в корпус до этого срока.

Заводские технологи предложили в качестве места технологической сборки установок построить специальный понтон, на котором смонтировать металлическое здание с оборудованием и кранами, в котором и производить сборочные работы. Готовые атомные паропроизводящие установки выкатывались на специальных трейлерах из ворот этого нового цеха прямо под козловые краны. Идею подержал директор завода Юрий Иванович Макаров. Он также внес в нее существенное усовершенствование. Вернувшись из рабочей поездки в Болгарию, Макаров предложил сделать крышу сборочного цеха раздвижной. Готовый реактор при этом извлекался козловым краном и сразу подавался на стапель. Эта идея пришла к директору после посещения во время болгарской поездки местного планетария.

Сборочный цех реакторов был готов уже к концу 1989 г. Его установили под стапелем номер 0, где строился «Ульяновск», на легкое свайное основание и вскоре приступили к сборке корабельных атомных реакторов. Все необходимые компоненты для сборки этих агрегатов: корпуса, парогенераторы, насосы, фильтры – поступили на завод в 1990–1991 гг. Четыре реактора были конструктивно объединены в два блока массой 1400 тонн каждый для носовой и кормовой машинных групп. Один из блоков был успешно сварен, второй подготовлен к сборке.

Сам корпус «Ульяновска» на стапеле достигал к моменту окончания строительства 27 тыс. тонн – кормовая секция крейсера была доведена до уровня верхней палубы. Общая готовность корпуса составляла около 70% – часть механизмов и оборудования уже были смонтированы и погружены. Завод был полностью готов к установке на «Ульяновск» атомных реакторов. Началась подготовка к строительству заказа 108, которым должен был бы стать следующий атомный авианесущий крейсер.

Однако в судьбу корабля вмешались внешние очень неблагоприятные обстоятельства. После августовских событий 1991 года могучая держава, более 600 заводов и предприятий которой работали над созданием атомного тяжелого авианесущего крейсера, начала рушиться. Черноморский судостроительный завод, располагавшийся в Николаеве, оказался на территории объявившей независимость Украины. Посетивший завод в рамках предвыборной программы будущий президент Леонид Кравчук назвал предприятие «Жемчужиной Украины». На вопрос заводчан, будет ли продолжено строительство авианосцев, Леонид Макарович, и глазом не моргнув, ответил, что, разумеется, будет. Впрочем, учитывая талант господина Кравчука уверенно и обтекаемо отвечать на самые конкретные вопросы, с тем же успехом будущий президент мог обещать и колонизацию Украиной Луны вместе с обретением золота Полуботка.

Впрочем, обещания политиков могут быть легковеснее высохших осенних листьев. Листьев осени 1991 года, последней осени СССР. В октябре ВМФ прекратил финансирование строящихся на заводе кораблей. В их число входил находившийся на плаву тяжелый авианесущий крейсер «Варяг» и находившийся на стапеле «Ульяновск». Какое-то время завод еще осуществлял на них плановые работы, пока с началом 1992 г., ввиду отсутствия средств и возможностей, их пришлось прекратить.

Огромному заводу с большим коллективом надо было как-то выживать. В этот период руководство предприятия начало переговоры с норвежской брокерской конторой Libek&Partners о подписании контракта по строительству для крупного судовладельца танкеров дедвейтом 45 тыс. тонн. Для осуществления этого замысла предполагалось строить эти суда одновременно на двух стапелях – номер 0 и номер 1.

Но что делать с корпусом «Ульяновска»? Завод неоднократно обращался к правительству и президенту России Борису Ельцину, к командованию флотом. Четкого ответа не последовало – недостроенный атомный тяжелый авианесущий крейсер оказался никому не нужен. Политикам не было никакого дела до высившегося на стапеле наследия канувшей в Лету великой страны. Часть руководства завода предлагала несмотря ни на что достроить «Ульяновск» и спустить на воду до лучших времен. Однако эта идея была отринута.

И тут на Черноморский завод прибыл неожиданный гость. Это был некий гражданин США с характерной американской фамилией – Виталий Козляр, вице-президент фирмы J.R. Global Enterprises Inc, зарегистрированной в Нью-Йорке. Осмотрев завод и недостроенный «Ульяновск», он предложил купить его на лом по очень оптимистической цене в 550 долларов за тонну. Поскольку в сумме это были весьма серьезные деньги, руководство завода и вместе с ним правительство Украины на радостях клюнули на эту наживку.

4 февраля 1992 г. постановлением правительства Украины атомный тяжелый авианеущий крейсер «Ульяновск» был обречен на утилизацию. Не дожидаясь полного оформления контракта и поступления первых платежей, атомный гигант начали резать. Возглавлявший на тот период отдел внешнеэкономических связей завода Валерий Бабич (впоследствии автор книги «Наши авианосцы»), изучив западные каталоги и проспекты, выяснил, что цена лома на международном рынке составляла тогда не более 90-100 долларов за тонну. Осознав неладное, Бабич сообщил о своем «открытии» руководству завода, но, будучи уверенным в высокой стоимости броневой никелесодержащей стали и корпусной стали повышенной прочности, оно не обратило на это предостережение внимания.

Юрий Иванович Макаров, который был категорически против порезки «Ульяновска», проходил в это время лечение после инсульта. Сердце кораблестроителя не выдержало гибели Советского Союза, развала производства и конца эры авианесущих крейсеров на Черноморском заводе. Оптимисты предполагали, что рабочие откажутся резать «Ульяновск» – на заводе еще помнили, как возмущались корабелы решением об утилизации крейсера проекта 68-бис «Адмирал Корнилов» в 1959 году, когда готовность этого корабля доходила до 70%. Добровольно его отказывались пускать под нож. Руководству пришлось назначать исполнителей в принудительном порядке, грозя дисциплинарными мерами.

Однако в 1990-е времена были уже не те. По воспоминаниям Валерия Бабича, «Ульяновск» резали с не меньшим энтузиазмом, чем строили. В марте 1992 г. на завод прибыл представитель покупателя лома, господин Джозеф Резник. К этому времени корпус крейсера был разрезан уже на 40%. При начале переговоров господин Резник, эмигрант из СССР, выразил свое крайнее недоумение ценой в 550 долларов за тонну. С глубоким сочувствием он сообщил впавшему в оцепенение руководству ЧСЗ, что может заплатить не более 120 долларов за тонну. А откуда господин Виталий Козляр взял такую цену, ему категорически не известно.

Вскоре переговоры прекратились ввиду полного взаимного непонимания. Разрезка корабля продолжалась, поскольку необходимо было освободить стапель. «Ульяновск» порезали за 10 месяцев – к ноябрю 1992 года так и не состоявшийся первый советский атомный тяжелый аианесущий крейсер перестал существовать. Впрочем, спешка ничего не принесла заводу – в 1993 году контракты на постройку танкеров и договоренность о продаже крейсера на лом были аннулированы. Весь порезанный металл грудами лежал на огромной площади завода.

Тщетно руководство завода пыталось продать останки «Ульяновска» многочисленным поначалу покупателям. Никто уже не вспоминал бодрую цену в 550 долларов за тонну. В переговорах начали фигурировать гораздо более скромные цифры: 300, 200, наконец, 150 долларов. Иностранцы были не согласны платить много за корабельную сталь, постоянно находя поводы для того, чтобы сбить цену.

Долгие годы пакеты с конструкциями «Ульяновска» громоздились на заводе, порастая травой и подтверждая собой старое латинское выражение: «Горе побежденным!» Потом они постепенно начали исчезать – экономическая деградация полностью поглотила бывшего гиганта судостроительной промышленности СССР, и на продажу пошло уже все, что можно: оборудование, станки, первый и последний атомный тяжелый авианесущий крейсер советского флота «Ульяновск».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector