0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Хорошо ли жить в Северной Корее?

За кого выходят замуж и как живут женщины в Северной Корее

Известный востоковед и публицист Андрей Ланьков неоднократно бывал в Северной Корее и общался там с разными людьми. Его книга «К северу от 38 параллели. Как живут в КНДР» рассказывает о том, как самая закрытая в мире страна постепенно открывается миру. С разрешения издательства «Альпина нон-фикшн» «Лента.ру» публикует фрагмент текста.

Брачные предания

Десятилетиями северокорейцы в огромных количествах читали истории о мудрости и доброте Великого Вождя и Любимого Руководителя. В этих историях иногда можно встретить рассказ о судьбе сироты, сына или дочери павшего героя партизанского сопротивления или Корейской войны. Повествуется, как Ким Ир Сен или Ким Чен Ир узнает о сироте и, обнаружив, что он (она) не женат (не замужем), незамедлительно находит сироте пару из семьи с безупречным революционным наследием.

Реакция западного читателя вполне предсказуема: подобные истории воспринимаются как очередное подтверждение репрессивного характера северокорейского режима, который вмешивается даже в самые интимные сферы жизни. Однако дело-то в том, что эти истории не предназначены для западных читателей! Они написаны для северокорейцев старшего поколения, которые всегда были уверены в том, что поиск подходящего брачного партнера для своих детей — это важная обязанность родителей. Обеспечивая сироту супругой или супругом из «хорошей» революционной семьи, Ким Ир Сен просто делает то, что положено делать любому отцу, так что вся история призвана лишь в очередной раз подтвердить, что Вождь, Полководец или Руководитель является своего рода «верховным отцом» всех корейцев. При этом надо помнить, что в Северной Корее вступление в брак считается обязательным. Большинство северокорейцев уверено, что по достижении «положенного» возраста любой житель страны должен создать семью. В последние годы, впрочем, возраст этот существенно увеличился: как норма воспринимается ситуация, когда мужчина вступает в брак через несколько лет после возвращения из армии, в которой он проводит десять лет. Мужчине к этому времени чуть больше 30, а жена, как ожидается, должна быть на пару-тройку лет младше своего супруга.

До конца 1970-х годов подавляющее большинство браков в Северной Корее заключалось по решению старших. Как правило, выбором подходящего партнера для своих детей занимались родители, но иногда подбором невесты (или жениха) мог заниматься и начальник. Сегодня все меняется: на смену старому браку по сговору — чунъмэ — приходит брак ёнэ, когда решение о создании семьи пара принимает самостоятельно. Этот вид брака часто называют в русско язычных текстах «браком по любви», но этот перевод не точен, так как речь идет не о каких-либо чувствах, а о том, что пара сама нашла друг друга и приняла решение вступить в брак.

Кого считают лучшей партией северокорейские девушки — или их родители? Трудно сказать, поскольку все люди, как известно, разные. Некоторые мечтают об артистах и эстрадных певцах; некоторым более-менее безразличен статус избранника, и они предпочитают жениться на любимом человеке; другие считают, что ни любовь, ни социальное положение не так важны, как порядочность, доброта и чувство ответственности. Тем не менее в Северной Корее тоже есть и свои «материальные девушки», которые выходят замуж ради того, чтобы жить в богатстве и комфорте. Об их предпочтениях мы и поговорим.

Предпочтения практично мыслящих девушек или их еще более практично мыслящих матерей с течением времени менялись, и эти перемены многое говорят о социальном развитии Северной Кореи. В 1970-х годах идеальным мужем был партийный работник или офицер. В 1980-х годах партийные функционеры уступили пальму первенства дипломатам, работникам внешней торговли и морякам — другими словами, тем, кто имел постоянный доступ к иностранной валюте. На рубеже тысячелетия ситуация изменилась вновь. Голод середины 1990-х годов нанес социальной иерархии, десятилетиями тщательно выстраиваемой северокорейскими властями, сильнейший удар. Официальная должность в последнее время стремительно теряет смысл, в то время как деньги приобретают все большее значение. Сейчас кандидатами номер один у меркантильных девушек и их родителей стали деятели черного или, скорее, серого рынка, успешные предприниматели (некоторая ирония ситуации заключается в том, что в Северной Корее среди предпринимателей очень много женщин).

Многие из этих успешных торговцев происходят из семей с плохим сонбуном, но на эту стигму сейчас, как правило, особого внимания не обращают. В прошлом плохой сонбун мог полностью разрушить жизнь. Так, двоюродный брат перебежчика или внук помещика, как правило, не мог даже поступить в хороший вуз, не говоря уж о получении какой-либо руководящей должности. Сегодня такое происхождение не мешает им зарабатывать хорошие деньги. Вообще говоря, сейчас довольно часто заключаются браки между отпрысками богатых семейств, многие из которых могут иметь плохой сонбун, и отпрысками семейств номенклатурных. Как сказала мне по этому поводу одна тетушка: «Что может быть лучше, чем объединение денег и власти?» Эти браки напоминают союзы между богатыми промышленниками и обедневшими аристократами, которые были так распространены в Европе в XIX веке.

Не слишком ли мы циничны? И идеалисты, и прагматики есть везде. В конце концов, тысячи северокорейских парней и девушек совершенно не озабочены этими прагматическими соображениями.

Женская доля

Еще в начале ХХ века едва ли какое-либо политическое движение могло сравниться с марксизмом в его феминистском рвении. В мире, где женщины не имели права голоса и сталкивались с многочисленными правовыми ограничениями, марксизм был уникален, в том числе и своей последовательной приверженностью принципу гендерного равенства не только в политике, но и в экономике, и в общественной жизни в целом. Когда в 1917 году коммунисты пришли к власти в России, они немедленно приняли самое феминистское законодательство в мире. Были сняты все ограничения на политическую и социальную деятельность женщин, существенно смягчены правила расторжения брака, отменена его обязательная регистрация и легализованы аборты. Правительство Советской Республики некоторое время активно призывало женщин к тому, чтобы овладевать традиционно мужскими профессиями, — и советские женщины действительно становились военными летчицами, профессорами университетов или трактористками.

Но продолжалось это недолго. Коммунизм у власти оказался на удивление консервативным в своей семейной политике: на повестку дня вернулись традиционные «семейные ценности», без которых, как быстро поняли недавние ярые радикалы и неистовые ниспровергатели, управлять страной и широкими народными массами не так просто. В результате этого многие радикальные законы о семье, принятые на ранних этапах советской истории, в 1940-е годы подверглись консервативной ревизии. В частности, регистрация брака стала обязательной, разводы были максимально затруднены, а аборты запрещены. Вдобавок советские женщины стали сталкиваться со «стеклянным потолком» в своей профессиональной карьере и почти полностью потеряли доступ к некоторым престижным профессиям: времена, когда женщина могла легко стать, скажем, военной летчицей, окончились с завершением войны (да и в гражданской авиации, как автор знает из семейной истории, в позднесоветские времена женщине подняться выше второго пилота на АН-2 было почти нереально). Правда, в 1960-е произошло частичное возрождение феминистских тенденций в советской политике, но это возрождение было именно что частичным: до радикализма 1920-х ему было далеко.

В Северную Корею в 1945 году социализм пришел вместе с лозунгами о расширении прав и возможностей женщин, однако к тому времени реальная политика СССР в «женском вопросе» была куда более сдержанной, чем можно было бы подумать, основываясь только на лозунгах и формальных законодательных актах. Это сочетание теоретического радикализма с прагматической сдержанностью во многом скопировали руководители и идеологи зарождающегося северокорейского режима. Впрочем, учитывая, что большинство руководителей нового режима вышли из верхушки крестьянства или из низов традиционного дворянства, советский консерватизм в вопросах пола и гендерных отношений едва ли вызывал у них негативную реакцию.

В июле 1946 года «Закон о равенстве полов» предоставил женщинам избирательные права, которые, в общем-то, имели мало реального смысла в государстве советского типа, где 99% (а с начала 1960-х — и все 100%) всегда голосовали за единственного назначенного сверху кандидата. Однако этот же закон запретил многоженство (вообще-то его запретила еще колониальная японская администрация в 1915 году, но запрет этот часто нарушался), облегчил развод, гарантировал женщинам выплату алиментов. Вскоре после этого северокорейским женщинам был предоставлен отпуск по беременности и родам. В настоящее время после нескольких пересмотров этот отпуск продолжается 150 дней: два месяца до родов и три месяца после, хотя в нынешних условиях значение этого права не слишком велико. К началу 1950-х северокорейские власти успешно искоренили проституцию, которая, впрочем, пусть и в скромных масштабах, вернулась в последние 20-25 лет в связи с возрождением рыночных отношений.

Читать еще:  .416 Weatherby Magnum

Пропагандисты Северной Кореи упорно трудились, чтобы искоренить многовековые гендерные стереотипы — точнее, некоторые из них. К 1950-м годам начальное образование стало обязательным как для мальчиков, так и для девочек, все большее количество женщин стало поступать в высшие учебные заведения. В некоторых профессиях, требующих высшего образования, женщины со временем стали численно доминировать: так, большинство врачей и учителей в КНДР составляют женщины.

В течение первого десятилетия своей истории у Северной Кореи не было времени на смелые социальные эксперименты. Право женщин на труд оставалось в основном теоретическим: до конца 1950-х годов в обнищавшей и разрушенной стране просто не хватало рабочих мест. Таким образом, большинство женщин оставались домохозяйками, как и их матери и бабушки. Однако для послевоенного восстановления требовались рабочие руки, и участие женщин перестало быть вопросом принципа, став необходимостью. Важнейший переломный момент наступил в 1958 году, когда Кабинет министров КНДР принял постановление «О расширении участия женщин в различных сферах экономической деятельности». Это решение означало, что в экономику будет вовлечено все большее число женщин. И действительно, число работающих женщин в 1960-х и 1970-х годах росло, достигнув пика примерно в 1980 году. Помимо пропаганды и необходимости зарабатывать, была еще одна причина для участия женщин в трудовой деятельности: положение домохозяйки в Северной Корее ухудшилось. К середине 1960-х годов государство объединило все домохозяйства в сложную систему соседских групп, известных как инминбан. Каждая женщина, не имевшая постоянной работы, должна была принимать участие в деятельности своей группы, и связанные с этим обязанности не были ни приятными, ни легкими. Женщины были вынуждены бесплатно убирать общественные туалеты, работать дворниками и время от времени выезжать в сельскую местность на обязательные сельскохозяйственные работы.

Короче говоря, домохозяйка была занята примерно так же, как и работающая женщина, но при этом денег за труд она не получала. Конечно, в Северной Корее времен Ким Ир Сена, которая на тот момент была, пожалуй, самой демонетизированной экономикой в мире (если не считать Кампучии времен Пол Пота, конечно), зарплаты сами по себе имели мало значения, а уровень дохода семьи определялся уровнем доступных семье продовольственных и, отчасти, вещевых пайков. В соответствии с общенациональной карточной системой, которая была окончательно установлена в 1957 году, домохозяйка имела право на скромный паек в 300 г зерновых в день, в то время как большинство занятых на производстве женщин получали 700 г.

Примерно в 1980 году ситуация вновь изменилась: уровень занятости женщин начал снижаться. Экономика Северной Кореи вступила в эпоху стагнации, и необходимость в рабочей силе снизилась. Власти перестали настойчиво добиваться того, чтобы женщины шли на работу, а порой даже отговаривали их от того, чтобы те работали после вступления в брак. Однако, даже когда спрос на рабочую силу был максимален и заметное количество кореянок работало на производстве, общественное мнение молчаливо предполагало, что замужние женщины должны нести почти полную ответственность за всю работу по дому. Это серьезно подрывало карьерные перспективы для женщин, особенно в обществе, где бытовая техника почти отсутствовала, а сфера услуг находилась в зачаточном состоянии.

Очень немногие женщины поднялись выше уровня менеджеров низшего звена или клерков, и даже учреждениями, в которых преобладают женщины, обычно руководят мужчины. Так, если большинство учителей — женщины, то директора школ, как правило, мужчины. После первого десятилетия смелых социальных экспериментов участие женщин в политике также остается минимальным: с начала 1960-х годов практически все женщины, занимавшие высокие политические посты, были выходцами из клана Ким Ир Сена.

Перевод Александра Соловьева

Плюсы и минусы жизни в северной корее

Навеяно постом про туриста в северной корее, загуглил, и открыл для себя удивительный мир КНДР.

Определить, в какой вы сейчас Корее, Северной или Южной, можно по мху на коре деревьев. Если люди его едят, то вы в Северной.

КНДР является настоящей утопией, воплощённой мечтой коммунистов всего мира. Судите сами:

КНДР — крупнейшее в мире тоталитарное государство: Сталин и КГБ тихо курят в сторонке. Впрочем, есть информация, что Корея скорее напоминает брежневский СССР, нежели сталинский.

В КНДР уже много лет стабильно функционирует плановая экономика, что убедительно опровергает капиталистический миф о её неэффективности. Причём экономика эта удивительно стабильна: в то время как весь мир катится в бездну финансового кризиса, уровень жизни простого северного корейца ни на каплю не изменился.

Международным корпорациям правительство КНДР не позволяет притеснять отечественного производителя, благодаря чему корейские товары не заменяются иностранным барахлом и практически без поломок, как и советские в своё время, могут радовать своих пользователей десятилетиями.

В КНДР прекрасная экологическая обстановка, чистый воздух и реки.

В КНДР нет проблем с пробками и местами для парковки, уровень ДТП рекордно низок, а в Пхеньяне перекрёстками до недавнего времени управляли не бездуховные светофоры, а няшные регулировщицы.

В КНДР до такой степени превосходные композиторы, что за прослушивание их тоталитарной музыки можно получить нешуточный тюремный срок в соседней прозападной марионеточной Корее. Вот вам и свобода слова. Впрочем, в КНДР за прослушивание музыки из РК срок ещё больший.

В свете всех этих успехов неудивительно, что правительство КНДР пользуется всенародной поддержкой, политическая обстановка крайне стабильна, и стране не угрожают ужасы «цветных революций».

КНДР способна защитить свой суверенитет от посягательств империалистических агрессоров, что подтверждается проводимыми там ракетными и ядерными испытаниями.

КНДР имеет свой собственный, независимый от внешних вирусных эпидемий, безопасный «интернет» — «Кванмён»: несколько интернет-кафе, преимущественно в больших отелях, имеют ограниченный доступ к сети.

Непередаваемо красочный, цветистый стиль статей в газетах, пересыпанный такими незаурядными титулами, как «Яркое Солнце Чучхе», «Всепобеждающий Стальной Полководец», «Путеводная Звезда XXI века» и даже «Мировой Вождь XXI века». Это всё, как нетрудно догадаться, — Верховный Повелитель северных корейских земель, Укротитель атома и природных стихий, Его Королевское Величество Ким II, известный также как Любимый Руководитель товарищ Ким Чен Ир, покинувший этот мир в декабре 2011 года, но успевший передать правление безутешным корейским народом в руки очередного гения артиллерии и лучшего друга ткачих — своего сына, товарища Ким Чен Ына.

В среднестатистической забегаловке можно набить кишки всякими кушаньями и нажраться соджика (корейская водка) за 45 баксов. Втроём. И останется ещё на пятерых.

Дудка в КНДР не запрещена: население и так упорото круглосуточно.

КНДР — единственная страна в мире, в которой нет налогов. Для резидентов — совсем. Правда, эффект от этого только номинальный.

Масштабы проституции в КНДР заметно меньше, чем на юге: оборот этой отрасли в 2004 составлял у южан аж 4,1% ВВП, в 2007 (после начала борьбы) — 1,6%. По официальным данным, число проституток в 2003 составляло 4% женщин 20—34 лет, а по данным Корейской Организации Феминисток, аж до 18% (пруфы раз и два). А что в КНДР? То же, что в СССР, плюс китайские секс-дезертиры в спа-салонах для важных чиновников.

В КНДР вообще нет евреев. Ни одного[1].

Впрочем, только ли коммунисты могут считать КНДР своим идеалом? Прочтите хотя бы статью «Многонациональное, многорасовое общество — угроза для нации» и подумайте. Учитывая это, весьма подходящим названием для государственного строя КНДР логичнее всего было бы выбрать «национал-коммунизм». Но ввиду отсутствия коммунизма как такового, более правильным названием является «феодальная монархия в сочетании с африканским капитализмом».

* Голод с 1995 и по сей день. Только до 1999 года успел унести до 3 000 000 жизней. Точные цифры умалчиваются руководством страны, так как коммунистические диктатуры не слишком любят болтать о таких незначительных с их точки зрения вещах. По официальным данным, голод был причинён санкциями со стороны США, Японии и Южной Кореи, длился же он с 1996 по 1998. По заверениям туристов, люди уже не сталкиваются с проблемами недоедания.

Призывная армия, служат в ней как мужики, так и бабы. Мужики — по 10 лет, бабы — по 5. А Вы думали, что только у нас такая хуйня?

Изолированная плановая экономика КНДР действительно крайне стабильна, и ей не страшны кризисы — в то время, как в других странах менеджеры в панике понимают, что не могут вовремя вернуть кредит за «Форд Фокус», северные корейцы как ели до кризиса траву из городских парков, так и продолжают спокойно это делать[2]. А на кризис им пох, трава даже вкуснее, когда узнаёшь, что менеджеры среднего звена из пиндосии сменили рестораны на Макдональдс.

Средняя зарплата в КНДР, если верить перебежчикам — 1500-6000 вон, или от 1 до 4 долларов. В месяц. Теоретически, это означает, что северокорейцы месяц живут на сумму, которую в этой стране чурки получают за час работы. Разумеется, прожить месяц даже по карточкам на эту сумму невозможно. Партия это понимает и закрыла глаза на коммунизм. Да-да, там капитализм с преобладанием натуральной торговли. И хотя по законам за это можно сесть в тюрьму, теневая экономика цветет и пахнет. Отсюда страшная коррупция — в точности как в СССР в последние годы. С другой стороны коррупционеров расстреливают, поэтому если кто-то и идёт на такой риск — то грозит ему секир башка.

Читать еще:  СКС карабин гладкоствольный самозарядный Симонова, технические характеристики полуавтоматической винтовки, патрон калибра 7,62 и система ствола

С экономикой в стране настолько хуёво, что корейские футболисты на ЧМ 2010 единственные не имели денег снять отдельный фитнесс-зал. В итоге тренировались в общем зале, стоя в общей очереди к беговым дорожкам, чем немало позабавили окружающих.

Иностранное барахло можно купить только за иностранную валюту. Иногда. И если она есть.

Официальный курс воны к доллару — 130 вон за доллар. Курс чёрного рынка — 4 тысячи вон за доллар. Nuff said.

Экологическая обстановка — действительно прекрасная, потому что практически вся промышленность и электростанции по всей стране не работают: нет топлива. С другой стороны, официальные власти сообщают всё с точностью до наоборот.

Те, кто не поддерживает курс правительства КНДР, на этом плане бытия надолго не задерживаются. На севере страны существует настоящий мини-ГУЛАГ для «политических», где, по статистике находятся двести килокорейцев (1% населения страны). И это не считая «обычных» тюрем, куда без всякого приговора можно попасть (до трёх лет) за проституцию или тунеядство. При этом в стране, где и работающие люди не могут нормально пожрать, заключённые, работающие по 12 часов (+исправляющие политзанятия), вынуждены улучшать рацион самостоятельно. На эти цели идут червяки, лягушки и прочая нямка.

Запуск первого в мире подводного искусственного спутника Земли — это, безусловно, впечатляет. По сообщениям правительства КНДР, он успешно транслирует в эфир патриотическую музыку и речи Великого Вождя и Учителя товарища Ким Чен Ира. Ну разве это не триумф социалистической науки и техники? Правда, согласно сообщениям гнусной клевете всех остальных правительств, этот спутник в настоящее время находится на дне Тихого океана, так как «он утонул» ©. А ещё есть версия, что на самом деле никакого спутника не было, а вместо него корейцы испытывали межконтинентальную ракету… К слову, в 2012 году в КНДР таки запустили спутник «Кванмёнсон-3», и Северная Корея стала 10-ой в мире космической державой, опередив Южную.

Собственный интернет страны (национальная компьютерная сеть Кванмён) предназначен исключительно для всяких НИИ и предприятий. На 2009 год этот «интернет» насчитывает 80-90 тысяч пользователей (для сравнения — на одном отдельно взятом сайте Этой Страны на 25 апреля 2016 зарегистрировано 148 707). Только работа, только работа. Ещё в Пхеньяне борется за выживание единственное интернет-кафе с километровыми очередями и сжирающее недельную зарплату за час пребывания в миру. А настоящий интернет есть лишь в кабинете Великого Руководителя.

Радиоприёмник должен быть опломбирован, чтобы принимать только свои передачи, за хранение радиоприёмника без пломб — раньше было 5 лет лагерей, теперь — пожизненная ссылка в сельскую местность. Просто за сам факт хранения такового приёмника (только если у тебя нет ста долларов на взятку, тогда тебя не только выпустят, но и приёмник вернут). Телевизор показывает правильные и высокоидейные передачи.

Иметь велосипед в КНДР — по статусу и цене примерно как иметь машину в Советском союзе. Велосипеды регистрируются в ГАИ и имеют номерной знак, который закрепляется над передним колесом. До 1992 года ездить на велосипеде по Пхеньяну было нельзя (видимо, обилие велосипедистов на улицах могло испортить официальный имидж столицы — чай, не Голландия). Запрет сняли, и теперь велосипедов много. Также в Пхеньяне «по соображениям приличий» нельзя пользоваться велосипедом женщинам в платьях, но это правило, однако, широко игнорируется.

Одно время бытовала легенда, что в Северной Корее запрещено вешать занавеси на окна: ведь простому корейцу нечего скрывать от властей. Да и незачем они: электричество — там, где оно есть, — на ночь отключают. На самом деле, на занавески просто нет денег. А у кого есть, ещё как висят.

В северокорейских магазинах с 1970-х и по сей день не продаётся ничего — от слова «вообще». Товар можно получить только по карточкам, введённым в порядке эксперимента в 1957 и ставшим всеобъемлющей системой в 1960-х.

Жёсткая распределительная система всего и вся. Человек, занятый на тяжёлом производстве, получает 900 гр. зерна в день, младенец и/или ребёнок до 1 года — боевые 100 грамм. Средняя норма — 700 гр. зерна на взрослого рабочего и 350 — на иждивенца. Дважды в месяц выдаётся 1 (одно) яйцо, четырежды в год — по полкило мяса. Это нормы на хороший, урожайный год.

Чтобы понаехать в соседний город или остаться на ночь у собутыльника сотрудника по заводу, живущего в соседнем подъезде, северокореец должен получить на это разрешение, иначе — ну, вы поняли… А оформляется это разрешение примерно так: сначала товарищ, у которого северокореец хочет остановиться, пишет заявление в местное УВД, потом собирающийся понаехать опрашивается в УВД, затем идёт в администрацию-партком-профком, в муниципальный совет — и лишь потом покупает заветные билеты. При удачном раскладе процедура занимает около недели. А если наш герой собирается понаехать в Пхеньян или, наоборот, в приграничные районы, то дело затянется на месяц. Причём частным лицам разрешения на столь далёкие поездки не выдаются вообще.

Организована и действует система взаимоконтроля, или, проще говоря, взаимодоносов. Всё общество разделено на группы по 30—75 человек (в городе это примерно жильцы одного подъезда), над которыми поставлен старший. Житель Северной Кореи не имеет права не ночевать дома или приглашать кого-либо на ночлег к себе, если до 21:00 не предупредил об этом (естественно, в письменном виде и с разъяснением причин) начальника своей группы. Периодически проводятся проверки и обыски на предмет соответствия требованиям, причём 3—4 раза в год — при участии милиции, органов безопасности и администрации.

Горячая вода? Шутить изволите! Тут не то что электричество — канализация-то не везде есть.

Средняя продолжительность жизни почти на 20 лет меньше, чем на йухе.

Зато про детей — не так печально: когда Южная Корея с рождаемостью 1 ребенок на 1 женщину вымрет нахрен, северокорейцы будут еще долго крутить педали в Пхеньяне (скучная статистика раз, два).

Идеология с горшка в прямом смысле этого слова. Например, задачка из учебника 4 класса: «В бедном южнокорейском городе столько-то детей просит милостыню, а столько-то чистит обувь американским солдатам. Вопрос: какая пропорция детей чистит обувь американским солдатам?». Примерно 1/4 задач имеет такую окраску: сколько литров крови сдали американским оккупантам голодающие южнокорейские студенты, сколько танков сожгли героические дяди из самой героической армии, и т. д. В такой атмосфере вырастают, живут и помирают.

Если северный и южный кореец встанут рядом, отличить их, скорее всего, не составит труда. Средний рост граждан КНДР — 164 см, а средний вес — 60 кило (против +7 см и +12 кило у южан). Это из-за страшного голода 80—90-х.

«Повседневная жизнь в Северной Корее» — невероятные рассказы сбежавших из КНДР

9 сентября 1948 года образовалась Корейская Народно-Демократическая Республика. Сегодня по такому случаю власти КНДР, как обычно, выпустили пресс-релиз. Вот отрывок из него:

«Страна, небольшая по своей территории и численности населения, где раньше царила вековая отсталость и нищета, за короткие сроки – не более чем 70 лет – приобрела совершенно новый облик, какой мы видим сегодня. Все это стало возможным благодаря руководству великих лидеров. Президент Ким Ир Сен и председатель ГКО Ким Чен Ир – корейские вожди предыдущих поколений – величайшие из среды великих людей, пользующиеся всеобщим безмерным уважением и почтением. Председатель Госсовета нынешней КНДР Ким Чен Ын показывает себя самым выдающимся политическим руководителем современного мира. Он ориентирует течение климата мира на Корейском полуострове, в Северо-Восточной Азии вообще. Весь мир не скрывает своего восхищения его выдающимися политическими реальными способностями. Нет сомнения в том, что под его руководством Корея совершит новый взлет к более светлому будущему».

О том, насколько все на самом деле классно в КНДР, человеку из другой страны судить сложно. Еще несколько лет назад туристам в Северной Корее не позволялось снимать ни видео, ни фото. Сейчас этот запрет отменили, но больше знаний о реальном положении дел в стране это не принесло. Туда до сих пор нельзя приехать просто так и посмотреть, как живут северные корейцы: только специальным туром, где тебя аккуратно провезут по тем местам, которые можно показывать, и попутно разыграют массу спектаклей из «настоящей» жизни КНДР. Что происходит в тех частях страны, куда туристов не пускают, остается только гадать — или обращаться к источникам, которым удалось там побывать.

Вождь КНДР Ким Чен Ын со счастливой пионерией

В 2001 году журналистка Барбара Демик поехала в Корею, чтобы осветить положение дел в обеих частях страны. На юге проблем не было, а в КНДР, разумеется, Демик с ними столкнулась — в страну ее пустили, но как и всех туристов, провели по заранее спланированным маршрутам без шанса увидеть что-то еще. Когда Демик вернулась в Южную Корею, она разыскала там людей, бежавших с севера, и попросила рассказать, что сподвигло их на этот поступок и что на самом деле происходило на их родине. Главным образом это были жители Чходжина — третьего по величине города КНДР, где не ступала нога туриста. За семь лет Демик взяла множество интервью, которые легли в основу ее книги «Повседневная жизнь в Северной Корее».

Читать еще:  СВ 98, размеры и ТТХ снайперской винтовки, ложе и приклад, модернизация карабина, скорострельность и точность, глушитель, ствол и магазин

Чем меньше вы интересовались историей КНДР, тем тяжелее для вас будет это чтиво. Например, обыватель может подумать, что градус ада в этой стране постепенно понижается с момента ее основания — вон, даже, туристам видео снимать разрешили! На самом же деле еще недавно КНДР переживала один из тяжелейших этапов своей истории. Ее экономика так сильно зависела от дружественного СССР, что с его развалом в 90-е в стране наступил мрак в прямом смысле этого слова. Известная история: если смотреть снимки ночной Земли со спутника, на Дальнем Востоке можно найти темное пятно — это КНДР. Когда-то страна так гордилась электрофикацией, что изобразила опору ЛЭП на своем государственном гербе. Герб с тех пор не менялся, но кроме как в Пхеньяне и еще нескольких населенных пунктах электричества в стране нет.

Отсутствие света — полбеды. Магистральной темой книги Демик стал невероятный для цивилизованного мира (за лучшую часть которого выдают себя власти КНДР) голод. Ее спикеры раз за разом возвращаются к этой теме. Опять же, обыватель может подумать, что голод заключался в очень однообразном рационе — скажем, приходилось есть один только рис. Но быстро понимаешь, что рис для корейцев на тот момент был на вес золота — и заполучить на обед хоть сколько-нибудь крупы было великим счастьем. Но зачастую и его не было. Приходилось есть намного менее калорийную кукурузную кашу, экспериментировать с подножным кормом — травами и кореньями, не всегда съедобными. Редкий житель Чходжина позволял себе выбросить овощные очистки — ведь их можно было использовать в готовке! Гуманитарная помощь из США до крестьян не доходила — они о ней даже не подозревали. Общий уровень голода в стране был таков, что в начале 90-х в корейской армии снизили требования по росту солдат со 160 до 150 см — настолько щуплым подрастало новое поколение.

Полная изоляция жителей КНДР от других стран позволяла властям манипулировать ими, как угодно, переписывая историю на свой лад. По словам героев Демик, большая часть населения понятия не имеет, что происходит за пределами КНДР: стараниями пропаганды люди уверены, что все либо так же плохо, как у них, либо еще хуже — но никак не лучше. Один из героев книги, Чон Сан, рассказывал об устройстве корейской пропаганды в быту: например, если у вас есть телевизор, он настраивается на нужные каналы, после чего опечатывается властями, чтобы корейцы не пытались поймать каналы с юга. И все же ему это удалось.

«Чон Сану открывались потрясающие вещи, о которых раньше он мог только догадываться. Он услышал, как президент Билл Клинтон говорил, что США предлагали КНДР снабжение топливом и энергией, но Ким Чен Ир предпочел разрабатывать ядерное оружие и запускать ракеты. Оказывается, Штаты посылали в страну сотни тысяч тонн риса в качестве гуманитарной помощи.

Члены делегации Конгресса США дали пресс-конференцию, на которой доложили, что в Северной Корее умерло от голода 2 млн граждан. По оценкам правозащитных организаций, 200 000 северокорейцев содержались в лагерях и тюрьмах. Ситуация с соблюдением прав человека в стране была хуже, чем где-либо в мире».

Стоит ли говорить, что в какой-то момент к пытливому телезрителю в лице Чон Сана пришли спецслужбы с проверкой?

Уверенность населения в том, что иной жизни не существует — не менее важная тема в книге Демик, чем голод. Многие ее герои бежали из страны через границу с Китаем. Этому предшествовали месяцы подготовки, и от провала не был застрахован никто. В свои планы беглецы зачастую не посвящали даже самых близких себе людей. Как сказать своей матери, что ты бежишь из страны, если она в упор не видит для этого причин и считает, что нет места лучше, чем Северная Корея? Под страхом жестокого наказания она может отказаться от тебя и сдать властям.

“Когда Чон Сан приезжал из Пхеньяна домой, товарищ постоянно критиковал правительство, явно ожидая от собеседника ответной откровенности. Но что-то в его слишком смелом тоне заставляло Чон Сана подозревать ловушку. Он стал избегать общения с бывшим другом. Молодой человек постоянно напоминал себе: если живешь в КНДР, говорить о политике нельзя. Даже с лучшим другом, даже с учителями и родителями и уж тем более с любимой девушкой”.

Одна из героинь книги потратила годы, чтобы убедить свою мать бежать вслед за ней в Южную Корею. Верная заветам Чучхе, та считала дочь предательницей и слышать ничего не хотела о побеге; момент, когда она оказалась на свободе и впервые осознала, где жила и в кого верила — один из самых пронзительных в книге.

Именно по таким сценам понимаешь, насколько чудовищный социальный эксперимент проводится в КНДР уже десятки лет — и конца ему не видно. С момента выхода книги Демик прошло почти десять лет. С тех пор про КНДР написана еще не одна книга, блогеры со всего мира залили сотни видео на YouTube с невероятными по циничности спектаклями для туристов. Режиссер Виталий Манский выпустил свой фильм «В лучах солнца», куда кроме одобренного партией материала вошли снятые им тайно кадры, от которых Ким Чен Ын наверняка был не в восторге.

Вы можете поехать в Северную Корею прямо сейчас: улыбчивые гиды провезут вас по лучшим местам страны, пока местные спецслужбы из-за угла будут следить, как бы вы не увидели чего запретного. И пока им есть, что скрывать, книга Демик остается актуальной.

КНДР как она есть. Россиянка, прожив в Северной Корее 4 года, рассказала о реальной жизни в стране

В последнее время к Северной Корее, из-за политических моментов, приковано все больше внимания мирового сообщества. И если власть имущих интересует, в основном, тема урегулирования отношений с режимом Ким Чен Ына, то обычным людям любопытно узнать, какой является ежедневная жизнь в самой закрытой стране мира.

И вот тут появляются проблемы, ведь в условиях тотальной изоляции узнать истинную правду о жизни в стране Чучхе очень сложно. К счастью, в эпоху интернета и это стало возможным. Не в последнюю очередь благодаря россиянке Полине Куймовой, которая четыре года прожила в КНДР, рассказав, в виде отдельных фактов, о жизни северокорейцев.

Мы же решили выбрать самые интересные из них и поделиться с вами.

1. В Северной Корее существует специальный список причесок, которые можно носить гражданам. При походе в парикмахерскую человек может выбрать одну из них из специального альбома, а постричься нестандартным образом попросту запрещено.

2. Столица государства, город Пхеньян, является необычайно чистым. И это не удивительно, ведь улицы там моют при помощи мыльного раствора, а газоны подстригают вручную, при помощи ножниц. В итоге, по дорогам можно ходить хоть босиком.

3. Главный и наиболее часто встречающийся в КНДР аромат — это запах сырости. Так там пахнет буквально в каждом помещении из-за высокой влажности.

4. Корейская национальная еда вкусна только на Севере, а вот кухня Юга за несколько десятилетий ассимилировалась с американской и японской, практически полностью утратив идентичность.

5. В КНДР очень качественные продукты питания и косметика. А все из-за того, что в стране не распространено использование химикатов, поэтому и еда, и средства по уходу там делаются исключительно из натуральных ингредиентов.

6. В Пхеньяне вообще нет голубей, так как популяцию этих птиц уничтожили местные жители во время гражданской войны — они съели их от голода.

7. Несмотря на то, что практически со всех сторон Корея окружена морем, что на западе, что на востоке в КНДР оно очень грязное и неприятно пахнущее. Кроме того, все прибрежные зоны в стране закрыты для посещения и ограждены колючей проволокой, чтобы исключить случаи побега за границу.

8. Приходя к памятнику Кимам, все корейцы обязательно приносят цветы, а многие искренне плачут в скорби.

9. Северокорейское телевидение довольно сильно отличается от того, к которому привыкли мы. Целыми днями там показывают либо новости о достижениях страны, либо концерты с патриотическим уклоном.

10. В КНДР годы считают по-своему, поэтому сейчас в стране не 2020 год, как во всем мире, а 108 год эры Чучхе. Началом отсчета в стране считают год рождения Ким Ир Сена.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector