7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Танк шерман: американский м-4, вид изнутри, применение в красной армии, сколько было поставлено в ссср, история

Танк «шерман» в СССР

М4А2: самый удачный танк ленд-лиза.

Соединенные Штаты к началу Второй мировой войны не имели, по сути, танковых войск, однако, благодаря мощной технической базе смогли быстро ликвидировать отставание. А боевые действия в Европе выявили необходимость создания маневренного среднего танка с мощным артиллерийским вооружением. Новый танк с 75-мм пушкой, расположенной во вращающейся башне, должен был заменить мощный, но архаичный по конструкции танк М3 («генерал Ли»). Свое имя «Шерман» или «Генерал Шерман» танк М4 получил в честь энергичного генерала армии северян, известного как рядом военных побед, так и активным применением тактики «выжженной земли» на территории южан. 11 декабря 1941 г. танк был принят на вооружение. «Шерман» производился с 1942 по 1945 г. и имел шесть модификаций, отличавшихся прежде всего двигателем и броневой защитой, став вторым по массовости после Т-34 средним танком Второй мировой войны.

Эшелон с советскими танками «шерман» в Румынии, 1944 г.

Танк «Генерал Шерман»: характеристика и поставки по ленд-лизу

Сразу отметим, что в Красной Армии данный танк, как правило, «шерманом» не называли. В документах чаще упоминается лишь модификация. В СССР поставлялись в основном танки М4А2, имевшие следующие характеристики – масса превышала 30 тонн, максимальная скорость по шоссе 48 км/ч., экипаж состоял из 5 человек. Основным вооружением являлась 75-мм пушка длиной ствола в 37,5 калибров способная поражать средние и легкие немецкие танки. Боекомплект состоял из 97 выстрелов. Пулеметное вооружение включало два 762-мм и один 12,7-мм зенитный пулеметы. Броневая защита «шермана» соответствовала требованиям 1942 г., но быстрое развитие немецких противотанковых средств заставляло постоянно усиливать бронирование танка, что естественно не могло быть бесконечным. К тому же в 1943 г. уже было понятно, что на поле боя броня спасает все реже, а перспективной является модернизация и установка более мощного вооружения.

Так появился М4А2(76)W, который мог сражаться практически со всеми немецкими танками. Эта модификация имела 76-мм пушку, ее снаряд на значительной дистанции пробивал броню немецкого «тигра», что было затруднительно для Т-34/85. Бронебойный снаряд советской 85-мм танковой пушки в силу особенностей производства уступал снарядам 76-мм пушки М4А2(76)W по бронепробиваемости на больших дистанциях. При этом наладить массовый выпуск более качественных бронебойных снарядов без смены парка станков на предприятиях СССР оказалось невозможно.

Герой Советского Союза Д. Ф. Лоза

Военные поставки танков М4А2 в СССР начались в конце 1942 г., но велись весьма нерегулярно, что было обусловлено сложностями доставки (северные конвои, южный маршрут через Иран и поставки через Дальний Восток) и реальной военно-политической обстановкой, когда на первое место выходили потребности собственной американской армии и британских союзников. Насколько велика доля танков М4А2 различных модификаций среди бронетехники, попавшей в СССР по программе ленд-лиза? Всего в СССР прибыло с учетом потерь во время перевозок 10395 американских, английских и канадских танков, из них 4065 «шерманов». В Красной Армии появились целые соединения, укомплектованные М4А2, что облегчало обслуживание и ремонт танков. Так, 1-й механизированный корпус из состава 2-й Гвардейской танковой армии на 23 января 1945 г. имел в строю 136 М4А2 и ни одного Т-34. В тоже время, в 9-м Гвардейском танковом корпусе той же армии в этот момент находились в строю 142 Т-34, но полностью отсутствовали «шерманы». В ряде случаев мог быть и смешанный состав. Например, 8-й Гвардейский танковый корпус имел по списку на 16 июля 1944 г. 76 Т-34 и 140 М4А2.

В целом, в отличие от большинства других танков, поставлявшихся по ленд-лизу, М4А2 получил в Красной Армии положительную оценку. Помимо просторного боевого отделения достоинством танка стало наличие мощных радиостанций, позволявших обеспечивать связь и управление танковыми подразделениями. К недостаткам М4А2 отнесли достаточно значительную высоту танка, делавшую его более заметной целью для противника, проблемы с применением в сложных климатических условиях, а также низкое качество брони у первых машин.

Танк «шерман» в СССР

М4А2: самый удачный танк ленд-лиза.

Танк М4

Соединенные Штаты к началу Второй мировой войны не имели, по сути, танковых войск, однако, благодаря мощной технической базе смогли быстро ликвидировать отставание. А боевые действия в Европе выявили необходимость создания маневренного среднего танка с мощным артиллерийским вооружением. Новый танк с 75-мм пушкой, расположенной во вращающейся башне, должен был заменить мощный, но архаичный по конструкции танк М3 («генерал Ли»). Свое имя «Шерман» или «Генерал Шерман» танк М4 получил в честь энергичного генерала армии северян, известного как рядом военных побед, так и активным применением тактики «выжженной земли» на территории южан. 11 декабря 1941 г. танк был принят на вооружение. «Шерман» производился с 1942 по 1945 г. и имел шесть модификаций, отличавшихся прежде всего двигателем и броневой защитой, став вторым по массовости после Т-34 средним танком Второй мировой войны.

Танк «Генерал Шерман»: характеристика и поставки по ленд-лизу

Сразу отметим, что в Красной Армии данный танк, как правило, «шерманом» не называли. В документах чаще упоминается лишь модификация. В СССР поставлялись в основном танки М4А2, имевшие следующие характеристики — масса превышала 30 тонн, максимальная скорость по шоссе 48 км/ч., экипаж состоял из 5 человек. Основным вооружением являлась 75-мм пушка длиной ствола в 37,5 калибров способная поражать средние и легкие немецкие танки. Боекомплект состоял из 97 выстрелов. Пулеметное вооружение включало два 762-мм и один 12,7-мм зенитный пулеметы. Броневая защита «шермана» соответствовала требованиям 1942 г., но быстрое развитие немецких противотанковых средств заставляло постоянно усиливать бронирование танка, что естественно не могло быть бесконечным. К тому же в 1943 г. уже было понятно, что на поле боя броня спасает все реже, а перспективной является модернизация и установка более мощного вооружения.

Так появился М4А2 (76)W, который мог сражаться практически со всеми немецкими танками. Эта модификация имела 76-мм пушку, ее снаряд на значительной дистанции пробивал броню немецкого «тигра», что было затруднительно для Т-34/85. Бронебойный снаряд советской 85-мм танковой пушки в силу особенностей производства уступал снарядам 76-мм пушки М4А2 (76)W по бронепробиваемости на больших дистанциях. При этом наладить массовый выпуск более качественных бронебойных снарядов без смены парка станков на предприятиях СССР оказалось невозможно.

Военные поставки танков М4А2 в СССР начались в конце 1942 г., но велись весьма нерегулярно, что было обусловлено сложностями доставки (северные конвои, южный маршрут через Иран и поставки через Дальний Восток) и реальной военно-политической обстановкой, когда на первое место выходили потребности собственной американской армии и британских союзников. Насколько велика доля танков М4А2 различных модификаций среди бронетехники, попавшей в СССР по программе ленд-лиза? Всего в СССР прибыло с учетом потерь во время перевозок 10395 американских, английских и канадских танков, из них 4065 «шерманов». В Красной Армии появились целые соединения, укомплектованные М4А2, что облегчало обслуживание и ремонт танков. Так, 1-й механизированный корпус из состава 2-й Гвардейской танковой армии на 23 января 1945 г. имел в строю 136 М4А2 и ни одного Т-34. В тоже время, в 9-м Гвардейском танковом корпусе той же армии в этот момент находились в строю 142 Т-34, но полностью отсутствовали «шерманы». В ряде случаев мог быть и смешанный состав. Например, 8-й Гвардейский танковый корпус имел по списку на 16 июля 1944 г. 76 Т-34 и 140 М4А2.

Читать еще:  Подводная лодка для морского спецназа России

В целом, в отличие от большинства других танков, поставлявшихся по ленд-лизу, М4А2 получил в Красной Армии положительную оценку. Помимо просторного боевого отделения достоинством танка стало наличие мощных радиостанций, позволявших обеспечивать связь и управление танковыми подразделениями. К недостаткам М4А2 отнесли достаточно значительную высоту танка, делавшую его более заметной целью для противника, проблемы с применением в сложных климатических условиях, а также низкое качество брони у первых машин.

Боевое применение танка: от Кавказа до Порт-Артура

Первые эпизоды боевого применения М4А2 в СССР отмечены в январе 1943 г. на Северо-Кавказском фронте. Если в течении 1943 г. в силу нерегулярности поставок количество М4А2 на советско-германском фронте оставалось относительно невелико, то с 1944 г. «шерманы» стали встречаться все чаще. Примером успешного применения «шерманов» являются действия танкового батальона 9-го Гвардейского механизированного корпуса под командованием Д. Ф. Лозы в районе венгерского города Веспрем в марте 1945 г. Грамотно организовав танковую засаду, командир батальона добился практически полного уничтожения немецкой колонны из 29 единиц бронетехники, а также значительного количества автомашин.

Командиром взвода «шерманов» с апреля 1944 г. являлся Михаил Иванович Шуйдин — в дальнейшем известный цирковой артист. Он отличился при форсировании Березины и в боях под Вильнюсом. За ряд успешных действий в ходе операции «Багратион» был представлен к званию Героя Советского Союза и награжден орденом «Красное Знамя».

Последней военной кампанией, где Красная Армия использовала «шерманы», стала советско-японская война, когда при отсутствии сплошной линии фронта и тяжелой бронетехники у противника М4А2 вместе с советскими Т-34 проявили свои маневренные качества. В России до наших дней танки «шерман» сохранились в ряде музейных коллекций. Например, их можно увидеть в музее Победы на Поклонной горе, мемориальном комплексе Ленино-Снегири на 42-м километре Волоколамского шоссе, музее бронетанковых войск в Кубинке.

Танк шерман: американский м-4, вид изнутри, применение в красной армии, сколько было поставлено в ссср, история

Первые 26 «Шерманов» прибыли в СССР в ноябре 1942 года. Первой новые танки получила 5-я гвардейская танковая бригада и 563-й отдельный танковый батальон Северо-Кавказского фронта. 5 января 1943 года 563-й отдельный батальон насчитывал девять «Шерманов» и 21 МЗ «Стюарт», а 5-я гвардейская танковая бригада 17 января 1943 года имела только два «Шермана», четыре МЗ «Ли», 16 МЗ «Стюарт» и 18 «Валснтайнов».

В соответствии с приказом № 08/ ОР командующего фронтом 563-й отдельный батальон вошел в состав 5-й гвардейской танковой бригады. При этом все «Шерманы» из обеих частей были собраны в составе 5-й ГвТБ, а 563-го батальон получил девять танков МЗ «Стюарт» из состава 5-й гвардейской бригады.

Эти перестановки имели целью полностью перевести батальон на легкие танки, поскольку его планировалось испольювать в морском десанте в Южной Озерейке.

Танк М4А2 «Шерман» старшего лейтенанта Сумарокова, 3-й Украинский фронт, зима 1944 года.

БТ-5 и М3А1 «Стюарт», 192-я танковая бригада. Калининский фронт, декабрь 1942 года.

Танки М4А2 «Шерман», 71-й отдельный танковый полк, 5-й гвардейский кавалерийский корпус, 2-й Украинский фронт, Румыния, сентябрь 1944 года.

М4А2 «Шерман», 6-я танковая армия 2-го Украинского фронта, Ботошаны, Румыния, август 1944 года.

Танки М4А2 «Шерман», 6-я танковая армия, Румыния, август 1944 год.

Подбитые и брошенные тачки М4А2 «Шерман» из неустановленной части, район Ковеля, апрель 1944 года.

Немецкий танк М4А2 «Шерман» из 14-й танковой дивизии. Прежде танк принадлежал части 2-го Прибалтийского фронта, октябрь 1944 года.

Колонна танков М4А2 «Шерман», 5-я гвардейская танковая армия, май 1944 г.

М4А2 «Шерман», 2-я танковая армия, район Люблина, июль 1944 года. Колонна польской пехоты из 1-й пехотной дивизии.

M4A2(76W) «Шерман», 1-й гвардейский механизированный корпус. Танк поддерживает действия пехоты, Вена, апрель 1945 года.

Лейтенант И. Г. Дронов и сержант Н. Идрисов на фоне «Шерман», 1-й гвардейский механизированный корпус, Вена, 16 апреля 1945 года.

Танки М4А2(76) «Шерман», 9-й гвардейский механизированный корпус 6-й гвардейской танковой армии, Вена, апрель 1945 года.

M4A2(76)W «Шерман», 1-й гвардейский механизированный корпус, Вена, апрель 1945 года.

M4A2(76)W «Шерман», 2-я танковая армия 1-го Белорусского фронта, Берлин, апрель 1945 года.

Танки М4А2(76) «Шерман», 2-й Украинский фронт, Берлин, май 1945 года.

Верхний снимок — Средние танки М4А2 «Шерман», неизвестная кавалерийская часть, Польша, осень 1944 года. Танк оснащён гусеницами Т49.

Нижний снимок — M4A2(76)W «Шерман», 2-я танковая армия 1-го Белорусского фронта, Берлин, апрель 1945 года.

М4А2(76) «Шерман», 64-й гвардейский танковый полк 2-го Белорусского фронта, район Гданьска, январь 1945 года.

М4А2 «Шерман», неизвестная часть. Переправа в районе Нарвы, февраль-март 1944 года.

Верхний снимок — «Шерман», 2-я танковая армия, предместья Люблина, 26 июля 1944 года.

Нижний снимок — M4A2(76)W «Шерман», 9-й механизированный корпус, 6-я танковая армия, Забайкальский фронт, Манчжурия, август 1945 года.

Советские танкисты хорошо приняли танки М4А2 «Шерман». 23 октября 1943 года 5-я гвардейская танковая бригада докладывала:

«Благодаря большой скорости, танк М4А2 очень удобен для преследования, имеет большую маневренность. Вооружение вполне соответствует его конструкции, так как имеет осколочные и бронебойные снаряды (болванки), пробивная способность которых очень высокая. 75-мм пушка и два пулемета „Браунинг“ в работе безотказны. К недостаткам танка относится большая высота, что является мишенью на поле боя. Броня, несмотря на большую толщину (60 мм), недоброкачественна, так как были случаи, когда на дистанции 80 метров она пробивалась из ПТР. Кроме того, был ряд случаев, когда Ю-87 при бомбёжке обстреливали танки из 20-мм пушек и пробивали боковую броню башни и бортовую броню, в результате чего были потери среди экипажей. По сравнению с Т-34 М4А2 более легко управляемы, более выносливы при совершении длительных маршей, так как двигатели не требуют частой регулировки. В бою эти танки работают хорошо».

Плавность хода «Шерманов» оценили пехотинцы-десантники. Старые солдаты вспоминали, что во второй половине 1944 года танки М4А2 использовались для охоты на немецких фаустников. На танк взбиралось шесть-восемь автоматчиков, которые привязывали себя ремнями к скобам на броне. Танк ехал, а солдаты обстреливали все подозрительные объекты на расстоянии 100–150 м от танка.

Такой тактический приём получил прозвище «метла». Для его выполнения подходили только «Шерманы». На Т-34 из-за слишком жёсткой подвески десант трясло и ни о какой прицельной стрельбе не могло идти и речи. Следует также отметить больший комфорт для экипажа «Шермана» по сравнению с «тридцатьчетвёркой».

В июле 1943 года в 48-ю армию Центрального фронта прибыл 299-й отдельный танковый полк, располагающий 38 танками М4А2. Но массовое оснащение танковых частей Красной Армии танками «Шерман» началось только весной 1944 года.

Можно выделить два типа частей, оснащенных танками М4А2 «Шерман»: отдельные смешанные танковые полки и танковые или механизированные корпуса. Полки обычно имели в составе 11 танков М4А2 и десять «Валентайнов IX». Они действовали в составе общевойсковых армий на различных фронтах.

Танковые и механизированные корпуса входили в состав танковых армий. Например, 3-й Сталинградский гвардейский механизированный корпус действовал в составе 3-го белорусского фронта 22 июня 1944 года, располагал 196 танками: 110 М4А2, 70 «Валентайнов IX», 16 Т-34. 2-й и 4-й гвардейские механизированные корпуса были полностью оснащены советскими танками.

3-й гвардейский танковый корпус (1-й Прибалтийский фронт) также оснащался союзническими танками. 15 августа 1944 года в корпусе имелось 99 «Шерманов» и 23 «Валентайна IX». В мае 1944 года союзническими танками оснастили 1-й механизированный корпус им. Красной Гвардии 1-го Белорусского фронта. В бригадах и полках корпуса находилось 136 танков М4А2, 44 «Валентайна IX», пять «Валентайнов X», 21 самоходка СУ-76, 21 самоходка СУ-85, 43 бронеавтомобиля БА-64 и 47 «Скаут каров». С 29 июля 1944 года корпус участвовал в боях под Слуцком и Барановичами, а позднее участвовал в освобождении Бреста. 5-я гвардейская танковая армия — главная ударная сила 3-го Белорусского фронта во время операции «Багратион» — была наиболее крупным ударным соединением, оснащённым заметным числом западной техники. Всего в армии имелось 350 танков Т-34. 64 «Шермана», 38 танков «Валентайн IX», 29 танков ИС-2, 23 самоходки ИСУ-152,42 СУ-85:, 22 СУ-76, 21 М10 и 37 СУ-57.

Читать еще:  МиГ 41 - проект тяжелого истребителя-перехватчика, характеристики нового самолета, история создания, последние новости и перспективы

С освобождения Белоруссии начинается качественное развитие советских танковых войск. По степени подготовки, опытности и умению проводить боевые операции советские танковые части сравнялись с частями и соединениями всех уровня вермахта и войск СС.

2 июля 1944 года пять танков «Шерман», ведомых гвардии старшим лейтенантом Г. Г. Кияшко (из 9-й гвардейской механизированной бригады 3-го гвардейского механизированного корпуса) атаковали противника и в первом эшелоне форсировали Березину. Тут танкисты получили приказ сходу ворваться в местечко Красное, а в случае отсутствия сопротивления противника, занять местечко. Гарнизон противника не ожидал атаки, поэтому танки ворвались на улицы городка, забитые немецкими грузовиками. Стреляя из пушек и пулеметов, метая ручные гранаты, давя гусеницами танков, танкисты уничтожали гитлеровскую технику. Несколько танков прорвались к соседней железнодорожной станции.

Командир другого взвода, лейтенант Смирнов, получил от Кияшко сообщение по радио и сумел перехватить два паровоза и несколько вагонов, из которых выгружалось военное имущество. Вскоре гитлеровцы были окончательно выбиты из городка. В ходе боя гвардейцы уничтожили четыре полевые пушки, почти 30 автомобилей, убили 80 немецких солдат, потеряв при этом только один «Шерман» старшины А. Е. Башмакова. Танкисты перерезали шоссе и железную дорогу, ведущую на Минск. Кияшко приказал, что три исправные «Шермана» организовали засаду, а машина Е. Н. Смирнова, которая в результате тарана получила повреждение механизма оборота башни, забрала раненых и отступила в расположение основных сил бригады.

Вскоре оставшиеся советские танки были атакованы немецкой группировкой, отходящей из Минска на Молодечно через Красное. Против экипажей трех советских танков было брошено 20 танков и САУ (в том числе несколько «Пантер») и до батальона пехоты. За несколько часов боя три «Шермана» подбили шесть немецких танков PzKpfw IV, одну «Пантеру» и самоходно-артиллерийскую установку StuG III, уничтожили до роты пехоты. Но силы были не равны. Все советские танки были подбиты, остатки экипажей сумели пробиться к своим.

Между тем, с подходом основных сил бригады бои за г. Красное разгорелись с новой силой. 3 июля, потеряв семь «Шерманов», танкисты город не взяли. Немецкая оборона была прочной. На следующий день, обойдя город с флангов, наши части заставили противника начать отход, а 5 июля в Красное ворвалась советская кавалерия генерала Осликовского и полностью очистила город от немцев.

Шасси танка M4A2(76)W HVSS «Шерман» с 23-дюймовыми гусеницами. Шасси использовалось для пуска генераторов вплоть до конца 60-х гг. Отдельные машины применялись на практике еще в 1996 году! Летом 1945 годи СССР успел получить партию таких танков, которые использовал в войне с Японией.

Танки M4A2(76)W «Шерман», 9-й механизированный корпус 6-й танковой армии. Забайкальский фронт, построение перед началом войны с Японией, 8 августа 1945 года.

Танки «Шерман» использовались в Красной Армии до конца войны. Например, 8-й гвардейский Александрийский механизированный корпус 2-го Белорусского фронта на 14 января 1945 года имел 185 М4А2, пять Т-34, 21 ИС, 21 СУ-85, 21 СУ-76, 53 «Скаута», 52 БА-64 и 19 ЗСУ M17. 9-й гвардейский мехкорпус 2-го Украинского фронта на 10 августа 1944 года насчитывал 100 М4А2, 40 «Валентайн IX» и три СУ-76, а 5-й гвардейский кавалерийский корпус на 5 августа 1944 года имел 26 Т-34, 41 М4А2 и 19 СУ-76. Танки «Шерман» брали Вену (в составе 1-го гвардейского мехкорпуса) и участвовали в Берлинской операции (в составе войск 2-й танковой и 33-й армий). Свой боевой путь в Красной Армии они закончили на Тихом океане: во время войны с Японией в составе войск Забайкальского фронта находилось более 250 этих машин, в 9-м гвардейском мехкорпусе 6-й гвардейской танковой армии было 137 «Шерманов», в 201-й танковой бригаде — 65, а в 48-м отдельном танковом батальоне два Т-34, два «Шермана» и две СУ-100.

История танка Шерман (2 фото)

Американский средний танк «Шерман»

История танка Шерман начинается в 1939 году. Именно тогда американские военные, несколько ошарашенные масштабами танковых баталий Старого Света, вдруг вспомнили, что в американской армии количество этих полезных машин едва превышает три сотни. Причем с большинством из них европейские танки в одном ангаре бы не встали. Генералитет срочно потребовал дать армии средний танк. Надо сказать, что до этого момента американские конструкторы не делали средних танков и не знали чем последние должны отличаться, к примеру, от легких. Руководствуясь, в основном, слухами, которые разведка выдавала за разведданные, конструкторы решили, что средний танк должен быть больше чем легкий и иметь вооружение помощнее. Что понимается в Европе под мощным вооружением было неизвестно, поэтому было решено попросту воткнуть в танк восемь пулеметов и посмотреть, что получится. Так родился средний танк М2. Известно, что из шести членов комиссии Артиллерийского Департамента, первыми увидевшими новый танк, трое застрелились, двое упали в обморок, а один сделался буен и едва не загрыз главного конструктора. В результате вместо 1000 машин было изготовлено чуть меньше сотни, причем их сразу спрятали и никому не показывали. Некоторое их число чуть позже отправили в СССР. Русские в это время рубились с немцами где-то на Волге и готовы были считать танком любой фургон, лишь бы у него были гусеницы.

Немецкие солдаты потешаются над американским М3 «Генерал Ли»

Поскольку в Америке русские методы управления конструкторским процессом считались предосудительными, то никого из конструкторов не расстреляли и даже не сослали на Юкон. Тем не менее, армии был нужен средний танк с мощным вооружением. Кто-то из конструкторов, брат которого воевал в Англии на Харрикейне, предложил довести число пулеметов до двенадцати, но всем уже было ясно, что основным оружием танка должна быть пушка. Оставался открытым воспрос — где эта пушка должна располагаться. Часть проектировщиков, так называемые «башнисты», считала, что согласно новейшим веяниям пушка должна располагаться в башне. Остальные, «корпусники», поднимали их на смех, утверждая, что только идиот воткнет мощную пушку в дурацкую вращающуюся конструкцию. По их мнению, лучшим местом для трехдюймового орудия будет какой-нибудь небольшой выступ на корпусе. В результате было принято компромиссное решение. На танк поставили две пушки, причем ту, что побольше — в корпус, а ту, что поменьше — в башню. При этом злые «корпусники», чтобы посмеяться над «башнистами» в ночь перед испытаниями присобачили на башню еще одну башенку, поменьше, с пулеметом. Дескать хотели башни — подавитесь. Танк назвали М3 «Генерал Ли», хотя многие возражали, считая, что в этом можно усмотреть китайское влияние. В этот раз никто из членов комиссии не застрелился, а в обморок упал только один, что сочли добрым знаком. Танки были отправлены в Африку, где в это время Роммель гонял англичан, останавливась только для того, чтобы намазаться кремом для загара и попить водички. Загнанные аж к Каиру англичане вежливо приняли заокеанский подарок, хотя что у них было на душе — не узнает никто. Эффективность танка превзошла все ожидания: при первом боевом столкновении экипажи трех новейших Pz IIIJ умерли от смеха и поле боя осталось за англичанами. Танк уважительно назвали «Последней надеждой Египта», на что кто-то из танкистов мрачно заметил, что если уж Египет может надеяться только на ЭТО, то Империи — конец. Скоро на театре боевых действий появились и американские танкисты. Немного повоевав, они потребовали, чтобы им дали танк с одной пушкой, но зато в башне. Многие инженеры возражали против такой революционной переделки конструкции, справедливо указывая на то, что в таком танке уже нельзя будет играть в бейсбол, а проекты оборудовать танк душевой окончательно канут в Лету. Но танкисты стояли на своем, указывая на то, что им стыдно воевать на танке, над которым смеются их английские и немецкие коллеги. На сторону танкистов стал генерал Паттон, пообещав пристрелить Главного Конструктора из своего любимого револьвера с перламутровой рукояткой, и инженеры, покряхтев, выдали, наконец, танк нормальной конструкции.
В этом танке как в зеркале отразились все особенности американской танкостроительной школы. В частности, американцы считали, что высота танка обязательно должна превышать его ширину. Кроме того, один из них, в свое время ездивший в командировку в Россию утверждал, что по русским требованиям пушка должна быть как можно короче, чтобы не втыкаться в землю. Ему указывали на то, что танк, обычно, ездит башней вверх, поэтому пушка никуда воткнуться не может, но конструктор уперся, и на танк воткнули пушку, которую у немцев или русских уже постеснялись бы поставить в танк. Новый танк назвали Шерман и отправили в Африку добивать немцев. Танки М3 опять загнали в РОссию — у русских на лето намечался крупный мордобой на какой-то дуге с труднопроизносимым названием, и они были готовы взять любой самоходный сарай, лишь бы у него была пушка. Немцы добивались с трудом, а их новейшие бронемонстры под названием «Тигр» быстро вбили в голову американских танкистов всемирную танкистскую мудрость: «Танки с танками не воюют. По-краней мере с «Тиграми» — точно». Американские танкисты чувствовали себя немного обманутыми — вроде получили, наконец, средний танк, и башня у него есть, а вот, опять не вытанцовывается. При высадке в Сицилии американские танкисты обогатились новым боевым опытом, который гласил, что в задницу можно подбить кого угодно, а также что наступать на врага, у которого нет нормальной противотанковой обороны — сущее удовольствие. Впереди была высадка во Франции.

Читать еще:  Арбалет «Excalibur Micro 355» — мал, да удал

Тем временем русские, выпрямившие, наконец, свою непонятную дугу, сообщили своим союзникам, что Тигр — это фигня, а вот есть у немцев еще одна кошка, «Пантера», так вот та — полный вперед. И вообще, в свете русского опыта, чем длиннее пушка на танке — тем лучше он справляется, если столкнется с танками противника. Конструкторы, наученные горьким опытом начали шевелиться быстрее и как раз к началу высадки в Нормандии представили два опытных образца с длинной, по американским меркам, пушкой. Но военные презрительно обфыркали новую машину, и с десантных катеров бодро запрыгали Шерманы с короткими пушками.

Первые же столкновения с немецкими танками вызвали шквал писем от танкистов к инженеров. Содержание большинства из них сводилось к перечислению того, что танкисты сделают с инженерами, если останутся живы. Надо сказать, что хитрые англичане, получавшие Шерманы от американцев, поставили в некоторые из них длиннющие противотанковые пушки и теперь смело дрались с немцами. Американцы же вынуждены были прибегать ко всевозможным тактическим приемам, военным хитростям и подлостям. В частности, однажды батальон Шерманов притворным бегством заманил несколько Пантер на берег моря. С трудом вскарабкавшиеся на гребень дюны Пантеры узрели наставленные на них жерла орудий главного калибра линкора «Нельсон». Линкор гнусно ухмыльнулся и со словами: «А ну, кто тут маленьких обижает», испарил две Пантеры, вынудив остальных спасаться бегством. Но, естественно, такое не могло продолжаться долго, Шерману была нужна более мощная пушка. Однако при проведении сравнительных испытаний выяснилось, что у длинной пушки слабее фугасный снаряд, меньше боекомплект и вообще, от нее дым и пыль. Военные заспорили. Одни утверждали, что танки с танками не воюют и вообще, пристрастие к длинным стволам говорит о проблемах в сексуальной сфере. Другие, особенно те, кто успел посидеть в Шерманах под огнем Пантер, лезли в драку и кричали, что сейчас разберутся, у кого какие проблемы. Паттон опять стал хвататься за револьвер, но наконец какой-то флегматичный техасец высказался в том смысле, что никто не мешает иметь во взводе и те и другие Шерманы. Снабженцы, которым не улыбалось снабжать танки двумя видами боеприпасов попытались, было, возбухнуть, но им пообщали устроить путешествие до Сен-Ло и обратно в Шерманах с короткими пушками, и те моментально заткнулись.

Ближе к осени 44-го года американские танкисты получили, наконец, Шерманы с длинной пушкой, хотя и немного. Проблемы это, однако, не решало, поэтому были придуманы новые хитрости. В частности, при столкновении с противником полагалось стрелять (и попадать) в него как можно чаще. Случалось, что молодые немецкие танкисты после этого вылезали из танков и ложились на землю, держась руками за уши. В это время их можно было брать голыми руками. Иногда американские танкисты обвешивали свой танк мешками с песком. Такой прием позволял резко увеличить скорость танка, сбросив все мешки разом, а также обмануть недалекий немецкий танк следующим диалогом:

Пантера: Простите, а Вы, случайно, не американский танк М4А3Е8 Шерман?

Шерман: Что Вы, мэм, мне такое и не выговорить.

Пантера: А кто же Вы тогда?

Шерман: По-моему, это очевидно. Я — кучка мешков с песком.

Пантера: А почему Вы тогда движетесь?

Шерман: Не вижу, почему кучка мешков с песком не может двигаться, если ей захочется. К тому же сегодня какой ветер.

Пантера: Так Вы точно не американский танк М4А3Е8 Шерман?

Шерман: Вы можете быть абсолютно уверены в этом.

После этого Пантера, обычно, отъезжала, только для того, чтобы получить бронебойный снаряд в корму. Еще одной военной хитростью было создание танка М4А3Е2 «Джумбо» (вопреки традиции называть свои танки в честь генералов — участников внутриамериканских разборок, этот танк был назван в честь слона, который умел летать на своих ушах). Этот танк, внешне похожий на обычный Шерман, был забронирован по самое не могу. В результате, один из немецких командиров, увидев, как Шерман движется после пятого попадания, заразительно рассмеялся, вылез из своего Тигра и сдался в плен. Говорят, он продолжал смеяться вплоть до самой репатриации.

В результате всех этих мероприятий, а также благодаря тому, что американские танкисты усвоили, наконец, мудрое правило, что семеро на одного — это в самый раз, большиство сражений американцы выигрывали. По-крайней мере, по очкам.

Несмотря на все эти недостатки, американские танкисты любили свои машины. Потому, что тех, кто их не любил переводили на «Стюарты», а с этих танков смеялись даже японцы. Кроме того танк был прост в обслуживании и фирма давала на него трехгодичную гарантию, а поврежденные танки обменивались в сервисных центрах на новые совершенно бесплатно. Танки неплохо ездили по ровным дорогам, а те, что были поставлены в РОссию — и по неровным. Кроме того, в Шермане командир имел отдельное рабочее место и мог во вемя боя вместо того, чтобы суматошно кидать снаряды в пушку почитать книжку или карту, послушать радио или посмотреть в наблюдательные приборы. Недаром, в СССР танк Шерман заслуженно получил почетное прозвище: «Лучший танк для службы в мирное время»

Наконец, нельзя не вспомнить и о темной странице в истории танка Шерман. Этот танк надолго стал символом угнетения чернокожего населения Америки. Дело в том, что заряжающим на Шерман часто ставили негра, и пока остальной экипаж двигал рычагами, стрелял из пушки и пулеметов, орал по радио и вообще занимался интересным делом, несчастный чернокожий танкист вынужден был монотонно кидать в пушку снаряды весом почти в семь кг. 90 снарядов, 600 кг переносил несчастный негр на руках от боеукладки к пушке. Некоторые расистски настроенные командиры Шерманов специально брали двойной запас снарядов, чтобы доставить несчастному заряжающему еще больше работы. И часто над полем битвы неслась, вплетаясь в гром выстрелов и рев двигателей, старинная песня, звучавшая когда-то над плантациями Алабамы и Луизианы:

Енота поймать нелегко, нелегко.
Хахай-эйхо.
Хозяин смеется а луна высоко
Хахай-эйхо.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector