1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В Дагестане уничтожены террористы. Есть жертвы. Видео

В Дагестане уничтожены террористы. Есть жертвы. Видео

Подборка самых шумных и взрывных спецопераций российского спецназа на Кавказе (Дагестан, Ингушения, КБР) за последние годы. Последние пару лет нашим спецназом всё активней применяются дроны, роботы и другие электронные новшества. Боевики тоже не отстают: они строят крепкие бункеры и копают подземные ходы. Смотрите так же первую и вторую подборки за 2009-2015 годы (44 видео, настоятельно рекомендуется, если не видели и не читали).

Спецопераций много, поэтому сотрудники не рискуют понапрасну и при особо сильном сопротивлении, просто методично рушат дом вместе с боевиками. Для дальнейшего разбора завалов используются бульдозеры. Если найденные СВУ вызывают опасения, то взрываются на месте.

В большинстве видео идет ликвидация участников банд группировок или «переобувшихся» в боевиков ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) или Вилаят Кавказ бандитов и т.п. экстремистских организаций.

Спецоперация в с. Губден 16-17 декабря 2017

Спецоперация в с. Анди, 24.03.2018 г.

Спецоперация в п.Талги 3.12.2016. + Высверливание бункера с боевиками для подрыва.

Сафари в с. Ямансу 1 января 2017 года, уничтожены 2 боевика

Спецоперация ФСБ в Назрани, РИ 24 ноября 2016 г.

Спецоперация УФСБ РД в Махачкале 07.05.2015

Спецоперация УФСБ и МВД РД в Махачкале, РД 07.09.2016

Спецоперация УФСБ и МВД РД в п. Ленинкент, РД, 13-14 апреля 2016

Спецоперация УФСБ и МВД КБР 15-17 января в Нальчике, КБР. 2016

Схрон в Экажево, Ингушетия 6 апреля 2017

Спецоперация УФСБ, УФСВНГ и МВД РД в Хасавюрте, 29.01.2017 г.

Спецоперация УФСБ и МВД РД в Гимрах 10.10.2015

«Выполнили свой долг»: как была отбита террористическая атака на Дагестан в 1999 году

Во второй половине 1990-х годов от нескольких десятков до нескольких сотен радикалов из Дагестана скрывались на территории Чечни. Среди них был Багаутдин Кебедов, ставший одним из идеологов северокавказских боевиков. Весной 1998 года он создал исламистскую радикальную организацию «Исламская шура Дагестана», а также принял участие в формировании террористической структуры «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана» (КНИД)*, которую возглавил террорист Шамиль Басаев. Экстремисты продвигали идеи захвата всего Северного Кавказа, включая Дагестан, и создания на территории региона единого «государства».

Кроме того, в 1997—1998 годах эмиссары исламистов начали прибывать в так называемую Кадарскую зону Дагестана (ваххабитский непризнанный автономный анклав. — RT) и формировать подполье в селе Карамахи Буйнакского района.

В 1999 году небольшие группы террористов, проникающие из Чечни, стали пытаться создавать на территории Дагестана тайники с оружием и вступать в столкновения с российскими силовиками. А Кебедов призвал исламистов к массированному вторжению на территорию республики, заручившись при этом поддержкой нескольких десятков полевых командиров.

«Террористы хотели расколоть Северный Кавказ, разжечь здесь широкомасштабные боевые действия, чтобы они распространились на всю территорию РФ, достигли тех «проблемных зон», где постоянно поднимались сложные межнациональные вопросы.

Действия террористов поддерживали за рубежом, и задачи перед ними ставили широкомасштабные, выделяя значительные суммы на проведение боевых действий», — рассказал в интервью RT заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова, эксперт Ассоциации военных политологов полковник запаса Андрей Кошкин.

Начало вторжения

7 августа 1999 года подразделения сформированной под эгидой КНИД террористической организации «Исламская международная миротворческая бригада» вторглись на территорию Дагестана. Непосредственное руководство силами террористической «бригады» осуществлял Басаев.

Общая численность боевиков составляла, по данным различных источников, от 400 до 1,5 тыс. человек. Их первоначальной целью были населённые пункты Ботлихского района Дагестана — Ансалта, Рахата, Тандо и другие.

10 августа террористы из «Исламской шуры» начали распространять заявления о создании так называемого «исламского государства Дагестан» и низложении законных органов власти республики. Временными «командующими» вооружёнными отрядами «шура» объявила Басаева, а также арабского террориста Хаттаба.

9 августа боевики захватили одну из господствующих высот Ботлихского района — Ослиное Ухо, находившуюся к западу от районного центра. Это позволило им установить огневой контроль над значительной территорией. Три дня спустя российские войска нанесли по высоте артиллерийский удар, а 13 августа начался её штурм силами бойцов 108-го гвардейского парашютно-десантного полка и других подразделений ВС РФ. Руководил десантниками командир батальона майор Сергей Костин.

Федеральные войска стянули на себя крупные силы боевиков. Террористы неоднократно атаковали позиции, занятые десантниками, и каждый раз встречали ожесточённый отпор. Майор Костин в ходе боёв с превосходящими силами террористов погиб. Посмертно он был удостоен звания Героя России. Помимо него, в сражении за Ослиное Ухо отдали свои жизни ещё более десяти российских военнослужащих. Несколько дней спустя боевики были окончательно вытеснены с высоты силами подразделений 247-го десантно-штурмового полка и 131-й мотострелковой бригады.

За несколько дней населённые пункты Ботлихского района Дагестана были очищены от террористов. 23 августа Басаев отвёл свои отряды на территорию Чечни.

Плечом к плечу с силовиками в боях против террористов сражались и ополченцы из числа жителей Дагестана, взявшиеся за оружие, чтобы защитить от бандитов свои дома.

«Местное ополчение продемонстрировало желание бороться с террористами, и это поддерживало силовиков, понимавших, что они решают задачу не одни. В той ситуации эта поддержка была чрезвычайно важна», — сказал Кошкин.

«Восстановили территориальную целостность страны»

27 августа представители официальных властей Дагестана потребовали от представителей исламистского подполья в Кадарской зоне сложить оружие. После того как мирные призывы были проигнорированы, 29 августа началась крупномасштабная войсковая операция по ликвидации анклава. В Кадарской зоне окопались порядка 500 террористов под командованием амира Джаруллы. Бои были тяжёлыми. Вывозя раненых солдат с передовой, погибла медицинская сестра, сержант внутренних войск Ирина Янина. Посмертно она была удостоена звания Героя России и зачислена в списки личного состава воинской части.

Пытаясь отвлечь внимание российских властей и силовиков от Кадарской зоны, боевики организовали несколько масштабных терактов, направленных против мирного населения РФ. 5 сентября террористы под командованием Басаева и Хаттаба вновь вторглись на территорию Дагестана. Теперь их целью стал Новолакский район республики. В тот же день до 200 бандитов атаковали блокпост российских силовиков в селе Тухчар, на котором находились, согласно информации СМИ, 13 военнослужащих внутренних войск и 18 дагестанских омоновцев. Российские силовики оказали ожесточённое сопротивление и нанесли болезненные потери боевикам. Однако экстремистам удалось взять в плен нескольких военнослужащих. Впоследствии они были казнены.

5—6 сентября дали бой захватчикам, а затем прорвались к основным силам федеральных войск бойцы дагестанского и липецкого ОМОНа, находившиеся в селе Новолакское.

8 сентября правительственные силы и дагестанское ополчение восстановили контроль над селом Карамахи. Четыре дня спустя исламисты были полностью вытеснены из Кадарской зоны. Басаев был вынужден приказать своим отрядам покинуть Дагестан.

Читать еще:  Charles-Franсois Galand

14 сентября федеральные силы взяли под свой контроль село Новолакское. На следующий день министр обороны Игорь Сергеев доложил председателю правительства Владимиру Путину о том, что Дагестан полностью освобождён от террористов.

В дальнейшем борьба с бандами радикалов продолжилась уже на территории Чечни.

За время боёв с террористами в Дагестане в августе—сентябре 1999 года погибли 226 военнослужащих, 53 сотрудника органов внутренних дел, 25 ополченцев и 108 мирных жителей. По различным оценкам, были ликвидированы 2—2,5 тыс. боевиков.

Как отметил в интервью RT заместитель директора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов, действия силовиков были направлены исключительно на защиту населения России и Дагестана и ликвидацию террористов, которые совершили акт агрессии.

«С точки зрения эффективности и российская армия, и силовые структуры переживали не лучшие времена и, соответственно, те проблемы, которые были в период первой чеченской войны (1994—1996 годы) , никуда не исчезли. У силовиков было много проблем как бытового характера, так и связанных с вооружением, комплектацией, подготовкой. Однако правоохранительные структуры и вооружённые силы выполнили свой долг и вместе с народом Дагестана, с ополченцами, которые первыми приняли удар на себя, не позволили бандам развить наступление, а затем ликвидировали прорыв и восстановили территориальную целостность страны, разгромив террористов», — подчеркнул эксперт.

11 сентября 2019 года в селе Ботлих был открыт памятник участникам Великой Отечественной войны, локальных войн и ополченцам — участникам боевых действий на территории Дагестана в 1999 году. 12 сентября в ходе визита в Дагестан с ополченцами, которые защищали республику от террористов, встретился президент России Владимир Путин.

«15 сентября 1999 года — это важная и переломная дата во всех смыслах, поскольку именно те события стали точкой прекращения территориально-политического кризиса, который в конечном итоге мог привести к распаду страны. Речь шла о возрождении её государственности и территориальной целостности», — считает Шаповалов.

По его словам, «события, связанные с защитой Дагестана от банд сепаратистов и террористов, свидетельствуют о стремлении подавляющего большинства населения республики к защите не только своей территории, но и территориальной целостности России».

Как отмечает Андрей Кошкин, действия властей и силовиков РФ в сентябре 1999 года были направлены на «преодоление серьёзной угрозы стране».

«В тех условиях стоял жёсткий вопрос о том, как сохранить целостность, какой идеей объединить россиян. В данном случае события, которые происходили в Дагестане, стали серьёзнейшей проверкой. Нынешний президент РФ прилетал туда и лично изучал ситуацию, принял адекватные меры, которые позволили преодолеть этот непростой период», — отметил Кошкин.

По его мнению, в 1999 году Российская Федерация пережила своего рода перезагрузку.

«Сегодня те события стали символом начала развития страны и восстановление её былой славы как преемницы традиций Советского Союза, которые позволили России занять свою нишу. В наши дни Россию во всём мире рассматривают как государство, без которого невозможно решить глобальные вопросы, особенно в сфере безопасности», — подытожил Кошкин.

* «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

В Дагестане убили 9 боевиков

Силовики убили девять боевиков, замышлявших теракт в дагестанском регионе России, сообщил 21 апреля антитеррористический комитет страны.

Две группы боевиков, скрывающихся в Дербенте, были обнаружены и обезврежены силами безопасности. Сообщений о жертвах среди гражданского населения и военнослужащих сил безопасности не поступало.

Федеральная служба безопасности России (широко известная как ФСБ) также объявила, что убила боевика ИГИЛ в Ставропольском крае. Член ИГИЛ планировал нападение на правительственные здания в регионе.

Не убили а ликвидировали, неуч.

*уничтожили. Официальный термин.

Замочили в сортире. Официальный термин с 1999 года.

Замышлявших, блеать, а не замышляющих. Мертвы они уже. Херовый ты переводчик, а новость хорошая.

Зато на митингах их больше чем протестующих.

А тебе хотелось бы наоборот?

Я уже ничего не хочу

Отличная агентурная работа! Выявили и зачистили безо всяких телеграмов. Так и надо работать!

Боевые машины, оружие , я смотрю на на высоком уровне .

Если это информационный пост, то необходимо указать, что ИГИЛ -запрещённая в стране террористическая группировка.

В телеграмме нашли небось?! Ну теперь будем спать спокойно.

ИГИЛ вытесняет Талибов

Численность боевиков ИГИЛ в Афганистане постоянно увеличивается и составляет, по разным оценкам, от 10 до 15 тысяч человек. Усиливаясь «специалистами» бежавшими из освобожденных районов Сирии и Ирака, многие из которых в итоге занимают командные должности в отрядах боевиков. Вместе с тем растет и угроза исходящая от этой группировки.

ИГИЛ активно ведет пропагандистскую деятельность по склонению местного населения к вступлению в свои ряды, также переманивая людей более крупными зарплатами.

Также в регионе организованы лагеря для подготовки боевиков, в каждом обучается не менее 100 добровольцев всех возрастов, особое внимание уделяется подготовке детей. На занятиях отрабатывают обращение с огнестрельным оружием, минометами, атаки укрепленных позиций и даже использование трофейной бронетехники.

Территориальные претензии являются одной из причин столкновения между двумя группировками.

Изначально ИГИЛ договорились с талибами о том, чтобы не вести боевых действий друг против друга и разделить районы влияния, но учитывая финансовые потери ИГИЛ, которые они несут в Сирии и Ираке. Сам Афганистан уже давно рассматривается как основной плацдарм для дислокации сил ИГИЛ, откуда можно вести экстримистскую деятельность всключая страны Центральной Азии.

Первые же стычки между террористическими группировками в Афганистане отмечались ещё около 3 лет назад, когда боевики ИГИЛ только начинали «осваивать» афганскую территорию. Сейчас эти стычку перерастают в крупномасштабную войну, что приведет к потерям среди местного населения, а также перестановке сил в регионе.

Боевики ИГИЛ грабят и сжигают сотни домов, а наиболее привлекательные занимают сами. Собственная радиостанция в Нангархаре, позволяет вести пропаганду для привлечения новых бойцов. Тем самым они занимают все большую территорию, что может привести к доминированию в данном регионе.

Талибам же приходится вести борьбу не только против ИГИЛ, но и против местной власти, что ставит под вопрос успех борьбы. Если талибы вступят в переговорный процесс в течение 2018 года, то есть надежда создать устойчивый альянс легальных политических элит Афганистана и той части «Талибана», которая не поддерживает идею внешней экспансии под джихадистскими флагами. Эти совместные силы могли бы попытаться при общей поддержке всех стран региона ликвидировать ИГИЛ и иные радикальные группировки.

В противном случае сохраняется очень большой риск углубления военно-политического кризиса в Афганистане и втягивания в конфликт соседних государств, включая Россию и Китай

Минобороны зафиксировало наличие техники спецназа США в районах дислокации ИГ в Сирии

Минобороны России опубликовало аэрофотосъёмку районов дислокации ИГ* в Сирии, где видно большое количество американских бронеавтомобилей типа Hummer, находящихся на вооружении спецназа США.

«С помощью аэрофотоснимков, которые сделаны в период с 8 по 12 сентября 2017 года в районах дислокации вооружённых формирований ИГИЛ, зафиксировано большое количество американских бронеавтомобилей типа Hummer, находящихся на вооружении спецназа США», — говорится в сообщении, опубликованном на странице оборонного ведомства в Facebook.

Читать еще:  Пистолет со встроенной камерой для полиции США

Отмечается, что на снимках отчётливо видно, что подразделения специального назначения США расположены в опорных пунктах, ранее оборудованных боевиками ИГ.

При этом вокруг данных объектов отсутствуют какие-либо следы штурма, боестолкновений с террористами или воронок от ударов авиации международной коалиции.

«Несмотря на то что опорные пункты подразделений ВС США находятся в районах текущей дислокации отрядов ИГИЛ, на них нет даже признаков организации боевого охранения. Это может говорить только о том, что все находящиеся там военнослужащие США чувствуют себя в районах, удерживаемых террористами, в полной безопасности», — отметили в Минобороны.

Ранее ФАН передавало, что армия Сирии заняла позиции на восточном берегу Евфрата после форсирования реки.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

Командир группы сирийских боевиков вышел на видеосвязь с российскими военными

Командир вооруженной группы, которая находится на границе провинций Алеппо и Идлиб в Сирии, связался с российскими военными. Об этом пишет агентство РИА Новости со ссылкой на собственный источник.

Глава боевиков пояснил, что он руководит отрядом из 600 человек, который раньше воевал на стороне запрещенной в России террористической организации «Джебхат ан-Нусра». Но сейчас он и его люди разочаровались в своих союзниках. Так как «Нусра» – бандиты, жаждущие легкой наживы, а никакие не борцы за процветание родной страны.

Кроме того, командир боевиков рассказал, что сейчас в ряды «Джебхат ан-Нусры» входит множество иностранных наемников. Именно от их рук гибнут мирные сирийцы. Часто это женщины и дети.

В свою очередь российские военные предложили главе боевиков наладить дальнейшее сотрудничество и перейти на сторону официального правительства. В этом случае ему будет гарантирована безопасность, а также медицинская и гуманитарная помощь. Боевикам пообещали амнистию. Но только тем, кто не совершал тяжких преступлений.

Вслед за Сирией — Афганистан

В конце 2015 года конфликт в рядах афганской организации Талибан* привел к расколу на несколько группировок, одна из которых сменила белый флаг талибов на черный флаг ИГ*. За этим прецедентом потянулась череда случаев, когда талибские отряды вставали на сторону ИГ. И сегодня главная угроза для Афганистана уже не раздел власти между Кабулом и вооруженными отрядами, а значительный рост мощи радикальных боевиков, натренированных «специалистами» из Сирии и Ирака.

Одно из таких столкновений двух запрещенных в РФ организаций, приведших к захвату территории ИГ, случилось в уезде Шинданд, что расположен совсем недалеко от границы с Ираном.

Победившие здесь боевики вывесили черный флаг ИГ, провели массовую казнь в хорошо известном по Сирии и Ираке стиле. Сейчас в уезде действует отряд вербовщиков, который набирает молодежь в возрасте 18-20 лет, предлагая каждому денежное жалованье в размере примерно от 200 долларов рядовым боевикам до 600 долларов командному составу — сумма для сельских районов Афганистана более чем значительная. В год получается до 7200 долларов, и это больше, чем получает крестьянин от выращивания опийного мака, а для безработной афганской молодежи такая зарплата – настоящий подарок.

Радикально настроенные молодые афганцы считают, что «Талибан» постепенно изжил себя и за 14 лет вооруженной борьбы так и не смог восстановить контроль над территорией страны. В отличие от талибов, ИГ демонстрирует высокую динамичность, сражаясь в Сирии и Ираке. С начала покорения Ближнего Востока за короткие сроки ИГ сумело взять под контроль достаточно обширные сирийские и иракские провинции.

Одной из причин появления ИГ является конфликт полевых командиров с руководством «Талибана». Однако даже более весомый аргумент в разделении боевиков – плантации мака и другие доходы, на которые существуют террористы. В ряде афганских провинций, например, помимо нарколабораторий находится добыча золота и изумрудов – клад для расхищающих государства террористов. «Талибан» и ИГ — соперники, готовые на вооруженные стычки ради укрепления своего господства в той или иной провинции Афганистана. Именно поэтому обе организации объявили друг другу джихад.

Афганистан представляет собой одну из ключевых целей ИГ, поскольку использование его территории в качестве плацдарма впоследствии позволит распространить влияние на соседние республики Центральной Азии, прежде всего — на Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. Террористы также рассматривают Афганистан, Пакистан, часть Центральной Азии и Восточный Иран как «провинцию Хорасан», и для нее даже назначен свой руководитель.

Угроза приближения терроризма усугубляется тем, что среди последователей ИГ все больше жителей соседних с Афганистаном государств – Таджикистана и Туркменистана, безработица в которых также заманивает бедную молодежь на сторону террористов. Поддержку боевикам могут осуществлять даже в западной части Китая – мусульманские автономные районы Поднебесной давно стремятся к отделению и не упустят возможности начать войну.

Насколько реальна угроза, можно судить по поведению Ирана, который действительно вцепился мертвой хваткой в сотрудничество с Россией. Тегерану предстоит решать задачу со звездочкой – ИРИ (Исламская Республика Иран) терроризм угрожает сразу со всех сторон.

Думаю, не стоит объяснять, чем чревато для нас распространение ИГ в Центральной Азии. Учитывая количество мигрантов из стран, которые потенциально могут оказаться под влиянием ИГ, без должного сопротивления еще до подступов к границам угроза станет ощутима, как никогда.

Как уже было сказано, вдохновляются новые последователи террористов не только гонорарами, которые они получают благодаря захваченным месторождениями, плантациям и логистическим маршрутам, но и громкими победами и завоеваниями. Которые возможны только тогда, когда соперник недооценивает целеустремленность боевиков.

Так, например, произошло с иракским Мосулом, который только на протяжении последних 4-х месяцев постоянно пытались очистить от террористов. Но вместо уничтожения боевиков, иракская армия и американская коалиция «выдавили» их из города в соседнюю Сирию. И теперь им приходится бомбить уже сирийские города, исправляя собственные ошибки.

Образование всё новых группировок – последователей ИГ – не происходило бы в том случае, если бы все страны в равной степени действовали на устранение экстремизма. Прибегали бы к тактическому широкому наступлению, минимизировав возможности для отхода отрядов ИГ. Тогда у террористов не было бы шансов раз за разом получать контроль за месторождениями, которые становятся источниками для зарплат новобранцев, и тогда «успехи ИГ» не были бы мотивацией для радикальной мусульманской молодежи.

Разгромить ИГ в Сирии – единственный шанс не допустить открытия «второго фронта» в непосредственной близости от российских границ. Именно для этого существуют переговоры в Астане, и даже хромые женевские заседания. Все, что хотя бы немного приближает к победе над терроризмом, например, даже объединенное наступление с сирийской оппозицией, или совместные атаки с другими участниками антиигиловской коалиции, является гарантией того, что местом борьбы с ИГ останется лишь Ближний Восток.

Почему Дагестан называют главным рассадником терроризма в России?

Какими бы ни были экономические показатели России, каков бы ни был уровень развития нашего гражданского общества, еще долгое время над любыми успехами или хотя попытками этих успехов достичь будет занесен окровавленный меч по имени «террористическая угроза».

Казалось бы, уже в прошлом осталось то время, когда даже сам факт целостности государства ставился под сомнение из-за того, что пылал Северный Кавказ. Можно сколько угодно говорить о причинах возникновения этого большого пожара на юге России, но факт остается фактом: его наиболее страшные очаги удалось сначала локализовать, а затем и затушить вовсе. Какие силы и средства были для этого задействованы, и каких жертв это стоило – другой вопрос. Но позитивный результат, который заключается в том, что угроза раздробления России, исходившая с территории Северного Кавказа, сведена к минимуму – факт, который сложно оспаривать.

Читать еще:  Пристрелка коллиматорного прицела (на пневматике): установка, настройка, выбор позиции и мишени, холодная пристрелка, видео

Однако и сегодня террористическое подполье продолжает совершать свои вылазки с целью дестабилизации ситуации в стране. И если в 90-е – начало 2000-х главным рассадником экстремизма оставалась Чеченская Республика, то сегодня сомнительная по своей сущности «пальма первенства», похоже, окончательно перешла к Дагестану. Чтобы продолжить анализ ситуации, которая сегодня складывается на Северном Кавказе, нужно привести материалы по последним бандитским вылазкам в этом регионе и результатам противодействия банд-группам со стороны российских спецслужб.

6 марта 2012 года. На въезде в дагестанское село Карабудахкент в непосредственной близости от полицейского поста произвела взрыв террористка-смертница Аминат Ибрагимова. Женщина была вдовой уничтоженного несколькими неделями ранее представителя банд-подполья Заура Загирова. В результате теракта были убиты пятеро полицейских.

23 марта 2012 года. Погиб имам города Буйнакска, а также его охранник. Оба мужчины скончались от тяжелых ранений, полученных ими в результате террористического акта с использованием взрывного устройства мощностью до 900 г в тротиловом эквиваленте.
28 апреля 2012 года. Взрыв машины с полицейскими в Ингушетии унес жизни двух представителей правопорядка.
3 мая 2012 года. Серия взрывов в Махачкале. В результате этих террористических актов погибли 12 человек, десятки получили ранения. Один из взрывов совершил террорист-смертник, находившийся в припаркованном возле полицейского поста автомобиле.
27 июня. В Грозном задержана жительница Кабардино-Балкарии, которую одна из экстремистских группировок планировал использовать в качестве террористки-смертницы. После допроса выяснилось, что 19-летняя жительница города Нальчик направлялась в Дагестан для совершения теракта в столице республики.

30 июня 2012 года. Ингушскими оперативниками были задержаны трое местных жителей, которые подозреваются в подготовке к теракту на территории Республики. По одному из адресов, который указал подозреваемый, удалось обнаружить самодельную бомбу, начиненную 10 кг взрывчатого вещества.

8 июля 2012 года. Подразделения Внутренних войск предотвратили готовящийся теракт в Кизлярском районе республики Дагестан. В результате действий военнослужащих был обнаружен тайник боевиков, в котором было найдено около 1,5 килограммов взрывчатого вещества (гексогена), 20 кг взрывчатой смеси (селитра и пудра алюминия).

Как видно из представленного списка, наибольшее число террористических актов и их планирований связаны с Республикой Дагестан. Но почему именно этот северокавказский субъект федерации сегодня чаще других фигурирует в оперативных сводках?

Ответ на этот вопрос может заключаться в том, что именно в этой наиболее густонаселенной республике у боевиков появляется больше возможностей, скажем так, раствориться для подготовки и проведения своих «мероприятий». Безусловно, определенный процент всех террористических групп на территории Дагестана, вполне мог появиться при очевидном попустительстве, если ни республиканских, то уж муниципальных властей точно. Дело в том, что Дагестан сегодня фигурирует не только в криминальных сводках в качестве региона-лидера по показателю террористической активности, но и в связи с тем, что в республике коррупция и клановые принципы решения вопросов процветают даже на фоне других северокавказских республик. Ситуация усугубляется еще и тем, что в Дагестане нет яркого лидера, который мог бы пусть даже не всегда конституционными методами навести порядок в республике. В Чечне такой лидер, как известно, имеется. И пусть критика в его адрес и в адрес методов его работы не утихает, но факт того, что Чечня перестала ассоциироваться с главным рассадником террора и главной угрозой целостности России, отрицать вряд ли кто-то решится.

Есть и еще один сложный вопрос, который отличает Дагестан, к примеру, от той же Чечни. Все дело в том, что даже после обещанной амнистии для тех боевиков, которые готовы сложить оружие и перейти к мирной жизни, число прислушавшихся к такого рода предложениям было в Дагестане куда меньше, чем у чеченских соседей. Есть мнение, что дагестанские жители, решившие встать на путь террористической деятельности то ли от безысходности, то ли от «промывки мозгов» со стороны саудовских миссионеров, просто не доверяют местным властям, которые не всегда готовы воплощать в жизнь свои обещания. Да и сами представители дагестанских властей не всегда готовы идти на то, чтобы предоставлять сдавшимся боевикам какие-то гарантии.

Надо сказать, что принцип амнистии боевиков, которые добровольно сдаются властям, у многих вызывает вопросы: мол, почему власть должна дарить свободу людям, руки которых по локоть в крови многочисленных жертв. Почему в таком случае не даровать свободу убийцам и насильникам, которые, по сути, дела ничем от террористов не отличаются? И этот вопрос перетекает в рамки философского: делить ли преступников на тех, кому можно дать шанс, и тех, кто этого шанса не заслуживает? Если идти по пути такого деления, то можно говорить о прямом нарушении российской Конституции, где прямо гвоорится о равенстве всех российских граждан перед законом. Но если рассуждать с позиции прагматизма, то можно вчерашних боевиков поставить под ружье для служения, как это ни пафосно звучит, Отечеству, как это и произошло на примере Чеченской Республики с появившимися батальонами, лояльными федеральным властям.

Тогда получается, что официальные российские власти фактически признали, что Рамзан Кадыров в свое время получил своеобразный карт-бланш при наведении порядка в Чечне, а уж конституционными ли были его методы или, мягко говоря, не совсем конституционными, это уже дело десятое. Зато в Дагестане не работает даже эта (честно говоря, весьма сомнительная схема).

К примеру, глава СК по республике Дагестан Александр Саврулин заявляет, что не приемлет ситуации с амнистией боевиков, потому что это сводит на ноль всю деятельность, направленную на борьбу с экстремизмом. Саврулин говорит о том, что так называемая комиссия по адаптации вчерашних боевиков работает в том направлении, когда любой боевик, у которого закончились боеприпасы для ведения «джихада», может прийти в комиссию, чтобы там его пожалели и отпустили с миром.

Очевидно, что такая точка зрения имеет право на жизнь. Но тогда становится более чем очевидно, почему дагестанские боевики не горят желанием «спускаться с гор». Выходит, что жесткая позиция Следственного Комитета Дагестана ставит их в условия продолжения террористической деятельности. А это значит, что чеченского «хэппи-энда» в Дагестане ожидать не приходится, потому для нивелирования активности боевиков здесь придется идти по тернистому пути использования силовых методик. Ведь при высокой планке числа безработных в республике (около 15%, и это по данным дагестанской статистической отчетности) и низком уровне жизни при наличии огромных богатств, залегающих в недрах, ожидать, что боевики сами бросят оружие и пойдут работать на благо Дагестана вряд ли приходится.

Порадуют ли нас дагестанские власти принятием рационального решения в этом направлении, да и есть ли на то политическая воля у Махачкалы – вопрос, который пока остается без ответа…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector