1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Россия в Арктике. Чем ответит Америка?

Содержание

Битва за Север

Россия, США и Китай борются за Арктику. Она решит судьбу всего мира

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Новые торговые пути, новые зоны влияния и миллиарды долларов прибыли — все это Арктика. Таяние ледников открывает не только ранее недоступные территории, но и перспективы для глобального экономического и геополитического соперничества в Северном полушарии. И основные игроки здесь — Россия, США и Китай. Совместное использование Арктики российский министр иностранных дел Сергей Лавров 7 мая обсуждал с коллегами по Арктическому совету в Финляндии. Корреспондент «Ленты.ру» отправился вместе с министром в маленький городок Рованиеми, чтобы выяснить, кто из мировых гигантов получит больше всего преференций от нового фронтира и не грозит ли миру новая — в прямом смысле холодная — война.

Века тишины

На протяжении столетий освоение неприветливой Арктики оставалось уделом исследователей-полярников и смельчаков-одиночек: закованный льдом регион был слишком суров, недоступен для технологий прошлого и практически непригоден для жизни. В последние годы, однако, интерес человечества к холодному Северу растет: и причина не только в появлении новых технологий, но и в изменении самой планеты Земля.

По прогнозу ООН, к 2050 году рост температуры в Арктике составит от 3 до 5 градусов — а это значит, что богатые залежи природных ресурсов будет легче разрабатывать, через Север станет проще возить морские грузы, и прежде закрытый регион превратится в еще одну арену борьбы мировых держав. Кроме того, именно там яснее всего видны результаты глобального изменения климата: помимо политического и экономического, Арктика представляет и значительный научный интерес.

У Арктики уже сегодня есть огромное коммерческое значение — через нее пролегает российский Северный морской путь, позволяющий быстро и эффективно переправлять грузы из Азии в Европу и обратно. Сегодня значительная часть торгового трафика идет через Суэцкий канал — использование Севморпути, например, при транспортировке грузов из китайского Шанхая в немецкий Гамбург позволит «срезать» 2,8 тысячи морских миль, то есть сократить дистанцию почти на четверть.

Немаловажен и ресурсный потенциал: по оценкам американских экспертов, в Арктике содержится 1,67 триллиона кубометров газа и 90 миллиардов баррелей нефти — это 30 процентов всех неразведанных газовых и 13 процентов нефтяных запасов планеты. Помимо этого, в морозных землях есть уран, редкоземельные металлы, золото и алмазы.

Диалог ни о чем

«Стратегической целью России остается обеспечение устойчивого развития региона в трех измерениях: экономическом, природоохранном и социальном. Мы последовательно исходим из того, что хозяйственное освоение Арктики должно осуществляться в соответствии с высокими экологическими стандартами, при уважении интересов проживающих там людей, включая образ жизни коренных народов», — открыл свое выступление на Арктическом форуме Сергей Лавров.

Он выступал одним из последних — двенадцатым по счету, поскольку распределение очередности докладчиков на заседании происходило по алфавиту: перед главой российской дипломатии и американским госсекретарем успели выступить не только канадцы с датчанами, но и алеуты, инуиты, саамы и кучины — малые народы, живущие на арктических землях.

«Поддерживаем программу председательства [в Арктическом совете] Исландии, с которой у России имеются общие интересы в регионе. Это прежде всего проблематика моря — развитие морской биоэкономики и «зеленого» судоходства, борьба с морским мусором, включая микропластик, а также с закислением океана», — продолжал не самую свою примечательную речь глава МИДа. Ни он, ни большинство его коллег ни слова не сказали о надвигающейся борьбе за арктические ресурсы и новый фронтир, который открывается миру. Все они говорили об экологии, о положении и правах коренных народов, представители которых в традиционных нарядах нередко сами брали слово, — но о грядущем противостоянии никто не упоминал.

Сергей Лавров и Майкл Помпео

Исключение составила разве что американская делегация — госсекретарь Майк Помпео на фоне общих миролюбивых реляций очертил контуры ледяного конфликта еще до начала основных выступлений. «Америке пора проявить себя в качестве арктической нации. Этот регион стал ареной для глобальных держав, ареной для соревнования», — заявил глава Госдепа. Он отметил, что страны входят в новую эпоху стратегического подхода к Арктике и отстаиванию своих интересов.

Кто грозит интересам США в регионе, было предельно понятно. «Привычка Китая вести себя агрессивно в других регионах дает нам представление о том, как он будет действовать в Арктике», — изрек госсекретарь. Во время заключительных ремарок Помпео, выступая вскоре после Лаврова, тоже говорил о важности совместной продуктивной работы, но не упустил возможности раскритиковать Китай за наплевательское отношение к арктической экологии.

Речь главы Госдепа несколько выбивалась из общей массы благостных монологов «за все хорошее», из-за чего он получил и от некоторых американских экспертов, и от китайских дипломатов. Но, возможно, именно эта речь обнажила очевидную проблему: Арктический совет, созданный для решения научных, экологических и гуманитарных вопросов путем консенсуса, совершенно не подходит для вызовов нового времени. Если международное сообщество не выработает новых механизмов взаимодействия в Арктике, термин «холодная война» вполне может получить новое наполнение.

Левиафаны холодного Севера

Бороться причем есть кому: основных претендентов на арктические богатства три — Россия, Китай и США. Приоритеты Москвы в апреле 2019 года обозначил российский президент Владимир Путин — на Международном арктическом форуме «Арктика — территория диалога» он заявил: «Россия неизменно стремится укреплять взаимодействие с государствами Арктического региона. Только вместе мы сможем превратить Арктику в территорию мира, стабильности и партнерства». У нашей страны есть все, чтобы играть ключевую роль в Арктике: десятилетия использования Северного морского пути дали ей и опыт работы в сложных условиях, и необходимую техническую базу.

Впрочем, одним партнерством Россия явно не обходится: с 2014 года в стране на базе Северного флота, выведенного из состава Западного военного округа, было создано Объединенное стратегическое командование «Север» — его еще называют «арктическими войсками».

С того времени российские военные построили в Арктике новые базы и аэродромы, получили и освоили новые виды техники, позволяющие эффективно передвигаться и воевать в суровых условиях Севера. Кроме того, у России есть еще одно огромное преимущество: целый флот ледоколов и опыт их использования. «Ледоколы — это арктические шоссе. У России есть целые магистрали, а у нас — грунтовка с дырами», — констатировал американский сенатор от штата Аляска Дэн Салливан.

Его заявление сложно назвать беспочвенным алармизмом. В то время как у России ледоколов больше 40, у США их всего два — построенных еще в 1970-х годах, один из которых не на ходу и используется как склад запчастей для единственного действующего корабля.

Москва к тому же может похвастать и атомным ледокольным флотом. Имеющиеся в распоряжении России ледоколы класса «Арктика» водоизмещением в 25 тысяч тонн способны пробивать лед толщиной 2,25 метра (показатель американского корабля — 1,8 метра) и оставлять за собой проход шириной в 33,5 метра (американский — 25 метров).

Ледокол класса «Арктика»

Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Но Россия намерена еще больше закрепить преимущество: исполинские ледоколы класса «Лидер» водоизмещением в 72 тысячи тонн смогут круглый год ходить по Севморпути, колоть лед толщиной четыре метра и оставлять за собой проход шириной в 60 метров, что позволит проводить по северным водам крупнейшие торговые суда. Ввод в строй трех суперледоколов запланирован на вторую половину 2020-х годов.

Мощный арктический торговый трафик потребует охраны: для нее на российских верфях строят уникальные корабли-гибриды, объединяющие качества ледокола, буксира и патрульного корабля. Корабли проекта 23550 смогут не только колоть лед толщиной до 1,5 метра, они будут нести на борту пусковые комплексы ракет «Калибр», 100-миллиметровую пушку, противолодочный вертолет Ка-27 в специальном ангаре и два скоростных боевых катера «Раптор» для преследования нарушителей границы и абордажа их судов. Первый корабль такого класса — «Иван Папанин» — должен сойти со стапелей в 2023 году.

У США такого задела нет, и американцы вынуждены стартовать практически с нуля с одним скромным ледоколом. «Какова была наша стратегия национальной безопасности в Арктике? Я думаю до недавнего времени с точки зрения США, с точки зрения Пентагона ее вообще не было. [. ] А вот русские четко понимали, как высоки ставки в Арктике. Они не разговоры разговаривали, а дело делали», — сетовал все тот же сенатор Салливан еще в 2017 году.

С тех пор Пентагону все-таки удалось сделать важный шаг: в апреле 2019-го после нескольких лет мытарств и просьб со стороны военных чиновники наконец заключили соглашение о строительстве трех тяжелых ледоколов для Береговой охраны США. По предварительным данным, они смогут пробивать лед трехметровой толщины и будут иметь водоизмещение в 17,7 тысячи тонн. Ожидается, что первый новый ледокол поступит в распоряжение военных в 2024 году — к тому времени нынешний ледокол «Полар Стар» уже три года как будет не в строю, и на какое-то время американцы останутся вообще без ледокольного флота.

Читать еще:  Винтовка СВЛК-14С «Сумрак»: российские рекорды и британские газеты

Кроме того, американцы в целом планируют масштабное увеличение активности в регионе. «Для меня это был как ушат холодной воды. За столом напротив меня сидел мой российский коллега и рассказывал, что у него там 10 тысяч спецназовцев и аэродромы, которые восстанавливают якобы «для поисково-спасательных операций»», — говорил глава ВМС США Ричард Спенсер в апреле 2018 года. В том же году американские солдаты потренировались в условиях, приближенных к арктическим.

Российские солдаты приобретают все больше опыта службы в условиях арктического холода

Фото: Лев Федосеев / ТАСС

Вашингтон явно не хочет оказаться среди проигравших при разделе богатств региона, не хочет потерять влияния, но возможностей для этого у него немного. Потому он прибегает к дипломатическим мерам: незадолго до встречи в Рованиеми госсекретарь США Майк Помпео объявил, что против вмешательства в арктические дела стран, не имеющих выхода к региону. Этот выпад был явно направлен против Китая.

Пекин объявил себя «околоарктической страной» и сформулировал собственную арктическую политику. Китайские стремления отчасти можно понять: по словам некоторых экспертов, из-за таяния арктических льдов многие китайские берега может затопить: около 20 миллионов человек вынуждены будут покинуть свои дома. Логично, что Пекин хочет примерить на себя образ борца за экологию всей планеты — учитывая, что США при президенте Дональде Трампе от него отказались.

В соответствии с китайским видением будущего, по ныне скованным льдами просторам должен пройти «Полярный шелковый путь» — для тысяч кораблей должна быть создана инфраструктура и правовой режим функционирования. Поначалу предлагается использовать Севморпуть, но в долгосрочной перспективе Пекин, конечно же, не намерен мириться с российским доминированием. В долгосрочных планах партийных боссов — наладить сообщение по Трансполярному морскому пути, через центр Арктики, вне экономической зоны России.

Китай действует привычным для себя способом, оперируя могучей экономикой. Он активно инвестирует в строительство портов и разработку ресурсов, например, в российский проект по добыче, сжижению и поставке природного газа на Ямале или в норвежские нефтегазовые месторождения. Опыт работы с функционирующими в северных условиях компаниями позволяет китайским специалистам разрабатывать собственные проекты. Чтобы обойтись без США и России, китайцы активно работают с малыми странами региона — Норвегией, Швецией, Финляндией, Данией и Исландией.

Идет и научная работа: китайские ученые активно занимаются арктическими исследованиями в норвежском Свальбарде (в демилитаризованной зоне разрешено работать ученым всех стран мира), посылают экспедиции, отслеживают состояние региона со спутников. Со стапелей китайских верфей уже в 2019 году должен сойти тяжелый ледокол «Сюэлун 2».

Изменение климата, фиксируемое учеными, больше всего заметно в Арктике. Меняется, однако, не только климат, но и конфигурация всего мира: в ближайшие годы именно «северный фронтир» станет одним из главных театров борьбы мировых держав за новые зоны влияния и торговые пути. Власть над Севером дорогого стоит: для России она может стать колоссальным экономическим приобретением.

Но упускать ее не намерены ни китайцы, ни американцы, для которых Арктика может оказаться «ключом к сверхдержавности». Пекин, став лидером в регионе, может открыть путь к свержению США с мирового пьедестала. Вашингтон же, одержав победу в этом противостоянии, обзаведется мощнейшим инструментом удержания статуса единственной сверхдержавы на Земле и нанесет сокрушительный удар по амбициям дерзкого Китая.

США и Россия столкнутся лбами в Арктике

Каково геополитическое значение арктического региона на сегодня? Какие страны претендует на территорию Арктики и почему? Почему американцы не спешат финансировать арктические проекты? Какое значение регион имеет для китайцев? На эти и другие вопросы ответил директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

— В августе наша страна повторно презентует в комиссии ООН доработанную обновленную заявку на расширение своих арктических территорий, а сейчас это свыше миллиона квадратных километров. Как вы это прокомментируете?

— Почему пришлось вообще заявками заниматься и нам, и не только нам? Потому что в XIX-XX веках Арктика делилась просто — по меридианному принципу. Сколько у тебя меридианов есть, такой сегмент Арктики тебе и принадлежит. Сегодня все хотят по-другому, потому что по меридианному принципу больше всего у России, а у США совсем мало получается.

А Арктика оказалась очень интересным меcтом, всем там хочется быть. Для этого есть ряд причин. Самая простая причина — поверхностная, это огромные богатства, это миллионы тонн нефти и газа. Вы знаете, что в российской арктической зоне есть алмазы, полиметаллы и еще много чего хорошего? Сырьевое богатство — это первый уровень.

Второй уровень: самый короткий путь из России в США и из Азии в Европу — это Арктика. Это, опять же, огромный экономический потенциал.

Третий уровень, как мне кажется, самый важный, это экономика денег. Она может существовать только в том случае, если вы постоянно вкладываете деньги. Если деньги не вложены, они сильно уменьшаются, причем не только из-за инфляции, а из-за процентов. И Арктика оказалась такой точкой, куда, в силу огромного количества сырья и транспортных возможностей, можно вкладывать эффективно. Правда с одним условием — только очень много. Потому что средние проекты здесь не проходят.

Кроме того, что это прямое вложение денег как денег, это огромное развитие технологий. «Роснефть» начала вкладывать деньги в шельфовые нефтяные разработки, и это тут же отразилось огромным количеством заказов как к науке, так и к производству.

И, наконец, последняя из крупных причин — это чистая геополитика. На примере могу объяснить. Вы знаете, кто более всего интереса проявляет к Севморпути? Китайская народная республика. Потому что такого прекрасного рынка по масштабу, как европейский, сейчас нет. Рынок Европы сейчас даже больше, чем Соединенных Штатов. То есть людей там больше, уровень жизни поменьше, но не намного, а собственное производство сильно меньше, чем в США. И сегодня есть вопрос, кто этот рынок под себя возьмет?

Огромный геополитический проект создания американо-европейской экономической системы с этим и связан. Не просто американцам хочется еще один свой бренд ввести в Европу, они это и так делают, но им хочется создать систему, в которой они будут тем же, чем является сейчас ФРГ для Евросоюза, то есть единственным производителем, а все остальные будут покупателями. Это мечта Соединенных Штатов.

Но если дешевые китайские товары через Северный морской путь с более дешевым по времени провозом хлынут в Европу, в Европе возникнет очень сильная проблема для США. Это раз. Во-вторых, возникнет в Китае проблема для США, потому что сегодня Китай и США могут быть политическими противниками, но экономически это единый организм. Ни одна из сторон без другой просто не выживет.

Если Севморпуть откроет европейские рынки для Китая, то для Америки китайско-американский союз будет большой проблемой. Американцы серьезно считают, что поражение в Арктике будет стратегическим поражением.

— Если этот транспортный прорыв так важен для Штатов и для Китая, то стремятся ли они осваивать Арктику? И возможно ли объявить Севморпуть международным коридором и вокруг него строить политику?

— По этому поводу разговор уже был, и наш вице-премьер Дворкович прямым текстом сказал, что мы приглашаем КНР к сотрудничеству во всем, кроме Арктики. То есть, судя по его заявлению, мы считаем, что контроль над Севморпутем должен остаться за нами, и только за нами.

— У нас есть на это реальные основания?

— Есть. Например, ледоколов у нас больше, чем у всего остального мира вместе взятого. У нас 41 ледокол, у США — шесть, из которых четыре под списание. Пока они нас не догонят по одной единственной причине: для американцев ядерная программа была программой военной, и американские атомоходы — это исключительно военные корабли.

— То есть мирный атом — это не их прерогатива?

— Нет, атомный ледокол — это наше национальное, нигде в мире его больше не делают. А в условиях серьезного движения не вдоль берега, а прямо на Север атомному ледоколу в мире нет альтернативы.

Кстати, и Китай делает ледоколы, но у них их еще мало. Китайский ледокол — это очень хороший показатель, потому что если не говорить об Арктике, зачем Китаю ледоколы? Вот Австралия может делать ледоколы для Южного полюса, а зачем Южная Корея и Китай делают ледоколы? Явно не для Тихого океана, правда?

— Каково вообще соотношение сил и игроков в Арктике? Как поделена Арктика и как бы ее хотели поделить?

— Она поделена по мандатам ООН, по большому счету. Потому что, с одной стороны, никто не отменял широтный принцип, а с другой стороны, у США есть только Аляска, и с широтным принципом тяжело стало. Поэтому Арктика поделена по следующему принципу: у меня есть Гренландия, значит, все вокруг нее — мое; у меня есть Аляска, а значит, запад Ледовитого океана — мой, и все это утверждается в Организации Объединенных Наций специальной комиссией.

Американцы, в действительности, могут обойтись пока без освоения Арктики, но появилась очень близкая перспектива появления спарринг-партнера. Они могут вернуться к этой теме не сегодня, а через несколько лет, когда совсем тяжело будет с капвложениями. Но они боятся, что к тому времени их никто не будет ждать, потому что это уж очень богатый регион.

Читать еще:  Тычковый нож, чертежи и модели из вороненой стали для самообороны, техника боя, история создания и типы, особенности конструкции

— Как фактически страны выражают сейчас свои намерения в отношении Арктики? Например, Россия довольно похвальную позицию занимает, мы первые разработали заявку на дно шельфа.

— Потому что мы первыми дырку высверлили в этом дне и выяснили, как много там богатств. Американцы идут тем же путем, но чуть медленнее, потому что они слишком заигрались в сланцевую игру, а не потому, что они против. Сланец — это тоже очень дорого, и на это тоже нужны силы. Но они идут тем же путем: регионы, развитие, плюс военное присутствие, плюс научные исследования, то есть все три пути освоения ими пройдены. А норвежцы живут на этом. Собственно, если у них отнять северные нефтяные вышки, то от Норвегии ничего не останется.

Новые территории готовы получить все. Как скоро они при этом будут их осваивать — другой вопрос. При этом если бы в сланцевой революции не было так много политики, я думаю, что освоение Севера и для США, и для Канады было бы интереснее, чем сланцевая революция, потому что экологические последствия сланцевой революции очень тяжелые.

— А если брать чисто российскую политику, то какие возможные формы освоения Арктики для нас приемлемы? Сейчас в России экономически не лучшее время, нужны какие-то крупные проекты для вложений, для создания рабочих мест, но удачна ли в этом плане Арктика?

— Форм освоения всего три. Это освоение хозяйственное и освоение научное, которое является предварением освоения хозяйственного. Обычно научное начинается, а потом хозяйственное приходит, но в XXI веке это идет параллельно. И третье — это военное освоение. Как правильно сказал один из экспертов доклада нашего института, оно всегда является техническим. Военное освоение того, что не нужно защищать, — это просто ненужная трата денег.

Военное освоение сейчас идет, но именно потому, что мы рассчитываем на хозяйственное и научное. Причем когда мы говорим о научном, это не только технологический задел, это еще и огромное развитие биологической науки, это огромные знания, в том числе в области погоды, потому что Арктика — кухня погоды. Там масса плюсов, которые дают и экономический выход, и научный результат.

— А какие масштабы запасов полезных ископаемых предполагаются сегодня на территории российской Арктики?

— Огромные запасы. Это уже точно. «Роснефть» работала в восточном секторе, самом сложном, и она нашла нефтяные запасы, сравнимые со всем, что у нас есть на континенте. И это только нефть, а там же есть газ, там есть алмазы, там есть много чего. Просто нефть и газ легче добывать в этих условиях в сравнении с тем, что надо выкапывать из земли.

— Кризис — подходящее ли время для развития?

— Дело все в том, что вложения такого масштаба, как и в космос, начинают давать эффект не завтра. Мы могли после войны не восстанавливать промышленность, а восстанавливать дома, и многие говорят, что так и надо было делать. Только тогда бы экономика в 1956 году была хуже, чем в 1934-м. Вот так и сейчас. Да, в кризис тяжело заниматься долгосрочными вложениями, когда людям надо платить пенсии, а это гораздо, может быть, важнее, но если мы не занимаемся долгосрочными вложениями, то завтра не будет.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Политика

The Economist (Великобритания): в Арктике Америка и Британия играют в игры с Россией в духе холодной войны

Баренцево море — на самое приятное место для посетителей. «Частые штормы… часами свирепствуют в этом регионе, — написал неудачливый британский подводник, направленный в тот район для шпионского сбора информации в период холодной войны. — Мы столкнулись с жесточайшими потоками волн и брызг, которые превращались в лед еще до того, как ударить по нашим лицам». Поэтому неудивительно, что американские военные корабли не заходили в это море с середины 1980-х годов, однако на прошлой неделе они туда вернулись.

Их присутствие является частью последовательного продвижения на север военно-морских сил НАТО. В 2018 Североатлантический альянс совместно со Швецией и Финляндией провели в Норвегии учения под названием «Единый трезубец» (Trident Juncture) — крупнейшее с момента окончания холодной войны. В ходе этих учений впервые за последние 30 лет американский авианосец был направлен в район, расположенный за Северным полярным кругом. После этого западные военные корабли стали частыми посетителями этой акватории. 1 мая «корабельная ударная группа» (surface action group) в составе двух американских эсминцев, атомной подводной лодки, судна поддержки и патрульного самолета Военно-морских сил США дальнего радиуса действия, а также британского фрегата занималась отработкой навыков по отслеживанию подводных лодок в Баренцевом море.

Подобного рода учения не являются чем-то особенным. Однако 4 мая несколько кораблей отделились от основной группировки и направились дальше на север Баренцева моря вместе с третьим эсминцем. Хотя американские и британские субмарины регулярно посещают этот регион для скрытного сбора информации о российских военных объектах и учениях, надводные корабли не занимались подобной работой в течение жизни целого поколения. 7 мая российский Военно-морской флот приветствовал непрошенных посетителей сообщением о проведении собственных учений в Баренцевом море, к тому же — с боевыми стрельбами. 8 мая, отметив День Победы на заднем дворе России и завершив продолжавшиеся несколько дней «успешные и проведенные на высоком уровне операции», военные корабли НАТО покинули Баренцево море.

Это было важное решение. Размещение эсминцев, имеющих на борту зенитно-ракетные комплексы, а также крылатые ракеты для поражения наземных целей, является особенно агрессивным действием. В конечном счете этот регион является сердцем российского Военно-морского флота, в том числе центром подводных лодок с ядерным оружием на борту. База российского Северного флота находится в Североморске на Кольском полуострове, к востоку от границ Норвегии.

Западные военно-морские силы очень хотят показать, что covid-19 не способен затупить их боевые мечи в тот момент, когда и Америка, и Франция потеряли по одному авианосцу из-за коронавируса. Однако их интерес в отношении Дальнего Севера проявился задолго до нынешней пандемии. Одна из причин вторжения в Баренцево море состояла в том, чтобы «обеспечить свободу навигации», как подчеркивается в заявлении Военно-морских сил США. Россия ввела правила в отношении прохода судов по Северному морскому пути (North Sea Route) — это маршрут из Атлантического океана в Тихий океан, который становится все более и боле открытым для судоходства из-за глобального потепления, способствующего таянию арктической ледяной шапки. Америка открыто игнорирует эти требования и настаивает на том, что иностранные суда, в соответствии с морским правом, должны иметь возможность беспрепятственно проходить через территориальные воды иностранного государства. Хотя участвовавшие на прошлой неделе в учениях военные корабли НАТО не заходили в район прохождения Северного морского пути, можно предположить, что руководство НАТО захочет это сделать в будущем.

Контекст

Der Spiegel: американские эсминцы впервые за 30 лет вошли в Баренцево море

Польские читатели об учениях НАТО в Баренцевом море: какое счастье, что Путин терпеливый человек (o2.pl)

Американские читатели о заходе ВМС США в Баренцево море

«Сегодня активность российского Военно-морского флота намного выше, чем она была в 1990-е и 2000-е годы, однако это возвращение было неизбежным, поскольку в тот момент не было ни активности, ни соответствующего финансирования», — подчеркнул Кофман. Но подобное наращивание активности вызывает беспокойство у планировщиков НАТО. Новые российские подлодки являются тихими, и они хорошо вооружены. В результате «акустическое превосходство» (acoustic edge) Североатлантического альянса, — его способность обнаруживать субмарины на большем расстоянии, чем Россия, — «значительно сократилось», — отметил в своей недавно опубликованной статье Ник Чайлдс (Nick Childs) из расположенного в Лондоне Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies — IISS).

Россия, в основном, использует свои ударные подводные лодки для защиты «бастиона» — акваторий Баренцева моря и Охотского моря, где осуществляют патрулирование ее собственные атомные подводные лодки с ядерными баллистическими ракетами на борту. Отдельное российское военно-морское ведомство, известное как Главное управление глубоководных исследований (сокращенно ГАГИ), может также следить за большим количеством пересекающих Атлантику кабелей.

Подобный вызов не является чем-то новым. В течение почти всего периода холодной войны союзники по НАТО пытались закупорить советский флот в Арктике за счет системы наблюдения на так называемом Фареро-Исландском рубеже (GIUK hole), в районе транзитного маршрута между берегами Гренландии, Исландии и Соединенного Королевства, где раньше были расположены подводные акустические датчики. «Мы пройдем черед все империалистические акустические сети, и нас никто не обнаружит», — сказал капитан Рамиус (Ramius), командир «Красного Октября», советской подлодки из первого романа Тома Клэнси (Tom Clancy), опубликованного в 1984 году.

Этот участок маршрута вновь стал модной темой, и НАТО вновь начинает вкладывать средства в акустические системы слежения после перерыва в несколько десятков лет. Америка увеличила количество полетов своих реактивных патрульных самолетов P8 из состава размещенной в Исландии эскадрильи. Их задача состоит в обнаружении советских подводных лодок, а также в создании угроз для них на самом раннем этапе, поскольку даже одна российская субмарина в Атлантике может создать проблемы на значительной по площади океанской акватории.

Однако наличие одного лишь защитного периметра может оказаться недостаточным. Новое поколение ракет, размещенных на борту российских кораблей, способны поразить корабли НАТО или территории, находясь намного севернее от линии GIUK, и они, вероятно, способны сделать это из безопасного района вблизи своих баз. «Подобное технологическое развитие представляет собой новую и серьезную угрозу для сил НАТО» — такой вывод делает Институт международных стратегических исследований. Та же самая озабоченность заставила администрацию Рейгана сделать выбор в пользу более наступательной военно-морской стратегии и направлять корабли в места непосредственного расположения советских военно-морских баз, а также в близлежащие районы. «Я поражен схожестью нынешней ситуации с тем, что было в 1980-х годах, — сказал Никлас Гранхольм (Niklas Granholm) из шведского Агентства оборонных исследований, имея в виду англо-американское присутствие в Баренцевом море. — Речь идет о военно-морской стратегии передовых рубежей, целью которой является приближение к российскому флоту на севере России, а не встреча с ним в более южных широтах».

Читать еще:  Nagant M1884 Luxemburg Officer

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Прохладный фронт: США обеспокоены возможной «военной конкуренцией» с Россией в Арктике

Арктический регион может стать зоной «военной напряжённости и конкуренции». Об этом говорится в отчёте исследовательского центра конгресса США.

«Возобновление напряжённости в отношениях с Россией после присоединения ею Крыма в марте 2014 года в сочетании со значительным наращиванием в последние годы российского военного потенциала и операций в Арктике внушает обозревателям опасения, что регион вновь станет площадкой для военной напряжённости и конкуренции, как и опасения насчёт того, достаточно ли у США военных ресурсов для защиты своих интересов в регионе», — говорится в отчёте.

В документе отмечается, что рост значимости Арктики для Пентагона определяется ускорением таяния льдов в регионе. Это открывает более широкие возможности для американского флота. Сейчас в Арктике США преимущественно используют подводные лодки из-за плотного ледяного покрова. Уменьшение его площади позволит использовать и надводные военные суда, в том числе и для переброски войск.

«Арктический регион вновь обращает на себя внимание Вооружённых сил США (и американских спецслужб). В особенности это верно в отношении ВМС и Береговой охраны, для которых сокращение морских льдов Арктики открывает потенциальные новые районы для действия надводных кораблей. ВВС, сухопутные войска и морская пехота США также начинают уделять больше внимания арктическим операциям», — отмечают аналитики.

Об ускоренном сокращении ледяного покрова в Арктике исследователи говорят начиная с 2012 года. Так, согласно информации NASA, сокращение площади льда в Арктике летом 2017 года достигло рекордных значений. Площадь северной полярной шапки составила 4,6 млн кв. км. Этот показатель меньше средних значений для прошлых 20 лет на 1,6 млн кв. км. Более значительное сокращение арктических льдов было зафиксировано в 2012 году, когда площадь ледовой шапки сократилась до 3,41 млн кв. км.

Укрепить позиции в регионе

Канада и страны Северной Европы уже увеличивают или будут увеличивать своё военное присутствие в регионе, сообщается в отчёте. В связи с этим отмечается, что оценка перспектив расширения присутствия Вооружённых сил США в Арктике является важным направлением для Пентагона.

«ВМС и Береговая охрана изучают, насколько расширение деятельности человека в Арктике может повлиять на стоящие перед ними требования по числу кораблей и летательных аппаратов, их характеристикам, созданию или расширению арктических баз и сопутствующим системам (как то системы навигации и связи)», — говорится в отчёте исследовательского центра конгресса США.

Там подчёркивается, что ранее Арктика была «ареной военного соперничества» между Советским Союзом и США. Обе страны размещали в регионе атомный подводный флот, стратегические бомбардировщики и авиацию тактического назначения. Однако после распада СССР значение Арктики для Пентагона «значительно уменьшилось». Авторы документа отмечают, что из-за возвращения России в арктическую зону США решили вновь укрепить свои позиции в регионе.

При этом аналитики уточняют, что сейчас ВМФ США и Береговая охрана располагают весьма «ограниченной инфраструктурой в Арктике», чтобы обеспечить проведение более масштабных воздушных и морских операций.

Согласно отчёту, к 2020 году ВМФ США планирует увеличить численность военного состава США, прошедшего подготовку в арктических условиях. Приоритетным направлением для ВМФ США в Арктике станут подводный и воздушный компоненты, в то время как использование надводных судов в ближайшее время будет ограничено.

К 2030 году американский флот планирует полностью подготовить военный состав для «принятия мер на случай непредвиденных обстоятельств» в Арктике, которые относятся к национальной безопасности. По мере того как лёд будет отступать, США будут больше использовать надводные корабли.

«Эпоха соперничества великих держав»

Отставание стран — членов НАТО от России в Арктике признал главнокомандующий силами альянса в Европе американский генерал Кёртис Скапарротти в марте текущего года.

«Мы отстаём», — заявил генерал, отвечая на вопрос, есть ли у США достаточный потенциал, чтобы противостоять России в Арктике.

По его словам, в ближайшие два-три года у России появится возможность контролировать Северный морской путь, в том числе военными средствами.

Члены альянса стремятся усилить свои позиции посредством увеличения численности кораблей и подводных лодок, а также с помощью разработки новых видов вооружений. Так, в мае 2018 года США заявили о восстановлении ликвидированного семь лет назад Второго флота, в сферу ответственности которого войдёт арктическая зона. Соответствующее заявление сделал командующий военно-морскими операциями США адмирал Джон Ричардсон.

«Наша стратегия национальной обороны ясно даёт понять, что мы вернулись в эпоху соперничества великих держав, поскольку сфера безопасности продолжает становиться всё более сложной и ставит перед нами всё больше задач. Именно поэтому сегодня мы ставим на ноги Второй флот, чтобы среагировать на эти изменения, особенно в Северной Атлантике», — заявил он.

Помимо этого, страны НАТО планируют усилить состав авиационных сил в регионе. Так, к 2024 году Норвегия собирается поставить на вооружение американские истребители пятого поколения. В целом в распоряжении Осло будут находиться 52 самолёта. Канада планирует оснастить свои вооружённые силы беспилотниками. Пентагон к 2020 году намерен заменить истребители F-16, которые относятся к 11-й воздушной армии, дислоцированной на Аляске, на новые F-35.

Также США планируют резко нарастить количество атомных подводных лодок класса «Вирджиния» и атомных ракетоносцев «Колумбия». Согласно информации издания Naval Today, Пентагон планирует построить 29 подводных лодок.

США уже опоздали с наращиванием своего присутствия в Арктике, считает профессор Академии военных наук Сергей Судаков.

«Пентагоном будут созданы специальные силы, но это будет сделано с приличным опозданием. От России это опоздание составляет примерно 10 лет. США прекрасно понимают, что сейчас опередить Россию, с учётом их интересов в Арктике, будет очень сложно», — отметил он в беседе с RT.

Также эксперт предположил, что США для усиления своих позиций в Арктике «будут вкладывать очень большие деньги в свой ледокольный флот и свои армейские подразделения».

Эксперт уверен, что отставание США в Арктике связано с тем, что очень долгое время регион просто не осваивался Соединёнными Штатами.

«Сейчас есть некая злоба со стороны Белого дома и Пентагона, связанная с тем, что они просто просмотрели, какими темпами развивается Россия. Оказалось, что РФ может вполне наращивать своё присутствие, и не просто наращивать, а создать уникальный ледокольный флот, который заместить чем-то сейчас США не способны. Сложилась уникальная ситуация, когда такая страна, как Россия, является абсолютной доминантой в Арктике», — подчеркнул политолог.

На страже Севера

Россия в последние годы приняла ряд мер для обеспечения защиты собственных интересов в Арктическом регионе. Президент России Владимир Путин в апреле 2014 года поручил Минобороны создать в Арктике единую систему базирования надводных кораблей и подлодок нового поколения, укрепить границу, а также образовать новый государственный орган для реализации политики РФ в этом стратегически важном регионе. В этом же году Минобороны РФ сформировало Объединённое стратегическое командование (ОСК) «Север» со штабом в Североморске, которое занимается защитой экономических интересов России в Арктике.

Основными задачами для Москвы стало восстановление сети военных аэродромов, построенных в советские годы, укрепление войск ПВО и увеличение количества судов в регионе. Командованию «Север» подчинены также части морской авиации, сухопутных сил и ВКС.

Сегодня в распоряжении Северного флота — 41 подводная лодка и 38 надводных кораблей, включая тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». В состав СФ входят восемь субмарин с баллистическими ракетами.

К 2020 году Россия планирует восстановить в арктической зоне 13 военных аэродромов, которые использовались в советский период. В ближайшее время должны завершиться работы по реконструкции и последующей модернизации десяти объектов. Военные аэродромы позволят разместить в Арктике бомбардировщики Су-24, истребители-бомбардировщики Су-34, штурмовики Су-25, истребители-перехватчики МиГ-31, вертолёты различного типа.

Кроме того, в 2018 году в Арктике планируется сформировать новую дивизию ПВО, которая будет развёрнута на архипелаге Новая Земля, в посёлках Тикси и Диксон. К 2019 году Минобороны РФ рассчитывает завершить формирование щита противовоздушной обороны от Новой Земли до Чукотки.

«У России сегодня появляются самые разнообразные и вполне достаточные средства для отражения любой агрессии, — отметил в беседе с RT доктор политических наук, профессор РАНХиГС при президенте РФ Владимир Штоль. — Россия уделяет непосредственное внимание Арктике: там проводятся военные учения, усиливается наше военное присутствие, начинается серьёзная разработка Северного морского пути как важнейшей логистической артерии в этом регионе и, конечно, происходит усиление военно-морского компонента в данном регионе».

Эксперты подчёркивают, что Арктика представляет интерес прежде всего своими природными ресурсами и возможностью транспортировки товаров по Северному морскому пути. По разным оценкам, в регионе сконцентрировано до 25% мировых запасов углеводородов.

«Надо понимать, что арктический шельф — это очень большой резерв природных ископаемых. Природные ресурсы являются на сегодняшний день важнейшим фактором войн, которые США развязывают по всему миру. Именно поэтому контроль над этими природными ископаемыми, прежде всего углеводородными, является ключевым», — резюмировал Сергей Судаков.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector