0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

С какой целью немецкую САУ оборудовали таким до неприличия коротким стволом

С какой целью немецкую САУ оборудовали таким до неприличия коротким стволом

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Данная САУ называется «38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger» или «Sturmpanzer VI». Разработана и создана она была уже в разгар Второй мировой войны. Первые «Штурмтигры» увидели свет в 1943 году. Свое полуофициальное название самоходка получила благодаря тому, что была собрана на базе тяжелого немецкого танка «Тигр». Чаще всего в САУ просто переоборудовали уже имевшиеся в наличии танки.

На первый взгляд у САУ очень странное главное орудие. Все мы привыкли видеть (как правило) на таких машинах артиллерийское орудие весьма представительной длины и калибра. На самом деле ничего «странного» в «Sturmpanzer VI» нет, так как стреляет САУ вовсе не из артиллерийской противотанковой пушки, а из корабельного бомбомета «Raketenwerfer 61» калибром 380-мм с возможностью заряжания реактивных ракет.

Огонь велся твердотопливными ракетами, которые вырывались из ствола на скорости 300 м/с. Максимальный боекомплект состоял из 14 фугасных ракет «Raketen Sprenggranate». Каждая весила по 351 кг, содержа внутри себя до 125 кг тротила. В 1944 году также появилась кумулятивная ракета «Raketen Hohladungsgranate» массой 345 кг. Однако, до конца Второй мировой войны ни одна из них так и не поступила в войска.

Что же касается самого «Штурмтигра», то хоть сколь-нибудь значительного влияния на боевые действия данная машина не оказала. Произвели таких «чудовищ» не более двух десятков. Главным образом массовое производство не было налажено по двум причинам. Первая — уже в 1943 году Германия начала испытывать дефицит ресурсов. Вторая – военные так и не поняли, какую тактическую нишу должно было занять новое САУ стреляющее ракетами. Специфических целей для «Штурмтигра» на поле не нашлось.

В продолжение темы читайте про «Пограничная бронелетучка», или Как в СССР дали вторую жизнь бронепоездам.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

С какой целью немецкую САУ оборудовали таким до неприличия коротким стволом

При подготовке к Второй мировой войне в Германии было разработано огромное количество самых разных машин разрушения. В их числе оказалась и достаточно странная на первый взгляд самоходная артиллерийская установка с полуофициальным названием «Штурмтигр». Достаточно одного взгляда, чтобы заметить ярко выраженную странность в ее конструкции. У САУ до неприличия короткий ствол. Как же она стреляла.

Данная САУ называется «38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger» или «Sturmpanzer VI». Разработана и создана она была уже в разгар Второй мировой войны. Первые «Штурмтигры» увидели свет в 1943 году. Свое полуофициальное название самоходка получила благодаря тому, что была собрана на базе тяжелого немецкого танка «Тигр». Чаще всего в САУ просто переоборудовали уже имевшиеся в наличии танки.

Вот такая штука.

На первый взгляд у САУ очень странное главное орудие. Все мы привыкли видеть (как правило) на таких машинах артиллерийское орудие весьма представительной длины и калибра. На самом деле ничего «странного» в «Sturmpanzer VI» нет, так как стреляет САУ вовсе не из артиллерийской противотанковой пушки, а из корабельного бомбомета «Raketenwerfer 61» калибром 380-мм с возможностью заряжания реактивных ракет.

Огонь велся твердотопливными ракетами, которые вырывались из ствола на скорости 300 м/с. Максимальный боекомплект состоял из 14 фугасных ракет «Raketen Sprenggranate». Каждая весила по 351 кг, содержа внутри себя до 125 кг тротила. В 1944 году также появилась кумулятивная ракета «Raketen Hohladungsgranate» массой 345 кг. Однако, до конца Второй мировой войны ни одна из них так и не поступила в войска.

Делались на базе танков.

Что же касается самого «Штурмтигра», то хоть сколь-нибудь значительного влияния на боевые действия данная машина не оказала. Произвели таких «чудовищ» не более двух десятков. Главным образом массовое производство не было налажено по двум причинам. Первая — уже в 1943 году Германия начала испытывать дефицит ресурсов. Вторая – военные так и не поняли, какую тактическую нишу должно было занять новое САУ стреляющее ракетами. Специфических целей для «Штурмтигра» на поле не нашлось.

Зачем красноармейцы привязывали к стволу артиллерийских орудий винтовку Мосина

Красноармейцы всегда были богаты на выдумки. Сегодня об этом уже мало кто помнит, но в годы Второй мировой войны артиллеристы РККА додумались привязывать винтовки Мосина на ствол орудий. Данная система действовала безотказно. Для чего нужно было вообще такое делать? Это очень хороший и правильный вопрос. Пора самим на все посмотреть и разобраться, как же это было.

1. Голь на выдумку хитра

Кому-то очень было нужно испоганить фото красным овалом. |Фото: motor2.info.

В сети ходит достаточно редкая фотография времен Второй мировой войны. На ней изображено несколько артиллерийских орудий и группа красноармейцев, большая часть из которых сидит поодаль. Другие, стоят рядом с орудиями и (в том числе) привязывают к их стволам винтовки Мосина, которые зачем-то посажены на деревянные колодки и веревки. Для чего нужна такая система и что собираются делать солдаты? На самом деле запечатлённая ситуация на снимке вовсе не какой-то солдатский юмор и даже не «фейк».

После тренажера можно и на боевые. |Фото: motor2.info.

На фотографии урок артиллеристов, которых готовят к отправке на фронт. Винтовка на полоне – это кустарный тренажер, который придумали в РККА для подготовки наводчиков. Винтовка выравнена с прицелом орудия, а ее спусковой крючок соединен проволокой со спусковым механизмом пушки. Сама винтовка заряжена трассирующими боеприпасами.

Без подготовки нельзя. |Фото: sikini.ru.

Нужно это для того, чтобы артиллеристы упражнялись в прицеливании и стреляли винтовочными патронами, вместо боевых снарядов. Делалось это для экономии и безопасности. Если боец несколько раз мог хорошо и правильно послать в цель трассирующий патрон, ему давали тренировать на настоящих снарядах.

Примечание: трассирующий боеприпас в данной ситуации нужен для того, чтобы наставник и ученик видели, куда полетел выстрел, и могли судить и результативности ведения огня.

2. Вторая жизнь «методики»

РПГ-7 заряжен тренажером. |Фото: huntsmanblog.ru.

Примечательно, что подобного рода тренажеры использовались и после войны, более того, применяются они и сегодня. Например, при обучении современных гранатометчиков поначалу используют не гранаты, а ПУС (Приспособление учебной стрельбы), который выглядит как граната с той лишь разницей, что вместо ракетного двигателя и боевого заряда внутри ПУС находится винтовочный ствол и спусковой механизм.

Читать еще:  Военно-патриотический парк «Патриот»

Ваня, пали! |Фото: mil.by.

Сначала учащийся заряжает ПУС трассирующим патроном, после чего производит зарядку гранатомета непосредственно ПУСом так, как производил бы зарядку настоящей гранатой. Такие тренажеры используются до того, как солдат подпустят к настоящим боеприпасам.

  • 10813 просмотров

Материалы по теме

А вот ещё:

Какие книги сопровождали наших солдат во время войны

«Литература в дни войны становится истинно народным голосом героической души народа». Правда этих слов Алексея Толстого — во множестве фактов и документов Великой Отечественной.

Пришлите книг!

«Я только спросил старшину: книг прислали? — Да, — ответил он. Не только посылку, но и письмо вскрыть не удалось. Ребят накрыло таким минометным огнем, что головы нельзя было поднять из щели. И только вечером, сойдя в глубокую лощину, сделали укрытие для светомаскировки и прочли письмо. Сколько радости и восторга! Меня все бойцы просили, чтобы я на другой день написал на коллектив вашей библиотеки. »

Это благодарственное письмо, написанное прошитой осколком рукой солдата Михаила Мельникова и отправленное из военного госпиталя, — одно из множества свидетельств неоценимой значимости книг в огневые годы Великой Отечественной. Кто-то прошел всю войну с томиком любимых стихов, кто-то — с романом Николая Островского «Как закалялась сталь», а кому-то фронтовым товарищем служил учебник астрономии.

Книги подбирали в библиотеках разбомбленных городов, находили в разрушенных жилых домах, получали фронтовой почтой из штабов дивизий, везли на фронт из краткосрочных отпусков. «Я жутко соскучилась по книгам. В одной деревне мы обнаружили «Евгения Онегина», так зачитали его до дыр. Каждую свободную минутку с упоением читали его вслух», — рассказывала в письме родным санитарный инструктор 308-й стрелковой дивизии Ариадна Добромыслова.

Переписанные от руки стихи прятали в голенищах сапог — и отважно шли в бой. В перерывах между боями устраивали коллективные читки однополчанам. Использовали книги и для обмена военной информацией — записывая собранные подпольщиками сведения между строк и переправляя за линию фронта.

Из уст в уста передавали предания о книжных чудесах. Роман Алексея Толстого «Петр Первый» спас жизнь солдату Георгию Леонову: пуля застряла в спрятанном под гимнастеркой толстом томе. Старший лейтенант Петр Мишин уцелел в бою благодаря сборнику пушкинских стихов: пробив двести страниц, осколок снаряда остановился аккурат. перед стихотворением «Талисман»!

Имена писателей присваивали воинским подразделениям и боевой технике: отряд имени Горького, имени Лермонтова; танк «Владимир Маяковский», «самолет Дмитрий Фурманов». В состав экипажа одного из сторожевых кораблей Северного флота ввели Пушкина. В одной из дивизий Максим Горький служил «почетным красноармейцем», его имя ежедневно выкликалось на поверке.

Командир одной из частей Украинского фронта вручал в качестве переходящей премии отличившимся бойцам поэтический сборник «Кобзарь» Тараса Шевченко. Назначенный командиром одного из орудий на Ленинградском фронте молодой писатель Иван Дмитроченко наказывал своим бойцам: «За Ивана Сергеевича Тургенева — огонь! За «Войну и мир» — Огонь! За великую русскую литературу — огонь. »

В архивах хранятся многочисленные письма-просьбы с передовой прислать книги. «Среди боев выпадает время, когда хочется хоть немного почитать. Если можно, вышлите что-либо из книг художественной литературы. Старые, потрепанные, лучше если без переплета, чтобы можно было хранить в вещевом мешке или полевой сумке», — писал библиотекарям красноармеец А. П. Стройнин.

На фронт направлялись дублетные экземпляры из библиотек. Проводились регулярные сборы книг от гражданского населения. Мастерились книжки-самоделки из газетных вырезок. В первый год войны даже печатались стихи на пакетиках с пищевыми концентратами.

Книга-военврач

Неоценима роль книг в госпиталях. Для раненых организовывали чтения вслух и устраивали литературные вечера. Наибольшим спросом пользовалась развлекательная литература: приключения, детективы, сказки, фельетоны — все, что могло отвлечь от боли и поднять настроение. А самыми читаемыми романами были «Война и мир» Толстого, «Овод» Войнича, «Как закалялась сталь» Островского.

Библиотерапевтические сюжеты представлены на фронтовых рисунках народного художника СССР Николая Жукова. Талантливый иллюстратор и график, он встретил Победу в Вене в звании капитана, делал зарисовки на Нюрнбергском процессе — за 40 дней создал около 400 изображений всех его участников.

Главным из русских классиков, героически сражавшихся вместе с нашими бойцами, был Александр Сергеевич Пушкин. Об этом свидетельствуют непридуманные фронтовые истории и литературные произведения о войне. Об этом напоминают мемориальные свидетельства и музейные экспонаты.

Хрестоматийной стала история отправленного на фронт юной москвичкой пушкинского сборника с надписью: «От девушек завода им. Сталина в подарок. Читайте, дорогие товарищи, и любите стихи Пушкина. Это мой любимый поэт, но я решила послать эту книгу — она вам нужнее, вспоминайте нас. Мы для вас оружие делаем. С горячим приветом. Вера Гончарова».

Летом 1942 года в разрушенной библиотеке города Богучар сержант Степан Николенко обнаружил уцелевший томик пушкинских стихов и не расставался с ним до самой Варшавы, пока на автоколонну не спикировал фашистский самолет. Едва очнувшись в госпитале, Степан первым делом поинтересовался судьбой заветной книжки.

Отголосок этой пронзительной истории — в знаменитом стихотворении Веры Инбер: «. В больнице долго он без сил Лежал, как мертвый, на подушке. И первое, что он спросил, Придя в сознание: »- А Пушкин?» И голос друга, поспешив, Ему ответил: «Пушкин жив».

Суровой зимой того же года с однотомником лирики Пушкина оказался в лагере смерти под Шауляем сержант Борис Полетаев. Выжить в нечеловеческих условиях помогло чтение вслух. Как сказал кто-то из пленных, «Пушкин у нас, в шестом бараке, как полковой комиссар: дух людей поднимает». Сейчас эта бесценная книга — совсем уже ветхая и лишившаяся обложки — хранится в шкафу даров Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

А Музей обороны Москвы по праву гордится «Групповым портретом потомков А. С. Пушкина — участников Великой Отечественной войны» кисти Владимира Переяславца. На одном полотне за чтением стихов своего великого прадеда и прапрадеда сошлись авиамеханик-моторист, боец народного ополчения, моряк Балтийского флота, командующий отделением связи, командир боевого расчета зенитного полка и партизан отряда особого назначения.

Служивший на войне летчиком-истребителем художник создал вымышленный сюжет: изображенные никогда не собирались в таком составе. Их встреча стала символом народного единства под эгидой великой национальной Литературы. Та же мысль — в замечательном стихотворении поэта-фронтовика Сергея Смирнова: «. А Пушкин, наш великий русский гений, Шел с нами в бой за честь своей земли: Мы все его собранье сочинений Не в вещмешках, а в памяти несли!»

5 мая 1945 года вошло в Историю отрывком из пушкинской «Метели», который читала актриса Московского Художественного театра Нина Михайловская у разрушенного Рейхстага.

. «Придя в свою роту, я узнал, что часть книг погибла с моими боевыми товарищами. Коган был убит за книгой Гончарова снарядом. Книги Горького и Островского прямым попаданием мины разнесло, что и следов от них не осталось, — продолжал рассказывать в письме библиотекарям вернувшийся в строй солдат Михаил Мельников. — Так в битвах за Карпаты мы бились вместе с книгами, с ними и умирали те, кому суждено было умереть».

Читать еще:  Хорошо ли жить в Северной Корее?

Самая массовая немецкая самоходка

За время Второй мировой войны промышленность Третьего рейха произвела 9675 StuG III всех серий и модификаций, что делает эту САУ самой массовой бронированной машиной, поступившей на вооружение вермахта. StuG III оказалась очень удачной самоходкой. Следует отметить, что в первой десятке немецких танковых асов седьмое и восьмое места занимают командиры именно этих САУ

История немецких самоходных артиллерийских орудий (далее – САУ) началась с меморандума о взаимодействии пехотных частей, артиллерии и подвижной артиллерии, опубликованного генерал-майором вермахта Эрихом фон Манштейном в 1935 году. В частности, в этом документе доказывалась целесообразность создания дивизионов штурмовых самоходных орудий трёхбатарейного состава (по шесть машин в батарее), предназначавшихся для поддержки наступающей пехоты, подавления ДзОТов, ДОТов и узлов сопротивления противника, а также борьбы с его бронированной техникой.

«Броня» для поддержки пехоты

Меморандум вызвал оживлённую дискуссию среди немецких военных, но в 1936 году компания Daimler-Benz получила заказ на осуществление проектных работ по созданию штурмовых самоходных орудий на шасси новейшего на тот момент танка Z.W. (будущего Pz.Kpfw.III). В конце 20-х годов уже делалась попытка создать САУ на базе трактора Hanomag WD-25, однако это были машины с открытой артиллерийской площадкой, и от их серийного выпуска отказались. Позднее, в 1930 году конструкторы Daimler-Benz разрабатывали проект штурмовой САУ для… СССР – в рамках деятельности совместной советско-немецкой Технической комиссии (TEKO). Самоходку планировали защитить бронёй толщиной от 15 (борта и корма) до 30 мм (лоб), вооружить 76-мм орудием, при этом её вес не должен был превышать 12 т. Немецкая сторона сорвала все сроки, указанные в договоре, а после окончания работ в середине 1932 года выставила за свои разработки цену, в разы превышавшую утверждённую. Представители Советского Союза отказались от дальнейшего сотрудничества, но полученные наработки пригодились фирме Daimler-Benz в будущем, при проектировании штурмовой САУ для армии Третьего рейха.

В 1937 году на заводе Daimler-Benz в Берлин-Мариенфельде было собрано пять прототипов новой САУ (для их сборки использовали шасси танков Pz.Kpfw.III Ausf.В). Для ускорения и удешевления работ боевые рубки машин изготовили не из бронелистов, а из обычной конструкционной стали. Рубки крепились к шасси болтами. Четыре члена экипажа размещались в одном боевом отделении, что для бронетехники того времени было новшеством.

Основным оружием новой САУ стала 75-мм пушка StuK 37 L/24 c длиной ствола в 24 калибра производства эссенской корпорации Krupp. Горизонтальное наведение орудия осуществлялось в пределах ±12º, вертикальное – от −10º до +20º. Боекомплект составлял 44 снаряда. В боевой рубке машины дополнительно размещали пулемёт MG-34. Позже к вооружению самоходчиков добавили пистолет-пулемёт MP-40.

С 1938 года прототипы проходили интенсивные испытания на различных полигонах Германии. Одновременно с началом испытаний возобновились споры относительно целесообразности создания САУ, так как существовали танки Pz.Kpfw.IV, нёсшие такое же вооружение. Особенно возражал против создания САУ генерал-лейтенант Хайнц Гудериан, однако инициатор нового проекта Эрих фон Манштейн настаивал на своей точке зрения. Вскоре реалии Польской кампании наглядно продемонстрировали необходимость наличия в распоряжении пехотных частей бронированных мобильных артиллерийских подразделений, и все вопросы были сняты. В конце 1939 года началось серийное производство новых САУ.

В январе-феврале 1940 года первые серийные экземпляры вышли из ворот завода Daimler-Benz, а уже 28 марта новой САУ было присвоено армейское обозначение Sturmgeschutz III (сокращённо – StuG III). В дальнейшем самоходка претерпела множество модификаций.

Первые серийные машины именовались StuG III Ausf.А и отличались от прототипов использованием модернизированных шасси танка Pz.Kpfw.III Ausf.F. У пяти экспериментальных самоходок в ходовой части насчитывалось по восемь опорных катков на борт, которые собирались попарно в четыре балансирные тележки. У серийных же САУ опорных катков стало шесть, и в тележки они не собирались.

Вооружение серийной машины от прототипа не отличалось. Лобовое бронирование рубки составляло 50 мм, заднего бронелиста – 26 мм, а бортовой брони – 30 мм. В передней части рубки её бортовая бронезащита усиливалась дополнительными 9-мм бронелистами, которые приваривались к корпусу под углом 60º. Толщина крыши рубки достигала 11 мм. Толщину кормового бронелиста увеличили с 21 до 30 мм. Кроме того, для увеличения прочности конструкторы убрали боковые эвакуационные люки. Общий вес САУ достигал 19,6 т.

Члены экипажа обеспечивались оптическими приборами наблюдения. В распоряжении командира находилась стереотруба SF 14z, для установки которой в крыше рубки был предусмотрен специальный люк. Наведение орудия осуществлялось при помощи перископического прицела Sfl ZF, расположенного слева от орудия, а механик-водитель управлял машиной, используя прибор Fahrersehklappe 50 с бинокулярным перископом KFF2. Единственный, кто не был обеспечен оптическим прибором – это радист (в его распоряжении находилась УКВ-рация, располагавшаяся в специальном бронированном ящике на левой надгусеничной полке).

За период с января по июнь 1940 года завод компании Daimler-Benz выпустил 30 машин StuG III модификации Ausf.А.

В июне 1940 года на берлинском предприятии Alkett (Altmärkische Kettenfabrik), входившем в государственный концерн Reichswerke AG, начался выпуск модификации StuG III Ausf.B. С этого момента данное предприятие стало основным производителем штурмовой самоходки StuG III. Новые машины планировали собирать на базе шасси Pz.Kpfw.III последней модели Ausf.G, но так как их не хватало, первые САУ выпустили на шасси предыдущей серии Ausf.F. Последние самоходки модели StuG III Ausf.B выпускались уже на шасси Pz.Kpfw.III Ausf.H.

От предыдущей модификации самоходка отличалась новой шестискоростной механической коробкой передач, установленной вместо пятискоростной преселекторной коробки того же производителя ZF Friedrichshafen AG. Кроме того, была модифицирована система зажигания в 12-цилиндровом 300-сильном двигателе Maybach HL 120 TRM. Ширину гусениц с 360 мм увеличили до 400, соответственно увеличив и размер опорных катков. Боевая рубка и вооружение никаких изменений не претерпели. Общий вес машины увеличился незначительно – до 20,2 т. За год (с июня 1940 по май 1941 года) немецкая промышленность выпустила 360 САУ этой модификации.

Модификации Ausf.B ещё продолжали выпускаться, когда в цехах Alkett началось производство машин серии StuG III Ausf.С. На этих самоходках убрали амбразуру прицеливания в лобовом листе рубки, а окуляр прицела перенесли на крышу рубки, разместив в специальном лючке (в связи с этим изменилась её форма). Антенну сделали складывающейся, предусмотрев для неё специальный защитный деревянный жёлоб. Весной 1941 года изготовили 100 таких «изделий», после чего предприятие приступило к выпуску StuG III Ausf.D. Новые самоходки почти ничем не отличались от предыдущей серии, поэтому в немецкой статистике учёта машины обеих модификаций учитывались как StuG III Ausf.С/D. Внешней отличительной особенностью StuG III Ausf.D было наличие защитных скоб на фарах. За период с мая по сентябрь 1941 года немецкие предприятия изготовили 150 САУ этой модификации.

В сентябре 1941 года начался выпуск самоходок StuG III Ausf.Е, которые планировали использовать в качестве командирских машин. Ими хотели заменить лёгкие полугусеничные бронетранспортёры Sd.Kfz.253 наблюдателей-корректировщиков, которые вывели из подразделений самоходок StuG. Для этого в бронированных ящиках над обеими надгусеничными полками каждой самоходки разместили не одну, а две радиостанции. Они не полностью занимали отведённое им пространство, поэтому в левом из ящиков дополнительно размещалось шесть снарядов, что увеличивало боекомплект САУ до 50 выстрелов. От наклонных бортовых дополнительных бронелистов конструкторы отказались. Общее количество машин этой модификации, изготовленных с сентября 1941 по март 1942 года, составило 284 единицы.

Читать еще:  Русские в Сирии. Спецназ «Заслон»

Толщина лобовой брони корпуса, мм

Максимальная скорость, км/ч

Maybach HL 120 TR

Maybach HL 120 TR

Maybach HL 120 TRM

Maybach HL 120 TRM

Maybach HL 120 TRM

Maybach HL 120 TRM

Мощность двигателя, л. с.

1 x 75 mm StuK 37 L/24

1 x 75 mm StuK 37 L/24

1 x 75 mm StuK 37 L/24

1 x 75 mm StuK 37 L/24

1 x 75 mm StuK 37 L/24

1 x 75 mm StuK 37 L/24

1 x 7,92 mm MG 34

С новыми пушками в новую жизнь

28 сентября 1941 года Гитлер подписал приказ, в котором требовал увеличить бронепробивную способность орудий немецких танков и САУ, дабы те могли на равных бороться с последними образцами советской бронетехники. Во исполнение этого приказа для модернизации Sturmgeschutz III выбрали 75-мм орудие компании Rheinmetall-Borsig AG StuK 40 L/43 с длиной ствола в 43 калибра. Новая пушка отлично подходила для борьбы с танками Т-34 и КВ-1, но не могла вести навесной огонь, что уменьшало её эффективность в борьбе с пехотой, артиллерией и ДзОТами противника. На одну из самоходок StuG III Ausf.Е в экспериментальных целях установили StuK 40, ещё одну машину вооружили 105-мм гаубицей. Всё это послужило основой для новой серии StuG III и создания на её базе самоходной гаубицы StuH 42.

В марте 1942 года началось производство модернизированной САУ StuG 40 Ausf.F (использовалось также обозначение «StuG III Ausf.F»), кроме нового орудия, мало отличавшейся от StuG III Ausf.Е. На крыше боевой рубки установили электрический вентилятор, а боезапас новой машины увеличили до 54 снарядов. Вместо прицела Sfl ZF наводчик получил улучшенный прицел Sfl ZF la.

В июне 1942 года броню корпуса и боевой рубки начали усиливать дополнительными 30-мм бронеплитами, в результате чего общая толщина лобовой брони выросла до 80 мм. Это увеличило вес машины на 450 кг и снизило её максимальную скорость. Всего выпустили 182 единицы с усиленным бронированием, у которых, кроме того, две фары со светомаскировочными крышками заменили на одну фирмы Notek, которая первоначально крепилась на левом крыле, а позже переместилась на середину верхнего лобового листа корпуса.

Летом 1942 года ещё 31 единицу StuG 40 Ausf.F вооружили 75-мм орудиями StuK 40 с длиной стволов 48 калибров. За период с марта по сентябрь 1942 года немецкая промышленность изготовила 364 StuG 40 Ausf.F всех модификаций.

В сентябре 1942 года в цехах Alkett полностью остановили производство танков Pz.Kpfw.III, и предприятие сконцентрировалось на выпуске САУ StuG III, которую в очередной раз модифицировали. Новая серия получила маркировку StuG 40 Ausf.F/8. Основные изменения коснулись корпуса самоходки (его сделали более технологичным и удобным). Толщину кормового бронелиста увеличили до 50 мм, при этом толщина лобового бронирования оставалась неизменной (80 мм). Буксировочные серьги конструкторы выполнили в виде кронштейнов, представлявших собой продолжение корпуса. Кроме того, изменился внешний вид люков доступа к трансмиссии (в передней части машины) и к двигателям (в кормовой части).

Конструкторы отказались от прибора дымопуска предыдущих моделей, который использовался для маскировки САУ, а также от складывающихся антенн, поэтому деревянные предохранительные короба для них убрали.

На StuG 40 Ausf.F/8 устанавливалась пушка, имевшая однокамерный дульный тормоз. В начале 1943 года над люком заряжающего с правой стороны крыши на машины модификаций F/8 начали устанавливать защитный щиток для пулемёта MG-34. С мая 1943 года на САУ, уцелевшие в боях, начали монтировать бронированные бортовые экраны, которые эффективно защищали их от попаданий кумулятивных снарядов и бронебойных пуль ПТР. С сентября по декабрь 1942 года было изготовлено 250 САУ StuG 40 Ausf.F/8.

С декабря 1942 по март 1945 года предприятие Alkett выпускало последнюю, наиболее удачную и самую массовую серию САУ – StuG 40 Ausf.G, которая в различных источниках упоминается также как StuG III Ausf.G.

Больше всего изменения коснулись бронекорпуса. Бронированные ящики для раций убрали, а борта раздвинули до середины надгусеничных полок. На первых машинах серии сохранялась 50-мм лобовая броня, которую усиливали накладными 30-мм броневыми листами, крепившимися к корпусу болтами или сваркой. С апреля 1944 года для изготовления лобовых деталей на предприятии начали использовать 80-мм бронепрокат.

Электрический вентилятор первоначально размещался там же, где и у машин серии StuG 40 Ausf.F, однако позже его перенесли в заднюю часть крыши рубки. Был ликвидирован прибор наблюдения механика-водителя, амбразуру под который в рубках первых машин серии G просто заваривали. Позже конструкторы отказались и от прибора наблюдения механика-водителя, который размещался в левом борту САУ.

С ноября 1943 года на часть самоходок начали вместо старой сварной орудийной маски 75-мм пушки StuK 40 L/48 монтировать новую литую, которая называлась Saukopfblende (нем. – «кабанье рыло»). Обе маски устанавливались на машины до конца войны. С июня 1944 года в сварных масках начали монтировать спаренный пулемёт MG-34, а в октябре того же года он появился и в литых масках.

В САУ, выпущенных после мая 1944 года, в крыше рубки появилось отверстие для мортирки, стрелявшей дымовыми и осколочными гранатами. До этого часть самоходок оснастили дымовыми 90-мм гранатомётами NbK 39, которые устанавливались в передней части рубки (по три слева и справа от орудия).

StuG 40 Ausf.G выпускался с командирской башенкой, улучшавшей обзор для командира машины. Так как бронирование стенок было слабым, с октября 1943 года её стали оборудовать обтекателем – литым щитком, отражавшим пули и осколки.

Первоначально люк заряжающего, располагавшийся в передней правой части крыши рубки, состоял из двух створок – задней и передней, которая в поднятом состоянии служила щитком для пулемёта MG-34. На поздних вариантах самоходки створки люка уже открывались влево и вправо, а пулемёт MG-42, устанавливавшийся на крыше, мог управляться наводчиком дистанционно. Необходимость высовываться из люка теперь возникала только в момент перезарядки оружия. В этом случае наводчика защищали боковые створки открытого люка, которые в открытом положении стояли вертикально, а также небольшой V-образный щиток, монтировавшийся на пулемёте.

Для StuG 40 Ausf.G выпускались гусеницы двух видов – шириной 400 мм (обычные) и 550-мм (так называемые «восточные», предназначавшиеся для повышения проходимости машины на быстро раскисающих тяжёлых грунтах и в снегах Восточного фронта). На поздних версиях САУ конструкторы отказались от обрезинивания поддерживающих катков, что было связано с дефицитом каучука, возникшим в Третьем рейхе к концу войны.

Практически все самоходки серии G получили 5-мм экраны, защищавшие их от попаданий кумулятивных снарядов. У машин возникла лишь одна проблема с экранами – при движении по пересечённой местности они часто цеплялись ими за грунт, поэтому вскоре нижние передние углы экранов стали срезать. С лета 1943 года на CАУ начали наносить специальное покрытие циммерит, предохранявшее их от магнитных мин.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector